В ходе Гражданской войны на всех фронтах белые применяли лишь 200 танков английского и французского производства. Тем не менее, танки произвели огромное впечатление на руководство РККА. В. И. Бекаури решил «ковать железо, пока горячо» и уже в середине 20-х годов предложил создать телеуправляемый безэкипажный танк, который сейчас бы назвали «танк-киборг»

Начало было положено испытаниями в 1929—1930 годах телеуправляемого трофейного французского танка «Рено», но управлялся он не по радио, а по кабелю. А в 1931—1932-м испытывался уже танк отечественной конструкции МС-1. Он управлялся по радио и, двигаясь со скоростью до 4 км/ч, мог выполнять команды: вперед, вправо, влево, стоп.

Весной 1932 года аппаратурой «Мост-1», а позднее — «Река-1» и «Река-2» был оснащен двухбашенный танк Т-26. В апреле 1932 года на московском химполигоне проводились испытания этого танка. По результатам испытаний было заказано четыре телетанка и два танка управления. Телеаппаратура системы «Остехбюро» образца 1932 года позволяла выполнять уже 16 команд. Летом 1932 года в Ленинградском военном округе был сформирован специальный танковый отряд № 4, целью которого стало изучение боевых возможностей телеуправляемых танков. Танки прибыли в расположение отряда только в конце 1932 года, при этом на части танков аппаратура управления не функционировала. С января в районе Красного Села начались испытания танков на местности.

В 1933 году телеуправляемый танк ТТ-18 (модификация танка МС-1) испытывался с аппаратурой управления, размещенной на месте водителя. Этот танк мог выполнять 16 команд: поворачиваться, менять скорость, останавливаться, снова начинать движение, подрывать заряд ВВ, а при установке специальной аппаратуры ставить дымзавесу или выпускать ОВ. Дальность действия ТТ-18 составляла несколько сот метров. В ТТ-18 переоборудовали не менее 7 штатных танков, но на вооружение система так и не поступила.

Новый этап в разработке телетанков наступил в 1934 году. Так, под шифром «Титан» был разработан телетанк ТТ-26, оснащенный приборами пуска ОВ и съемным огнеметом. Танки ТТ-26 в 1935—1936 годах были выпущены малой серией (55 машин). Управление телетанками ТТ-26 велось с обычного танка Т-26, оснащенного приборами управления. Позже было решено оборудование ТТ-26 установить на танк Т-46, но он не был запущен в серию.

На шасси танка Т-26 в 1938 году был создан танк ТТ-ТУ, который подходил к укреплениям противника и сбрасывал подрывной заряд. На базе быстроходного танка БТ-7 в 1938—1939 годах был создан телеуправляемый танк А-7. Аппаратура управления А-7 весила не более 147 кг. Телетанк был вооружен 7,62-мм пулеметом системы Силина. Но основным оружием танка А-7 были приборы пуска отравляющего вещества КС-60 производства завода «Компрессор». Само ОВ размещалось в двух баках длиной 2550 мм и диаметром 330 мм. Запаса ОВ хватало на гарантированное заражение 7200 м². Кроме того телетанк мог ставить дымзавесу длиной 300−400 м, которая держалась 8−10 минут. И, наконец, на танке была установлена мина, содержавшая 1 кг тротила, дабы в случае попадания в руки врага уничтожить секретное оружие.

Испытания танка А-7 выявили множество конструктивных недоработок — от многочисленных отказов системы управления и до полной бесполезности пулемета Силина: дистанционно управляться он не мог, а от стрельбы «по площадям» толку не было. Создавались телетанки и на базе других машин: велись работы по созданию телемеханического танка на базе танкетки Т-27, телемеханического танка «Ветер» на базе плавающего танка Т-37-А и даже телемеханического танка прорыва на базе огромного пятибашенного танка Т-35.

После упразднения «Остехбюро» за проектирование радиотанков взялись его наследники из НИИ-20. На базе плавающего танка Т-38 (весом 3,34 т) ими была создана «телемеханическая танкетка» Т-38-ТТ (весом 3,37 т). Телетанкетка была вооружена 7,62-мм пулеметом ДТ в башне (боекомплект 63 патрона) и огнеметом КС-61-Т, а также снабжалась химическим баллоном емкостью 45 л и оборудованием для постановки дымзавесы. Огнемет мог выпустить 15−16 огневыстрелов на расстояние 28 м. Длина непросматриваемой дымзавесы при нормальных метеоусловиях достигала 175 м. Еще на телетанкетке размещался подрывной заряд. Танкетка управления имела такое же вооружение, но боекомплект ее пулемета составлял 1512 патронов. Экипаж танкетки управления — 2 человека.

