Настоящие камикадзе не были террористами. Японские летчики времен Второй мировой добровольно отдавали свою жизнь за родину

19 октября 1944 года. Остров Лусон, главная база японской авиации на Филиппинах. Совещание командиров истребительных частей проводит вице-адмирал Ониси…

Двух дней пребывания в новой должности вице-адмиралу хватило для того, чтобы понять — ни он, ни подчиненные ему люди не смогут выполнить тех функций, которые на них возлагаются. То, над чем Ониси принял командование, пышно называлось Первым Воздушным флотом — но на деле представляло собой всего лишь три десятка потрепанных в боях истребителей «Зеро» и несколько бомбардировщиков «Бетти». Для того чтобы предотвратить американское вторжение на Филиппины, здесь был сосредоточен огромный японский флот, включавший два суперлинкора — «Ямато» и «Мусаси». Самолеты Ониси должны были прикрывать этот флот с воздуха — но многократное превосходство противника в воздушных силах делало это невозможным.

Ониси рассказал своим подчиненным то, что они понимали и без него — японский флот на грани катастрофы, лучшие корабли через несколько дней будут пущены на дно торпедоносцами и пикировщиками с американских авианосцев. Потопить авианосцы с помощью самолетов-истребителей невозможно, даже если вооружить их бомбами. На «Зеро» нет прицелов для бомбометания, а у их пилотов — нужных навыков. Впрочем, был один самоубийственный в полном смысле этого слова выход — истребители, снабженные бомбами, будут врезаться во вражеские корабли! Подчиненные Ониси согласились с вице-адмиралом — иного способа покончить с американскими авианосцами у них нет. Через несколько дней была создана «Эскадрилья специальных атак Божественного ветра» — «Камикадзе Токубецу Когекитай».

Самопожертвование как тактика

Сейчас слово «камикадзе» стало понятием нарицательным, так называют любых террористов-смертников, а в переносном смысле — и просто людей, которые не заботятся о собственной безопасности. Но настоящими камикадзе были не террористы, а солдаты — японские летчики времен Второй мировой войны, добровольно решившие отдать свою жизнь за родину. Конечно, на войне любой рискует своей жизнью, а некоторые даже сознательно ею жертвуют. Нередко и командиры отдают приказы, у исполнителей которых нет никаких шансов остаться в живых. Но камикадзе — единственный в истории человечества пример, когда смертники были выделены в особый род войск и специально обучались для выполнения своей миссии. Когда в штабах разрабатывали для них тактику, а в конструкторских бюро проектировали специальную технику…

После того как с идеей использования камикадзе выступил вице-адмирал Ониси, самопожертвование перестало быть инициативой отдельных летчиков и получило статус официальной военной доктрины. Между тем Ониси всего лишь придумал, как эффективнее использовать ту тактику борьбы с американскими кораблями, которую де-факто уже применяли японские пилоты. К 1944 году состояние авиации Страны восходящего солнца было плачевным. Не хватало самолетов, бензина, но прежде всего — квалифицированных пилотов. В то время как школы в США готовили сотни и сотни новых летчиков, в Японии не существовало сколько-нибудь эффективной системы подготовки резерва. Если преуспевшего в воздушных боях американца тут же отзывали с фронта и назначали инструктором (поэтому, кстати, американские асы не блещут большим числом сбитых самолетов), то японец, как правило, воевал до своей гибели. Поэтому от кадрового пилотского состава, начинавшего войну, через пару лет не осталось почти ничего. Замкнутый круг — малоопытные пилоты действовали все менее эффективно и гибли все быстрее. Сбывалось пророчество погибшего к тому времени адмирала Ямамото: еще в 1941-м один из организаторов атаки на Пёрл-Харбор предупреждал, что к длительной войне его страна не готова.

В этих условиях и появились первые примеры того, как слабообученные японские пилоты, которые не могли попасть бомбой с американский корабль, просто врезались в противника. Пикирующий на палубу самолет сложно остановить — даже если зенитки нанесут ему множество повреждений, он своей цели достигнет.

