Краткая история русского шушпанцера: бронированные тракторы

Краткая история русского шушпанцера: бронированные тракторы

Танк — штука недешевая. Броня, вооружение, ходовая часть, двигатель, дополнительное оборудование, экипаж в конце концов. В свете финансовых затруднений (и, конечно, оригинального мышления) человек не раз пытался заковать в броню… трактор. И хотя большинство подобных эрзац-танков были сконструированы за рубежом, советская военная промышленность тоже породила ряд шушпанцеров. Итак, тракторы, к бою!

Белая гвардия

В начале XX века многие танки базировались на видоизмененном и укрепленном тракторном шасси. Первый бронированный трактор был сконструирован в 1915 году французским инженером Жоржем Фильцем. Российская промышленность «отстала» от легендарного танкотрактора Фильца всего на полгода — в том же 1915-м артиллерийский полковник царской армии Гулькевич разработал и запатентовал первый русский броневик на базе трактора.

Слово «шушпанцер» пришло в нашу речь из интернета. Оно обозначает разнообразную самопальную или серийную необычную бронированную технику, удивительную или уродливую. В этом названии слились два слова: нем. Schutzpanzer («бронетранспортер») и сетевой термин «шушпанчик» — зверушка, которая существует, но никто не знает точно, как она выглядит.

По сути, Гулькевич ничего нового не придумал. Броню уже активно ставили на автомобильные шасси — вспомним хотя бы легендарный «Остин-Путиловский»: на грузовое шасси английского производства Путиловский завод «водрузил» свой кузов. По тому же принципу был скомпонован броневик «Фиат-Ижора» и некоторые другие. Полковник Гулькевич попросту предложил бронировать не автомобили, а тракторы, вот и все. Да, скорость их была меньшей, зато проходимость и грузоподъемность — много большей.

Главному военно-техническому управлению проект понравился, были выделены средства (немалую часть вложил и сам Гулькевич), и в ноябре 1916 года танкотрактор «Илья Муромец» самостоятельно выехал из ворот Путиловского завода.

НИ-1, Одесса, 1941 НИ-1, Одесса, 1941 Легендарные одесские тракторы НИ-1 сложно «подчинить» одной схеме. На некоторые из них устанавливался пулемет, на другие — орудие, а на третьи — деревянный муляж пушки. На схеме изображен самый известный образец НИ-1, оснащенный пулеметом. 1. Корпус. 2. Боковые части корпуса. 3. Моторный отсек. 4. Башня. 5. Грязевые щитки. 6. Бронещиток ходовой части. 7. Маска пулемета. 8. Пулемет «ДШК». 9. Монтажный рым. 10. Инструментальный ящик. 11. Выхлопная труба. 12. Боковые консоли рамы. 13. Передний лист рамы. 14. Буксировочный крюк. 15. Натяжное колесо. 16. Поддерживающий ролик. 17. Ведущее колесо. 18. Каток каретки. 19. Пулемет «ДТ».

Конечно, шасси было избрано иностранное — от американского Allis Chalmers, ранее использовавшегося для буксировки орудий. В ходе установки брони усилили подвеску, поставили форсированный движок мощностью 68 л.с. и дублирующую рубку управления. Спереди машину вооружили двумя спаренными «Максимами», а сзади — 76-мм пушкой. Гулькевич полагал, что «Илья Муромец» будет идти в бой медленно, задним ходом, зато отступать в случае чего — быстро, передним. Впрочем, понятие «скорость» для подобной машины было относительным — больше 15 км/ч выжать из нее было невозможно.

Испытания прошли успешно, и был изготовлен второй танкотрактор Гулькевича, получивший название «Ахтырец». Полковник планировал серийное производство своих броневиков и, вполне вероятно, преуспел бы в этом, если бы не грянула революция. Февральские события не очень-то повлияли на планы Гулькевича, а вот в октябре оба танка были конфискованы большевиками. «Илью Муромца» переименовали в «Красный Петербург» и оставили в Москве, а «Ахтырца» отправили на фронты гражданской войны.

