Наследие советской промышленной мощи поставило отечественные Ракетные войска стратегического назначения (РВСН) в неприятную ситуацию. Оказывается, единственный производитель шасси для самоходных пусковых установок баллистических ракет находится за границей — в Республике Беларусь.
РВСН России «оказались в заложниках» у белорусских машиностроителей
Wikipedia // Goodvint
Пусковая установка комплекса "Тополь-М" на шасси МЗКТ-79221

В связи с недавним обострением отношений между двумя соседними государствами — Россией и Беларусью — издание «Военно-промышленный курьер» решило обратить внимание на актуальную проблему. Из-за ряда событий на протяжении последних тридцати лет российские РВСН оказались в прямой зависимости от зарубежной промышленности, а исправления этой ситуации не видно даже на горизонте. Шасси для «Ярсов» и «Тополей-М» безальтернативно белорусские.

Советский Союз славился своей распределенной сетью предприятий военно-промышленного комплекса (ВПК), которые были разбросаны по всей территории государства. Они многократно дублировали друг друга и позволяли рассчитывать, что выведение даже значительной их части из строя не поставит обороноспособность страны под удар.

В результате известных событий конца XX века СССР перестал существовать, а все эти заводы и НИИ оказались в совершенно разных государствах. Например, тягачи и шасси для мобильных ракетных комплексов стратегического назначения производились, в основном, на «Минском автомобильном заводе» (МАЗ). В начале 1990-х ответственное за этот вид деятельности подразделение предприятия «отпочковалось» в «Минский завод колесных тягачей» (МЗКТ), но по-прежнему осталось в Республике Беларусь.

В России не осталось производителей шасси для мобильных ракетных комплексов стратегического назначения Wikipedia // Виталий Кузьмин АПУ 15У175М комплекса РС-24 «Ярс» на шасси МЗКТ-79221

На территории России был аналогичный производитель — «Курганский завод колесных тягачей» (КЗКТ), однако в 2011 году он обанкротился. После этого деятельность предприятия была практически полностью прекращена, его территорию распродали и теперь там находится несколько торговых центров и индустриальный парк. Других площадок для производства вездеходов сверхвысокой грузоподъемности в стране нет.

Проблема заключается в том, что тяжеленные многоосные тягачи способные «везти на горбу» 50−60 тонн или тянуть на прицепе более ста нельзя строить с использованием классической «жесткой» связи колес и двигателя. Колоссальный крутящий момент должен передаваться через некий демпфер, в роли которого выступает, обычно, гидротрансмиссия (реже — электрическая): нет таких относительно дешевых и легких в производстве соответствующих узлов (коробок передач, редукторов) для подобной техники, которые способны выдержать возникающие в ходе эксплуатации ударные нагрузки.

Необходимые технологии производства есть у МЗКТ и были у КЗКТ. Альтернативу пытался разрабатывать КАМАЗ — экспериментальная модель под индексом 7850 была всем хороша «на бумаге», однако в ходе воплощения «в металле» и во время испытаний выяснились некоторые неприятные подробности. Во‑первых, она получилась на десять тонн тяжелее и на столько же менее грузоподъемной, чем аналог от МАЗа. А во-вторых электротрансмиссия вышла гораздо менее надежной, чем планировалось.