Адмирал Ониси решил, что подобную «инициативу» можно узаконить официально. Тем более, что боевая эффективность врезающегося в палубу самолета будет гораздо выше, если он начинен взрывчаткой…

Первые массированные атаки камикадзе состоялись на Филиппинах 25 октября 1944 года. Несколько кораблей были повреждены, а эскортный авианосец «Сен-Ло», в который попал единственный «Зеро», — потоплен. Успех первых камикадзе привел к тому, что опыт Ониси решили широко распространить.

Смерть — не самоцель

Вскоре было сформировано четыре воздушных соединения — «Асахи», «Сикисима», «Ямадзакура» и «Ямато». Туда принимали только добровольцев, ведь гибель в воздушном вылете для пилотов была непременным условием успешного завершения боевой задачи. А к моменту капитуляции Японии почти половина оставшихся в строю морских летчиков была переведена в отряды камикадзе.

Общеизвестно, что слово «камикадзе» обозначает «Божественный ветер» — ураган, который в XIII веке погубил вражеский флот. Казалось бы, при чем тут Средневековье? Однако, в отличие от техники, с «идеологическим обеспечением» у японских военных все было в порядке. «Божественный ветер», как считалось, послала тогда богиня Аматэрасу, покровительница безопасности Японии. Послала в тот момент, когда ничто уже не могло помешать завоеванию ее страны 300-тысячным монголо-китайским войском хана Хубилая. Вот и сейчас, когда война подступила к самым границам империи, страну должен был спасти «Божественный ветер» — на этот раз воплотившийся не в природное явление, а в молодых парней, желающих отдать за отечество свою жизнь. В камикадзе видели единственную силу, способную остановить американское наступление буквально на подступах к Японским островам.

Соединения камикадзе могли казаться элитными по внешним атрибутам их деятельности, но не по уровню подготовки. Попавший в отряд боевой летчик в дополнительном обучении не нуждался. А камикадзе-новичков готовили даже хуже, чем обычных летчиков. Их не учили бомбометанию или стрельбе, что позволяло резко сократить сроки подготовки. По мысли армейского руководства Японии, только массовая подготовка камикадзе могла остановить американское наступление.

О камикадзе можно прочитать массу странных сведений — например то, что их не учили посадке. Между тем совершенно понятно, что если летчика не научить посадке, то первым и последним для него станет отнюдь не боевой, а первый же учебный вылет! Вопреки распространенному мнению, довольно редким явлением на самолетах камикадзе были сбрасываемые после взлета шасси, не дававшие возможности приземлиться. Чаще всего летчикам-смертникам предоставляли обычный изношенный истребитель «Зеро», а то и пикировщик или бомбардировщик, нагруженный взрывчаткой — и переделкой шасси никто не занимался. Если летчик во время вылета не находил достойной цели, он должен был вернуться на военную базу и ждать следующего задания руководства. Поэтому несколько камикадзе, совершавших боевые вылеты, дожили и до нынешнего дня…

Первые налеты камикадзе произвели тот эффект, на который они были рассчитаны — команды американских кораблей были сильно напуганы. Однако довольно быстро выяснилось, что врезаться во вражеский корабль не так-то просто — во всяком случае, для летчика низкой квалификации. А уж уворачиваться от американских истребителей камикадзе и подавно не умели. Поэтому, увидев невысокую боевую эффективность смертников, американцы несколько успокоились, а японское командование, наоборот, было озадачено. Между тем для камикадзе уже был придуман такой самолет, который, по замыслу его создателей, было бы трудно сбить истребителям. Причем автор идеи Мицуо Ота «пробивал» проект еще до того, как были созданы первые отряды пилотов-самоубийц (что еще раз показывает — идея камикадзе в тот момент носилась в воздухе). То, что было построено по этому проекту на фирме «Йокосука», было скорее не самолетом, а единственной в своем роде управляемой человеком бомбой…

Крылатая ракета с пилотом

Крошечный самолетик MXY-7 «Ока» (в переводе с японского «Цветок вишни») напоминал немецкую планирующую бомбу, придуманную в конце войны. Однако это была совершенно оригинальная разработка. Планирующей бомбой управляли по радио с самолета-носителя — а установленные на ней реактивные двигатели давали возможность бомбе маневрировать и не отставать от запустившего ее самолета. «Ока» управлялась сидевшим в ней камикадзе, а реактивные ускорители служили для того, чтобы на подходе к цели разгонять самолет-бомбу до скорости почти 1000 км/ч. Считалось, что на этой скорости «Оки» будут неуязвимы как для зенитного огня, так и для истребителей.

