Быстролетящий лом из твердого и тяжелого металла до сих пор остается лучшим оружием против танка

Пробитые насквозь броневые плиты, имитирующие многослойную броню, наглядно показывают, что против уранового лома пока нет приема

История бронетанковых войск — это история противостояния брони и снаряда. Периодически то один, то другой соперник вырывался вперед, что, как правило, приводило либо к фактической неуязвимости танков, либо, наоборот, к значительным их потерям. В 70-е годы тучи сгустились над снарядом. Хотя журналисты, под впечатлением значительных потерь танков от противотанковых ракет во время арабо-израильской войны Судного дня (1973 год), предрекали смерть танка, военные аналитики понимали, что это была одна из последних войн, в которой ключевую роль играли танки с традиционной броней из монолитной стали. Во всех танкостроительных державах полным ходом велась разработка новых броневых конструкций, основанных на многослойной комбинированной броне. СССР, значительно опередивший своих противников в этой гонке, к тому времени уже десять лет строил танки Т-64 с комбинированной броней (правда, они не предназначались для экспорта и в войне 1973 года не участвовали). 105-миллиметровая пушка, стоявшая на большинстве танков НАТО того периода, справиться с этими танками не могла. Работы по увеличению бронепробиваемости велись по нескольким направлениям, одним из которых был обедненный уран (ОУ).

Бесплатный сыр

Бронепробиваемость снаряда, то есть толщина брони, которую снаряд способен пробить, зависит в большой степени от поперечной нагрузки, которую снаряд может оказать на броню. А она тем выше, чем, с одной стороны, выше его масса и, с другой стороны, чем меньше диаметр снаряда. Возникающее противоречие можно решить, повысив плотность материала сердечника. Основным кандидатом здесь является вольфрам, имеющий плотность 19,3 г/см3, то есть почти в 2,5 раза больше стали. Однако вольфрам дорог, редок и весьма трудоемок в обработке. Обедненный уран, имеющий практически такую же плотность (19,03 г/см3), значительно менее машиноемок и, кроме того, фактически бесплатен для любого государства, имеющего ядерную программу. Правда, он немного радиоактивен, весьма токсичен (всего в пять раз менее ядовит, чем ртуть), да к тому же еще и пирофорен, то есть имеет склонность воспламеняться на воздухе, особенно в порошкообразной форме при нагревании. Это, разумеется, создает значительные проблемы при производстве изделий из него.

Заменитель вольфрама

По мнению ряда исследователей, впервые попытались применить уран в кинетических боеприпасах еще в фашистской Германии в конце войны, чтобы компенсировать «вольфрамовый голод», от которого страдал Рейх. Разумеется, эти попытки не отличались каким-либо системным подходом. После поражения Германии документация попала в руки стран-победителей и наверняка была внимательно изучена.

В новое время первые (известные) попытки по использованию ОУ в кинетических боеприпасах были предприняты США в начале 60х годов для танковых боеприпасов калибра 105 и 120 мм. Работы были свернуты, поскольку на испытаниях не было обнаружено преимуществ урановых перед новыми образцами вольфрамовых боеприпасов. Кроме того, технология производства изделий из ОУ не была отработана, что вело к значительным разбросам в составе сплава. Прорыв произошел в 1973 году, когда был разработан сплав урана с 0,75%-ным содержанием по массе титана (обозначаемый U-0.75Ti), технология производства которого была очень быстро доведена до совершенства. Новые баллистические испытания, в особенности с автоматическими пушками малого калибра, вполне убедительно продемонстрировали преимущества урана перед вольфрамом в бронепробиваемости и заброневом действии на цель, хотя объяснение этому было дано значительно позже. В результате США сделали стратегический выбор в пользу обедненного урана и не отступают от него уже 30 лет. Уран используется американцами в бронебойных подкалиберных снарядах 105 и 120-миллиметровых орудий танков «Абрамс», 25-миллиметровой пушки БМП «Брэдли» и 30-миллиметровой пушки штурмовика А-10.

Урановый клуб

Штатам изрядно досталось в последнее время за «ядерные» боеприпасы от различных экологических организаций, ангажированных журналистов и взбудораженного общественного мнения. При этом забывают, что не только США, но и большинство танкостроительных держав обратились к «урановому решению» кризиса бронебойных снарядов 70-х годов и все соответствующие национальные программы завершились освоением технологии производства боеприпасов из обедненного урана и принятием на вооружение урановых подкалиберных снарядов. Такие снаряды, кроме США, были приняты на вооружение Великобританией, Францией, по некоторым данным, Израилем и, разумеется, СССР. Советский Союз, который также начал работы над урановыми боеприпасами не позднее 70-х годов, столкнулся с кризисом бронепробиваемости только в 80-е годы, когда страны НАТО наконец полным ходом запустили перевооружение своих войск танками, использующими новые достижения в области бронирования. В эти годы и были приняты на вооружение советские урановые снаряды. При этом получилось, что и новый американский танк с улучшенным бронированием М1А1 «Абрамс», и призванный пробивать его броню советский урановый снаряд 3БМ32 поступили в войска в одно и то же время, сохранив на время паритет брони и снаряда.

Главным же отличием США от других танкостроительных стран является то, что США вообще не имеют сейчас других подкалиберных снарядов, кроме урановых, и в то время как остальные страны используют в мирное время боеприпасы из вольфрама, храня запасы урановых снарядов на случай «большой войны», Соединенные Штаты во всех локальных конфликтах последнего времени, в которых они принимали участие, без колебаний использовали урановые снаряды. Например, во время операции «Буря в пустыне» только сухопутные войска израсходовали 9552 танковых и 1,7 млн малокалиберных урановых снарядов, оставив на иракской и кувейтской земле больше 200 т обедненного урана.

Родственник напалма

Почему же уран оказался лучше вольфрама? Народная молва, зачарованная волшебным словом «уран», рисует фантастические картины чуть ли не миниатюрной ядерной реакции, якобы «прожигающей» броню. В действительности преимущества обедненного урана как материала бронебойных сердечников лежат в совершенно неядерной области. Как показали эксперименты, обедненный уран, благодаря некоторым своим физическим свойствам, в первую очередь низкой теплопроводности, создает во время пробития зоны так называемого абляционного срезания, по которым сердечник послойно срабатывается, проходя через броню, что вызывает эффект «самозатачивания». Боеприпасы же, изготовленные из вольфрама, показывают очень малую склонность к абляции, в результате чего, вместо того чтобы срабатываться, наконечник сердечника расплющивается в грибообразную шляпку (напоминающую сработанное долото) и из-за растущего диаметра сердечника (а значит, и снижения поперечной нагрузки на пробиваемую броню) снаряд гораздо быстрее тормозится.

Справедливости ради отметим, что результаты последних испытаний с особо высокими ударными скоростями показали, что преимущество урана с ростом скорости уменьшается и при скорости порядка 2 км/с (современные боеприпасы имеют ударную скорость 1,5−1,7 км/с) графики бронепробиваемости уранового и вольфрамового боеприпаса пересекаются. Предполагается, что это вызвано тем, что на такой скорости вольфрам начинает также демонстрировать эффект абляционного срезания.

Однако другими очень важными достоинствами урана при пробитии брони являются уже упоминавшиеся выше как его недостатки при производстве пирофорность и токсичность. Пробив броню, остатки уранового сердечника вспыхивают, создавая пожар внутри пораженного танка и наполняя боевое отделение токсичными газами. Именно из-за прекрасного заброневого действия урановых снарядов вероятность того, что от урана в ближайшее время откажутся, крайне мала.

Обсудить на Guns.ru

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№10, Октябрь 2003).