РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Хлыст Посейдона: Суперторпеда

Технотриллеры Тома Клэнси и голливудские фильмы навязывают читателям и зрителям мнение, что тактика подводной войны напоминает неторопливую шахматную партию. Однако эти представления давно устарели

Секретное оружие

Дело в том, что российский подводный флот уже с конца 1970-х годов располагает оружием, по сравнению с которым обычные торпеды и обычная тактика настолько же архаичны, как лук и стрелы по сравнению с автоматами и пулеметами.

Первые упоминания об этом российском оружии в прессе были связаны со шпионским скандалом вокруг Эдмунда Поупа: он якобы пытался приобрести чертежи секретной суперторпеды. До того момента широкой публике не было известно о ней практически ничего (впрочем, и сейчас информации совсем немного) — даже ее название («Шквал») мало что говорило непосвященным.

Между тем, «Шквал» — оружие не новое. Разработки скоростной торпеды начались в 1963 году, а через год состоялись первые пуски прототипов на озере Иссык-Куль. Потребовалось еще 13 лет, чтобы доработать конструкцию, и в 1977 году на вооружение ВМФ СССР поступила скоростная ракета-торпеда «Шквал» (ВА-111). Однако, несмотря на столь почтенный возраст, до сих пор оружие не имеет аналогов, а многие детали остаются секретными.

Подводные «болиды»

Уникальность суперторпеды — в скорости. Однако разница между «Шквалом» и обычными торпедами огромна — такая же, как между болидом «Формулы-1» и Ford T: их максимальная скорость отличается во много раз. Скорость обычных торпед составляет 60−70 узлов, в то время как «Шквал» может развивать под водой скорость 200 узлов (370 км/ч, или 100 м/с) — абсолютный рекорд для подводного объекта.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В воде развить такую скорость непросто: мешает сопротивление среды — под водой оно примерно в 1000 раз больше, чем в воздухе. Для разгона и поддержания столь большой скорости торпеде требуется огромная тяга, ее нельзя получить от обычных двигателей и реализовать с помощью гребных винтов. Поэтому в качестве движителей «Шквал» использует ракетные ускорители. Стартовый ускоритель — твердотопливный, с тягой в несколько десятков тонн, он разгоняет торпеду до крейсерской скорости за 4 секунды и затем отстреливается. Далее начинает работать маршевый двигатель. Он тоже реактивный, на гидрореагирующем топливе, содержащем алюминий, магний, литий, а в качестве окислителя использует забортную воду.

Однако даже реактивным двигателям не под силу постоянно преодолевать сопротивление водной среды на такой огромной скорости. Изюминка «Шквала» — в эффекте суперкавитации. На самом деле, «Шквал» — скорее ракета, чем торпеда (иногда его так и называют — «ракета-торпеда»), и она не плывет, а летит в газовом пузыре (каверне), который сама и создает.

Как работает суперкавитация

В носовой части ракеты-торпеды «Шквал» расположена специальная деталь — кавитатор. Это эллиптической формы плоская толстая пластина с заточенными краями. Кавитатор немного наклонен к оси торпеды (во фронтальном сечении он круглый) для создания подъемной силы на носу (на корме подъемная сила создается рулями). При достижении определенной скорости (около 80 м/с) вблизи края пластины кавитация достигает такой интенсивности, что образуется гигантский «пузырь», обволакивающий торпеду. При этом гидродинамическое сопротивление движению значительно уменьшается.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

На самом деле, одного лишь кавитатора недостаточно, чтобы получить каверну нужного размера. Поэтому в «Шквале» используется дополнительный «наддув»: сразу за кавитатором в носовой части расположены отверстия — дюзы, через которые каверна «наддувается» от отдельного газогенератора. Это позволяет увеличить каверну и охватить весь корпус ракеты-торпеды — от носа до кормы.

Обратная сторона медали

Революционные принципы, положенные в основу конструкции «Шквала», имеют и свою обратную сторону. Одна из них — невозможность обратной связи, а стало быть, и отсутствие системы самонаведения: излучение гидролокаторов не может «пробить» стенки газового пузыря. Вместо этого торпеду программируют до запуска: в систему управления вводят координаты цели. При этом, разумеется, учитывают упреждение, то есть рассчитывают вероятное местонахождение цели в момент поражения торпедой.

«Шквал» не умеет и поворачивать. Торпеда движется строго по прямой к заранее рассчитанной точке встречи с целью. Система стабилизации постоянно отслеживает положение торпеды и ее курс и вносит коррективы с помощью выдвижных рулей, едва касающихся стенок «пузыря», а также за счет наклона кавитатора — малейшее отклонение грозит не только потерей курса, но и разрушением каверны.

Замаскировать запуск «Шквала» невозможно: торпеда издает сильнейший шум, а газовые пузыри всплывают на поверхность, образуя отлично видимый след. Один из разработчиков, присутствовавший при испытаниях на озере Иссык-Куль, сказал нам: «На что похож запуск "Шквала"? Представьте себе, как будто бог морей Посейдон взял в руки хлыст: свист и грохот, а затем очень быстро убегающий вдаль прямой, как стрела, след от хлыста на водной глади».

Убийца авианосцев

Американцы иногда называют «Шквал» (впрочем, наряду с другими видами вооружений — ракетами «Гранит», например) «убийцей авианосцев». Действительно, одна из возможных задач «Шквала» — выведение из строя авианосца или даже всей авианосной группы (боеголовка торпеды предполагалась ядерной). Ведь, несмотря на отсутствие скрытности и «прямолинейность», уйти или защититься от «Шквала» (а тем более — от залпа двух таких торпед) практически невозможно: за 100 секунд подводного «полета» к цели крупное судно или подводная лодка не успеют ни изменить курс (или хотя бы погасить набранную скорость), ни принять какие-либо контрмеры. В результате погрешность попадания «Шквала» не превышает 15−20 м, что при такой мощной боеголовке смертельно.

Загрузка статьи...