Характерно, что в этот период в штабах велись исследования относительно использования тактики камикадзе и в других сферах. Например, были созданы управляемые человеком торпеды, а также подводные мини-лодки, которые сначала должны были запустить во вражеский корабль торпеду, а потом врезаться в него сами. Летчиков-смертников планировали использовать для таранных атак американских «Летающих крепостей» и «Либерейторов», подвергавших бомбардировкам японские города. Позже появились и… сухопутные камикадзе, толкавшие впереди себя тележку со взрывчаткой. Таким оружием в Квантунской армии пытались справиться с советскими танками в 1945-м.

Но, безусловно, главной целью камикадзе были американские авианосцы. Управляемая крылатая ракета, несшая тонну взрывчатки, должна была если не потопить авианосец, то, по крайней мере, сильно повредить его и надолго вывести из строя. «Ока» подвешивалась под двухмоторный бомбардировщик «Бетти», который должен был как можно ближе подобраться к американской эскадре. На расстоянии не более 30 км камикадзе пересаживался из бомбардировщика в «Оку», управляемая бомба отделялась от носителя и начинала медленно планировать в нужном направлении. Три твердотопливных ракетных ускорителя работали всего лишь в течение десяти секунд, поэтому включать их надо было в непосредственной близости от цели.

Первое же боевое применение самолетов-бомб стало настоящим побоищем. Но жертвами были отнюдь не экипажи американских кораблей, а японские летчики. Необходимость подлетать к цели довольно близко делала бомбардировщики-носители очень уязвимыми — они входили в зону действия палубных истребителей авианосцев и тут же сбивались. А совершенные радиолокаторы, имевшиеся в то время у американцев, позволяли обнаружить приближавшееся соединение противника, будь то группа камикадзе, носители самолетов-бомб, обычные бомбардировщики или торпедоносцы. Кроме того, как выяснилось, разогнавшаяся под действием ускорителей крылатая ракета плохо маневрировала и не очень-то точно наводилась на цель.

Таким образом, спасти Японию от поражения в войне камикадзе не могли — и тем не менее добровольцев, желавших записаться в авиачасти специального назначения, было достаточно вплоть до момента капитуляции. Причем речь шла не только об экзальтированных, не нюхавших пороху юнцах, но и об успевших повоевать летчиках. Во‑первых, японский морской летчик так или иначе уже привыкал к мысли о собственной гибели. В американской морской авиации была отлажена эффективная система поиска сбитых пилотов в море с помощью гидросамолетов и подводных лодок (так спасли, в частности, бортового стрелка торпедоносца «Эвенджер» Джорджа Буша, будущего президента США). А сбитый японский летчик чаще всего тонул в море вместе со своим самолетом…

Во‑вторых, господствовавший в Японии синтоизм порождал особое отношение к смерти. Эта религиозно-философская система давала пилотам-смертникам надежду после выполнения задания приобщиться к сонму многочисленных божеств. В-третьих, чем дальше, тем более

неизбежным казалось поражение Японии, а японские военные традиции капитуляцию не признавали.

Конечно, страшен любой фанатизм. И все-таки пилоты-камикадзе были участниками войны и действовали против армии противника. В этом их принципиальное отличие от современных террористов-смертников, которых без всяких оснований называют этим словом.

Да и те, кто руководил японскими камикадзе, не были циниками, которые хладнокровно распоряжаются чужими жизнями, не желая при этом жертвовать собственной. Вице-адмирал Такидзиро Ониси после капитуляции Японии избрал для себя выход, название которого не нуждается в переводе с японского — харакири.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№11, Ноябрь 2004).