Радиус действия телетанкетки составлял 2500 м.

Первый случай боевого использования советских телетанков произошел в феврале 1940 года в районе Выборга в ходе войны с Финляндией. Перед наступающими линейными танками были пущены телетанки ТТ-26. Однако все они застряли в воронках от снарядов и были расстреляны финскими 37-мм противотанковыми пушками «Бофорс».

Второй и, видимо, последний случай применения телетанков произошел в 1942 году под Севастополем. 27 февраля наши войска применили телеуправляемые танкетки. Это были старые машины типа Т-27, выведенные к тому времени из состава боевых частей и остававшиеся только в учебных подразделениях. Вооружение с танкеток сняли, а взамен поместили мощный заряд тротила. Управлялись танкетки по проводам. Аппаратура дистанционного управления была создана в Москве на заводе № 627 Наркомата электротехнической промышленности под руководством военного инженера 3 ранга А.П. Казанцева. Позже Казанцев стал известным писателем-фантастом. В Крым было доставлено 6 таких танкеток. Утром 27 февраля танкетки выпустили на немецкие позиции. 2 танкетки взорвались на вражеских позициях, еще 2 взорваны до подхода к цели и 2 уничтожены артиллерийским огнем немцев.

Больше телеуправляемые танки в Великой Отечественной войне не применялись. После войны ГБТУ проводило эксперименты с телеуправляемым танком Т-34−85, но они закончились полной неудачей. Эти опыты, а также использование вермахтом радиоуправляемых танкеток в 1942—1945 годах. показали, что создание танка-киборга вполне реально, но при этом телетанк на несколько порядков проигрывает штатному танку по критерию эффективность/стоимость. Так что использование танков-киборгов возможно лишь в особых случаях: для проведения диверсий, разминирования, радиационной разведки на сильно зараженных участках местности и т. п.

Помимо танков-киборгов Бекаури и сотрудники Института телемеханики и связи предложили создать телеуправляемые… доты. При подходе противника пулеметы Максим, в кожухи которых поступает проточная вода для охлаждения, начинают буквально поливать свинцом заданный сектор перед дотом. Аналогично должен был действовать и стационарный огнемет «Рог», снабженный огромной емкостью для огнесмеси — 1300 л! Таким образом, огнеметы могли несколько раз выжечь подступы к доту. Внутри же бетонного каземата не должно быть людей вообще, только по командам оператора включались огнемет и пулемет и вели огонь по заданной программе. Такие доты прошли испытания в середине 30-х годов.

Было начато проектирование и телеуправляемых… поездов. Создавались радиоуправляемые паровозы, хотя установить, для чего они были нужны, автору так и не удалось. А вот мотоброневагон «Ураган» должен был ворваться в расположение войск противника и выпустить несколько сот килограммов сильного отравляющего вещества. Телеуправляемую бронемотодрезину «Смерч» предполагалось оснастить огнеметами и приборами распыления ОВ.

Наибольших успехов «Остехбюро» достигло в проектировании радиофугасов. 11 марта 1927 года специальная комиссия подписала акт о завершении испытаний радиофугасов, которым было присвоено обозначение БЕМИ (Бекаури, Миткевич). В связи с обострением ситуации на Дальнем Востоке 23 января 1934 года 50 радиофугасов БЕМИ в составе отдельной роты были отправлены в Особую Краснознаменную дальневосточную армию.

После разгрома «Остехбюро» радиофугасами занялся целый ряд организаций, в том числе Лаборатория военной академии связи и Центральная лаборатория проводных средств, которые разработали и другие приборы для управления взрывами по радио. К 1941 году на вооружение Красной армии были приняты тактические (ФТД) и стратегические (Ф-10) радиофугасы.

Первое боевое применение стратегических радиофугасов Ф-10 состоялось 12 июля 1941 года, когда взлетели на воздух три здания в поселке Струги Красные, где по данным разведки располагался штаб германского 56-го механизированного корпуса. Три фугаса типа Ф-10, содержавшие по 250 кг тротила, были заложены в подвалах при отходе наших войск. Шифрованные радиосигналы на подрыв радиофугасов были посланы на расстояние 150 км со специальной радиостанции, расположенной в глухом углу Гатчинского лесопарка.