На истребление На истребление Люди, принимавшие участие в героической обороне Одессы, никогда не расшифровывали НИ-1 как «На испуг-1», хотя повсеместно принят именно такой вариант. «На истребление», — говорили они, и в какой-то мере были совершенно правы. Сочетание «На испуг» появилось гораздо позже. Сложно сказать, сколько НИ-1 сохранилось до наших дней. Мы сумели найти следы трёх бронетракторов — двух в Одессе и одного в Киеве (он изображен на рисунке справа). Ещё один бронетрактор хранится в бронетанковом музее в Кубинке, но он является лишь качественной послевоенной имитацией, изготовленной для киносъемок.

К 1923 году потрепанные шушпанцеры исчерпали свой резерв и были отправлены на слом. Так бесславно завершилась первая глава русского шушпанцерства. К слову, в бронечастях Белой армии в феврале 1919 года в Новороссийске тоже было собрано несколько бронетракторов на базе американских Visconsin. По конструкции эти машины были схожи с тракторами Гулькевича. Ходили слухи и о других бронетракторах, документация на которые не сохранилась. В любом случае к 1923 году ни одного бронетрактора (по меньшей мере «засвеченного») уже не существовало. Одни пошли на слом, другие просто канули в Лету. Началась вторая глава.

Суррогаты 30-х годов

К 1930-м годам индустриализация в СССР шла полным ходом, а вот Красная армия по‑прежнему передвигалась, образно говоря, на тачанках. Полноценные танки были дороговаты, а водрузить орудия на бронированные тракторные шасси было делом не столь трудным.

Приказ о разработке броневиков на базе тракторов получил ленинградский завод «Большевик», и уже в августе 1931 года на свет появилась самоходная установка СУ-2. По сути, эта конструкция стала прародительницей всех советских СУ, в том числе могучих СУ-76.

Базировалась СУ-2 на тракторе «Коммунар 9ГУ» и была оснащена 76-мм орудием. В октябре опытный образец с имитацией брони из обычной стали прошел полевые испытания. Машина с экипажем из пяти человек проехала более 30 км, сделала ряд выстрелов, в том числе и на ходу. Никаких «противопоказаний» к ее постановке на серийное производство выявлено не было, но проект неожиданно свернули. Скорее всего, в этом были замешаны внутренние интриги, а не техническая сторона вопроса. Была попытка сконструировать и еще одно шасси СУ-5 с 76-мм пушкой образца 1915 года. Этот трактор прошел испытания в 1932 году, но проект остановили из-за того, что тракторное шасси не могло выдержать более мощного вооружения.

В те же годы была предпринята и еще одна попытка создать бронетрактор. В 1930 году управление механизации и моторизации Красной армии (УММ РККА) одобрило инициативу начальника опытно-конструкторского бюро Н.Н. Дыренкова. Под его руководством было осуществлено бронирование четырех тракторов — трех «Коммунаров 9ГУ» и одного Caterpillar 60. В результате было построено четыре эрзац-танка: Д-10 (пушка и два пулемета, шасси «Коммунар»); Д-11 (пушка и два пулемета, шасси Caterpillar); Д-14 (десантный с экипажем 15 человек); Д-15 (химического нападения с распылителем и резервуарами для отравляющих веществ).

Гаубицы на тракторном ходу Гаубицы на тракторном ходу Н.Н.Дыренков приложил конструкторскую мысль не только к самоходным орудиям, но и к несамоходным. Например, 203-мм гаубица Б-4 1931 года транспортировалась при помощи орудийной повозки с колесами тракторного типа («Коммунар»), а гусеничный ход лафета использовался для маневрирования на позиции. Естественно, при транспортировке гусеничный движитель ставился на нейтраль.

