25 мая 1953 года на пустынном Французском плато в штате Невада проходила испытания огромная 280-мм полустационарная пушка Т-131, внешне напоминавшая орудия Первой мировой войны. Раздался выстрел, и через 25 секунд пустыня осветилась ярчайшей вспышкой, затмившей солнечный свет, а еще через мгновение к небу стало подниматься грибовидное облако. Впервые в истории человечества был произведен выстрел ядерным боеприпасом.

Джентльменские договоренности

Зачем же понадобилось создавать ядерную пушку, когда уже был надежный источник доставки ядерных боеприпасов — стратегическая авиация? Однако стратегические бомбардировщики хороши для тотальной ядерной войны, которая после появления в начале 50-х ядерного оружия и у СССР стала равносильна самоубийству. Другое дело «ограниченная ядерная война», причем на третьей территории. Именно к такой военной доктрине и склонилось правительство США: допустимость массированного применения ядерных боеприпасов калибром в несколько килотонн на строго ограниченном пространстве. Интересна позиция Советского Союза в этом щекотливом вопросе. Официальные средства массовой информации (а неофициальных в СССР и не было) всегда выступали с резкой критикой новой доктрины, утверждая, что любое ограниченное применение ядерного оружия автоматически приведет к глобальной ядерной войне. Любопытно вот что — этот тезис никогда жестко не ставился в речах советских руководителей. Наоборот, руководства СССР и США очень четко выдерживали рамки всех послевоенных конфликтов, как в географии, так и в типах применяемых вооружений. Причем настолько, что создавалось впечатление о тайных договоренностях. Однако никаких документов о реальной советской военной доктрине тех времен у нас нет, а вот в НАТО доктрина ограниченной ядерной войны была принята и оставалась в силе до начала 1990-х годов.

Первый атомный гигант

Стратегические бомбардировщики 1950−1960-х годов мало подходили для нанесения ядерных ударов по передовым позициям войск. С уменьшением весогабаритных характеристик ядерных боеприпасов (ЯБП) эффективными носителями ядерного оружия могли бы стать истребители-бомбардировщики. Но они имели ряд существенных недостатков. Их применение зависело от погоды, времени суток и насыщенности ПВО противника, и у них было весьма велико время реакции (от подачи заявки до нанесения удара). Наиболее оптимальным вариантом было предоставление корпусам и дивизиям собственных средств доставки ядерных боеприпасов. В 1950—1960-е годы такими средствами могли быть классические или безоткатные артиллерийские орудия, а также неуправляемые тактические ракеты. США приступили к работам по всем трем направлениям. Аналогично, хотя и с некоторым запозданием, поступили и в СССР. Тактическое ядерное оружие могло потребоваться Советскому Союзу только в одном случае — если он собирался вести ограниченную ядерную войну.

Уже в конце 1940-х годов в США началась разработка огромных атомных пушек. В результате в 1952-м была принята на вооружение 280-мм пушка Т-131, представлявшая собой полустационарную установку. Вес установки в боевом положении составлял 42,6 тонн, в походном — 75,5 тонн. Перевозить суперпушку можно было двумя тягачами и только по шоссе. На инженерную подготовку позиции к стрельбе требовалось несколько часов. Стреляло орудие ядерными снарядами мощностью 15 кт (¾ от мощности бомбы, сброшенной на Хиросиму). Пушка была доставлена в Европу для усиления корпусов армии США и оставалась на вооружении до 1963 года.

Трансформаторы и конденсаторы

В 1954 году и в СССР началось проектирование гигантских самоходных орудий для стрельбы ядерными боеприпасами. На всякий случай было решено создать три типа ядерных суперорудий: пушку, миномет и безоткатное орудие, калибрами существенно превышающие американские атомные пушки. Огромный калибр появился в результате неспособности советских ядерщиков изготовить компактный боеприпас.

Через год в Ленинградском ЦКБ-34 были закончены чертежи и выдана в производство документация на 406-мм пушку СМ-54 (2А3), стрелявшую специальным выстрелом «Конденсатор» (кстати, по нему часто именовали и всю систему).

Вес снаряда составлял 570 кг, максимальная дальность стрельбы — 25,6 км. Изготовление монстра было поручено заводу «Баррикады». На Кировском заводе для орудия сделали шасси, получившее название «объект 271». Первый образец СМ-54 покинул ворота Кировского завода в 1957 году. Окончательный вес установки составил 64 тонны. Всего изготовили 4 гигантских самоходных орудия.

Практически одновременно к проектированию 420-мм гладкоствольного миномета 2Б2 «Ока» приступило СКБ МОП. В 1957 году опытный образец самоходной минометной установки для стрельбы специальным выстрелом «Трансформатор» был готов. Ствол миномета длиной свыше 20 метров был сделан из единой заготовки. Вес установки составил 55,3 т, дальность стрельбы — 45 км, скорострельность — один выстрел в 5 минут. Гусеничное шасси («объект 273») для миномета изготовил все тот же Кировский завод.

«Конденсатор» и «Трансформатор» не проходили ни по мостам, ни под путепроводами, не вписывались в железнодорожный габарит и не могли развернуться в городе. После долгих раздумий было приняло решение не принимать гигантов на вооружение и прекратить работы по обеим системам.

Параллельно в ЦНИИ-58 под руководством легендарного конструктора Василия Грабина было создано 420-мм безоткатное орудие С-103 на шасси тяжелого танка. Испытания опытного образца установки проводились на полигоне Ржевка под Ленинградом. Но 29 ноября 1956 года на 101-м выстреле ствол был разорван, и установка полностью разрушилась.