24 сентября 1941 года в 4 часа утра в только что занятом немцами Киеве на Крещатике взлетел на воздух магазин «Детский мир», где расположилась городская комендатура. Вслед за ним взлетели в воздух, буквально рассыпавшись на мелкие обломки, кинотеатр Шанцера, считавшийся памятником европейской архитектуры, здания цирка, гостиницы «Континенталь», консерватории. Все это были здания еще дореволюционной постройки. Рвались мины под жилыми домами, из которых немцы еще не успели выселить жильцов.

Взрывами радиоуправляемых бомб был разрушен практически весь центр Киева. Немцы решили, что взрывы производят диверсанты, прячущиеся в городе. Немецкие власти напрямую через листовки и радиоустановки обратились к предполагаемым организаторам взрывов с требованием хотя бы предупреждать их о предстоящих акциях. Но не дождались. И тогда были расстреляны первые десятки заложников. Их тела и стали первыми захоронениями в Бабьем Яру. Но взрывы продолжались, и тогда нацисты приняли решение ускорить начало акции по уничтожению евреев, наметив для этого день 29 сентября.

3 ноября, накануне октябрьских праздников, был взорван до основания величественный Успенский собор Киево-Печерской лавры, сравнимый по своему величию и красоте с лучшими культовыми сооружениями мира, такими как Исаакиевский собор в Петербурге или собор Парижской богоматери.

22 октября 1941 года в Одессе был взорван радиофугасом дом № 40 на Марзлиевской улице (позже ул. Энгельса), где разместилась германская комендатура.

13 ноября 1941 года в 4 часа 20 минут в Харькове было взорвано несколько фугасов БЕМИ. На воздух взлетело несколько зданий, под обломками которых оказались погребенными десятки офицеров и важных чинов немецкой администрации. Были взорваны здания, которые до этого тщательно проверялись саперами и столь тщательно охранялись, что, казалось, мышь не могла проскочить.

Так началась уникальная по своему замыслу и техническому решению операция нашего Генштаба под кодовым названием «Западня», реализация которой была поручена НКВД. Шифрованные радиосигналы для харьковских фугасов подавались с радиостанции РВ-25, установленной на окраине городка Семилуки.

Однако вскоре взрывы стратегических радиофугасов прекратились. Немцы узнали принцип их работы и в нужное время организовывали мощное радиопротиводействие. Так, к примеру, германскими «заглушками» был сорван взрыв нескольких фугасов в Керчи.

В завершение стоит сказать хотя бы несколько слов о судьбах «Остехбюро» и его бессменного руководителя Владимира Ивановича Бекаури. С начала 1930-х годов на Бекаури и его сподвижников буквально сыпались правительственные награды. В 1932 году он получил орден Красной Звезды, в 1933 году — орден Ленина, а в 1936-м — орден Трудового Красного Знамени, то есть полный тогдашний «иконостас». Однако уже во второй половине 1930-х годов военные начали понимать, что подавляющее большинство «телеизделий» Бекаури — крайне дорогостоящие, но абсолютно бесполезные игрушки. Кроме того, внутри самого «Остехбюро» активно действовали стукачи, стремившиеся свалить Бекаури. Так, Е.Н. Шошков в книге «Репрессированное Остехбюро» (СПб: Мемориал, 1995) пишет, что с 23 июня 1934 года о деятельности работников «Остехбюро» некий А.И. Берг регулярно информировал ОГПУ (а позже НКВД). В письме от 21 июля 1936 года в адрес особого отдела НКВД Балтийского флота А. Берг назвал работы «Остехбюро» антисоветскими.

8 сентября 1937 года Бекаури внезапно был арестован в Ленинграде сотрудниками НКВД и в тот же день этапирован в Москву.

На следствии Бекаури дал несколько противоречивых показаний. Согласно одному из них он был завербован германской разведкой во время своего пребывания в Берлине в 1932 году, а по другим показаниям его вербовка произошла через Тухачевского и Енукидзе. Бекаури признался, что занимался «очковтирательством», а его деятельность прикрывал лично Тухачевский.

8 февраля 1938 году Владимиру Бекаури был вынесен смертный приговор, и в тот же день его расстреляли.

8 сентября 1937 года нарком оборонной промышленности СССР М.Л. Рухимович предлагает разделить Особое техническое управления на три самостоятельных отраслевых института: НИИ-20, НИИ-22 и НИИ-36.

В частности, НИИ-36 занимался морскими делами, и 19 сентября 1937 года ему передается вся флотилия бывшего «Остехбюро». НИИ-22 поручили авиационные дела, и ему, соответственно, передают самолеты и аэродромы. НИИ-20 занялся сухопутными проблемами. Так закончилась одна из величайших авантюр ХХ века, все материалы о которой до сих пор хранятся под грифом «совершенно секретно».

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№5, Май 2005).