Традиционная гонка привела к катастрофическим недоработкам в конструкции всех четырех танков. Первые три, конечно, прошли на испытаниях порядка сотни километров, но количество недостатков превысило все возможные нормы. Ладно, что на подъемах топливо переставало поступать самотеком в двигатель и тракторы глохли. Не так важен даже факт серьезной неустойчивости тракторов — они переворачивались несколько раз. Но то, что выхлопные газы при работе двигателя поступали в кабину (конечно, не полностью, но ощутимо), стало последней каплей.

К 1932 году вся работа над суррогатными танками Дыренкова была свернута. Последний танк Д-15 даже не был запущен в испытания. Он мертвым грузом простоял некоторое время во дворе завода, после чего был разрезан на металл.

На испуг!

Но самый знаменитый советский танкотрактор появился в Одессе. 5 августа 1941 года румынские войска вплотную подошли к городу, и начался славный период, известный ныне как оборона Одессы. Защитникам не хватало всего: личного состава, оружия, боеприпасов и даже провизии. Особенно не хватало бронетехники: одними пулеметами сдержать наступающих румын было невозможно.

Командование Черноморским флотом помогало всем чем могло, в том числе и людьми, но этого не хватало. Летом 1941 года было принято беспрецедентное решение. Одесский машиностроительный завод им. Январского восстания («Январка») при помощи ряда других предприятий переоборудовал 60 тракторов СТЗ-НАТИ… в броневики.

Сельскохозяйственные машины были обшиты легкой броней толщиной 10−20 мм (или просто стальными листами с судоремонтного завода), на некоторые из них (не на все) установили башни от поврежденных и подбитых танков Т-26 1930-х годов выпуска. Тяжелых пушек в наличии не было, да и не выдержали бы тракторы подобной нагрузки, и на самодельные «танки» были установлены мелкокалиберные орудия и пулеметы. На те тракторы, для которых пушек не хватило, установили муляжи орудий! Самым лучшим вариантом было вооружение двумя 7,62-мм пулеметами ДТ-29, но такая роскошь досталась менее чем половине «танков». В атаку замечательные шушпанцеры шли задним ходом, потому что самым уязвимым их местом были передние скаты гусениц.

15 сентября обороне города пришел приказ «продержаться еще несколько дней» — до прибытия подкрепления. 20 сентября 1941 года отряд из 60 бронированных тракторов в составе 210-го бронетанкового батальона принял участие в боевых действиях под селом Великий Дальник на Южном секторе обороны. Ставка была сделана скорее на психологический эффект, нежели на боевую мощь: тракторы издавали чудовищный шум, к тому же румынское командование было уверено в том, что силы города на исходе и ни о каких боевых машинах речи идти уже не может.

Трактор «Коммунар» Трактор «Коммунар» Именно эта машина, выпускавшаяся с 1924 по 1931 год, послужила шасси для самоходного орудия CУ-2 и суррогатных танков конструкции Дыренкова.

Сумасбродная ночная атака бронетракторов имела оглушительный успех. Включенные сирены и прожектора, дикий грохот и стрекотание пулеметов вкупе с неожиданностью вынудили румын не просто отступить с насиженных позиций, а откровенно бежать. Именно после этой легендарной атаки трактор получил название НИ-1 (или «На испуг»).

Собственно, во время Второй мировой войны целый ряд заводов выпускал подобные эрзац-танки. Практически все они базировались на тракторах СТЗ и были похожи между собой как родные братья. До наших дней дошло несколько НИ-1 — в Одессе и в Киеве. Правда, стоит отметить, что не все сохранившиеся экземпляры советских бронетракторов точно идентифицированы: на многие не было даже документации, они собирались буквально «на коленке».

ХТЗ-16

Оборона Харькова была гораздо более тяжелой, нежели оборона Одессы. Отсутствие выхода к морю и поддержки флота плюс гораздо более активное наступление не позволили удержать город.