Мини-системы

В конце 1950-х годов американским ученым-атомщикам удалось резко сократить весогабаритные характеристики тактических ядерных боеприпасов, и в 1957 году в США принимается на вооружение 203-мм снаряд М-422 с ядерным зарядом W-33 мощностью 2 кт. Снаряд предназначался для стандартных самоходных гаубиц М-110. В 1963 году принимается на вооружение М-454 — первый снаряд для стандартных натовских гаубиц М123А1, М109 и М198 калибра 155 мм. Снаряд оснащался ядерной частью W-48 мощностью 0,08 кт и весил всего 58 кг.

СССР лет на 15 отстал от США по созданию ядерных зарядов малого калибра для обычных орудий. Лишь в 1964 году началось проектирование 240-мм мины 3БВ4 в обычном (дальность стрельбы 9,5 км) и активно-реактивном (18 км) вариантах для 240-мм минометов — буксируемых М-240 и самоходных «Тюльпан»; 203-мм снаряда 3БВ2 для 203-мм гаубицы Б-4М (18 км) и 152-мм снаряда 3БВ3 для 152-мм гаубиц — буксируемых Д-20 и самоходных «Акация» (17,4 км). Расчет атомных орудий имел специальные защитные костюмы и по возможности после выстрела пытался укрыться в складках местности или в окопах. Благодаря этому, а также малой мощности боеприпасов доза облучения обслуживающего персонала была невелика.

Таким образом, и в США и в СССР средством доставки тактических ядерных боеприпасов стали обычные метательные артиллерийские орудия (судя по всему, этих снарядов давно уже нет на складах — точных данных о сроках хранения спецбоеприпасов не существует, но учитывая большое количество электроники в системах предохранения, они были невелики и составляли всего несколько месяцев). Спецбоеприпасы должны были действовать в интересах корпусов и дивизий. Но военная мысль двигалась дальше — а почему бы не придать ядерное оружие полкам и батальонам?

Переносная Хиросима

Для оснащения ядерными боеприпасами батальонов сухопутных и воздушно-десантных войск, а также подразделений диверсантов, в США в 1961 году была принята на вооружение система безоткатных гладкоствольных орудий «Дэви Крокет», состоящая из легкого 120-мм орудия М28 и тяжелого 155-мм орудия М29. Оба орудия стреляли одинаковым снарядом ХМ-388 с ядерной боевой частью W-54У1 мощностью 0,01 кт. Надкалиберный каплеобразный снаряд стабилизировался в полете хвостовым оперением. Он укреплялся на поршне, который вставлялся в ствол с дульной части и отделялся после выстрела. Дальность стрельбы у М28 была невелика — от 1 до 2 км, а максимальное круговое вероятное отклонение (КВО) составляло 288 м. У М29 дальность — от 1 до 4 км и КВО — 340 м.

Под стволом орудий закреплялся пристрелочный стволик калибра 20 мм у М28 и 37 мм — у М29. Легкое орудие М28 устанавливалось на треноге и при переноске вручную на поле боя быстро разбиралось на 3 части, вес которых не превышал 18 кг.

Тяжелое орудие М29 устанавливалось в кузове ¼-тонного автомобиля на тумбовом лафете. Этот же автомобиль перевозил шесть выстрелов и треногу, с которой можно было вести огонь с земли. Расчет состоял из четырех человек. Кроме того, тяжелое орудие М29 могло устанавливаться на гусеничном бронетранспортере М113, а орудия М28 и М29 — транспортироваться по воздуху и сбрасываться с парашютом.

Безоткатный ответ

Советским ответом на «Дэви Крокет» стал комплекс двух 230-мм безоткатных орудий «Резеда» на шасси БТР-60ПА. Стрельба велась неуправляемым надкалиберным твердотопливным реактивным снарядом 9М-24. Диаметр боевой части снаряда составлял 360 мм при общей длине снаряда 2,3 метра! Вес всего снаряда 9М-24 — 150 кг, вес боевой части — 90 кг. Максимальная дальность стрельбы — 6 км, минимальная — 2 км. КВО — 200 м. Однако проект по неизвестным причинам был прекращен.

Вместо него в 1968 году КБП приступило к проектированию тактических ракетных комплексов «Таран» и «Шиповник» со специальными боевыми частями. Комплекс «Таран» предназначался для танковых, а «Шиповник» — для мотострелковых полков. Согласно тактико-техническим требованиям максимальная дальность стрельбы должна была составлять 6−8 км, а минимальная — 1−2 км. КВО по наблюдаемым целям ±100 м, по ненаблюдаемым ±250 м.

Пусковая установка комплекса «Таран» размещалась в башне танка Т-64А, что позволяло совершать круговой обстрел. Вес ПУ с боекомплектом из трех ракет составлял 37 т. Дополнительное вооружение комплекса состояло из 10−12 ПТУРС «Таран-1», запускаемых из той же трубы, что и ядерные заряды. Дальность стрельбы ракетами «Таран-1» — до 10 км, бронепробиваемость — не менее 300 мм при попадании в броню под углом 30о к нормали. Экипаж ПУ — три человека. Аналогичная «Тарану» пусковая установка комплекса «Шиповник» с боекомплектом в 2−3 ракеты размещалась на БМП-1.

В начале 1972 года работы по комплексам «Таран» и «Шиповник» были прекращены. Возможно, по тайной договоренности с США, что косвенно подтверждается снятием с вооружения системы «Дэви Крокет» в 1971 году. Полки и батальоны остались без своих переносных «Хиросим».

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№5, Май 2004).