Killen-Strait: первый танк Killen-Strait: первый танк Бронированная машина Killen-Strait на базе серийного трактора оказалась катастрофически уязвимой для ударов по незащищённым гусеницам (особенно передним), и испытания единственного изготовленного экземпляра закончились ничем. Броня для трактора (за исключением башни) была снята с серийного броневика марки Delaunay-Belleville. Сам шушпанцер был собран в июне 1915 года в Лондоне военнослужащими 20-й эскадрильи Королевской школы авиации ВМС. 30 июня 1915 года Killen-Strait был торжественно продемонстрирован в парке Уэмбли Первому лорду Адмиралтейства сэру Уинстону Черчиллю и главе министерства вооружений Дэвиду Ллойд-Джорджу. Трактор успешно продирался через деревянные заграждения, окопы и траншеи, но на вооружение он так и не был принят: проволочные препятствия наматывались на переднюю гусеницу — управляемую, но без привода. Поэтому проволочные заграждения танк брал только задним ходом. Черчилль был впечатлён успехами бронированной машины и в последующее время активно поддерживал развитие бронетанковой техники в Великобритании. До сегодняшнего дня сохранились разве что фотографии странной машины.

20 июля 1941 года Госкомитет обороны выпустил постановление «Об экранировке легких танков и о бронировании тракторов». Харьковский тракторный завод (ХТЗ) должен был стать одним из основных производителей бронированной тракторной техники. Тем не менее за базу бронетрактора приняли машину Сталинградского тракторного завода СТЗ-3 (хотя испытывали и другие тракторы). Шасси усилили и «подогнали» под гусеницы для более мощного СТЗ-5 в целях лучшей проходимости. Кабину демонтировали, на ее месте разместили бронированную (толщина — до 25 мм) рубку с 45-мм танковой пушкой. Новый бронетрактор получил индекс ХТЗ-16 и был поставлен на производство в Харькове. Детали для него должны были поступать с Новокраматорского машиностроительного завода (НКМЗ), а бронелисты — с Мариупольского завода им. Ильича. Разработку трактора вели специалисты НАТИ.

Создатели попросту не успели. В начале сентября 1941 года началось производство ХТЗ-16, а 15 сентября немцы уже завершили окружение советских войск под Киевом. Германская армия наступала стремительно: 18 сентября была взята Полтава, — и было принято решение эвакуировать ХТЗ вместо ранее планируемой круговой обороны. Более того, к моменту эвакуации Новокраматорского завода он успел поставить не более сотни боекомплектов для тракторов, что в любом случае ограничивало возможности выпуска.

Командование имело указание удержать Харьков до 23 октября, чтобы обеспечить полную эвакуацию заводов и населения. Героические части советских войск справились: Харьков был взят лишь 20 октября, все стратегически важные объекты успели эвакуировать. Но вернемся к танкотрактору.

До начала эвакуации ХТЗ успел выпустить около 50 машин, хотя изначально суммарно на СТЗ и ХТЗ планировали собрать 800 тракторов. Они принимали участие в боях за Харьков. Вот, собственно, и все. ХТЗ-16 представляли собой полноценные боевые агрегаты, способные отразить атаку противника, что они и делали — в том небольшом количестве, в котором были выпущены. В отличие от НИ-1, ни одного ХТЗ-16 в классическом виде не сохранилось.

Помимо Одессы и Харькова, бронетракторы (правда, выпущенные «самопалом», в одном-двух экземплярах) воевали в Ленинграде. Данных об этих машинах практически нет. Занимательные шушпанцеры используются и сегодня — в местных конфликтах Венесуэлы, Кубы, Камбоджи, Судана и других стран. Мне кажется, эта странная ветвь военной техники вряд ли когда-нибудь отомрет. Всегда найдется очередной оригинал, которому придет в голову заковать в броню мирного труженика полей.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№10, Октябрь 2009).
Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Комментарии

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии.