Меняю автомат на беспилотник: какую роль сыграли дроны в карабахском конфликте

Карабахский конфликт этого года – первое широкомасштабное боестолкновение, где решающую роль сыграли беспилотные разведывательные и ударные дроны. За развитием конфликта пристально наблюдают ведущие страны, внося правки в свои военные программы. «Популярная механика» поговорила с экспертами в этой области и тоже сделала некоторые выводы.
Меняю автомат на беспилотник: какую роль сыграли дроны в карабахском конфликте

Смена поколений

Азербайджан применяет в конфликте беспилотные аппараты разных стран, поколений и назначений. Например, израильский разведывательно-ударный дрон Harop можно отнести к первому поколению, разработка которого началась в 2001 году. В Нагорном Карабахе Harop был впервые применен в апреле 2016 года – с его помощью уничтожили автобус, везший армянских добровольцев. Это невероятно дорогой дрон-камикадзе, большой (масса – 135 кг, размах крыльев – 3 м), с двигателем внутреннего сгорания и разведывательной электронной системой с радаром – полноценный БПЛА-разведчик, оснащенный боевой частью весом 23 кг. Стоимость такого аппарата на порядок превосходит современные ударные аналоги.

Следующее поколение – опять же израильский барражирующий боеприпас Orbiter 1K, переделанный из разведывательного Orbiter 2. Его взлетный вес составляет уже 13 кг, вес боевой части – 3 кг, дальность – 100 км. Он оснащен электрическим двигателем и запускается с резиновой катапульты.

Израильский барражирующий боеприпас Orbiter 1K

Но больше всего прославились турецкие оперативно-тактические средневысотные БПЛА Bayraktar TB2. Разработанный турецкой компанией Baykar Makina, Bayraktar TB2 в 2014 году побил мировой рекорд среди БПЛА в своем классе, продержавшись на высоте 8 км 24 часа 34 минуты. По сути, это небольшой беспилотный самолет с двигателем внутреннего сгорания Rotax 912, размахом крыльев 12 м, массой 650 кг и радиусом боевого применения 150 км. Bayraktar TB2 – прорыв не в области технологий, а в эффективности: он несет четыре корректируемых планирующих боеприпаса с лазерной системой наведения MAM-L и MAM-С. Вот на этом остановимся подробнее.

Дешево и сердито

Авиабомбы MAM-L и MAM-С – близкие родственники противотанковых ракет дальнего действия, таких как L-UMTAS, только у них удалили дорогостоящий ракетный двигатель и увеличили площадь оперения для лучшего планирования. Наводятся они аналогично ПТУРам по лазерному лучу, а подсвечивает цель Bayraktar TB2 или другой разведывательный беспилотник. Самый большой MAM-L может нести осколочно-фугасную, термобарическую и тандемную боевую часть весом до 10 кг, а «малыш» MAM-С – 2,5-килограммовую осколочно-фугасную или многоцелевую БЧ. Дальность планирования боеприпасов составляет около 8 км, а точность – до 1 м. В сочетании с Bayraktar TB2 эти боеприпасы – наиболее действенное и бюджетное высокоточное оружие в мире. В разы дешевле, например, американских ракет с лазерным наведением AGM-114 Hellfire, которые устанавливаются на ударные беспилотники MQ-1 Predator. Судя по всему, большая часть ударов азербайджанских БПЛА, засветившихся на видео, приходится как раз на Bayraktar TB2. Причем они уже начинают «охотиться» парами и тройками, что делает классические системы ПВО с ограниченным запасом ракет малоэффективными. Это предшественники роев беспилотников – настоящего кошмара современных систем ПВО.

Bayraktar TB2 - звезда карабахского конфликта

Приемы против лома

Одна из причин высокой эффективности азербайджанских беспилотников – полная неготовность армянской стороны к их массированному применению. Как показывает опыт борьбы с БПЛА в других конфликтах, против них хорошо работают системы радиоэлектронного противодействия и разные изощренные способы, например подмена сигналов GPS. От лазерной подсветки закрывают аэрозольные дымы, которыми оборудуются системы защиты современных танков. Ничего подобного у Нагорного Карабаха нет.

Впрочем, есть кадры, на которых запечатлены совсем другие высокоточные системы – израильские противотанковые ракеты Spike NLOS с дальностью до 25 км, которые наводятся по изображению, передающемуся по оптоволоконному кабелю (он разматывается вслед за ракетой с безынерционной катушки). Радиоэлектронные способы борьбы против такого наведения бесполезны, но подобные ракеты безумно дороги.

У нас

То, что у Армении нет такого вооружения, не означает, что его нет и у России. В классе барражирующих и высокоточных боеприпасов мы не отстаем, даже наоборот. Перспективная аэродинамическая схема барражирующих боеприпасов с «двумя иксами» впервые появилась на российских «Ланцетах» производства ZALA Aero и лишь потом была скопирована ведущим израильским производителем вооружения UVision на Hero-400EC.

Есть у нас и средневысотный дрон большой продолжительности полета – ударный «Орион» компании «Кронштадт», способный нести корректируемые авиабомбы весом 20 и 50 кг – больше, чем у Bayraktar TB2. Создать аналоги MAM-L тоже не проблема – достаточно отрезать ракетный двигатель у противотанковой ракеты дальнего радиуса действия «Вихрь», которую серийно производит КБП. Существуют и наработки в области роев беспилотников: 3 сентября в Санкт-Петербурге был установлен мировой рекорд – 2198 беспилотников не только синхронно поднялись в воздух, но и перестраивались в светящиеся живые картины.

Электрические войны будущего

По словам генерального директора ZALA Aero Александра Захарова, последние конфликты показывают, что наиболее перспективны электрические беспилотники: они превосходят поршневые как по надежности и быстроте подготовки к применению, так и по технологичности производства. Для дальних полетов, скорее всего, будут разработаны гибридные силовые установки – небольшой аккумулятор для взлета и источник, который будет переводить водород или другое горючее в электричество.

Следующим шагом станут системы залпового пуска беспилотников – их сегодня испытывают США, Израиль и Китай. Начнут стремительно развиваться и «мозги» барражирующих боеприпасов: уже сейчас у них на борту более терафлопса. Улучшатся навигация, взаимодействие и автоматическое распознавание целей, а на первое место выйдет скорость принятия решений, которые тоже будут автоматизироваться.

Ни США, ни Китай, ни Россия такие системы пока не экспортируют: очень уж грозное это оружие. Но точно будут, тем более что туда изначально встраивается система контроля. Так как большинство БПЛА ориентируются с помощью традиционных систем навигации – GPS, ГЛОНАСС, Beidou, – при продаже можно жестко прописывать районы применения, например тот же самый Нагорный Карабах. По аналогии с гражданскими дронами DJI, которым на программном уровне запрещено залетать на определенные территории.

Бойцы с автоматами перестают выигрывать сражения. Им на смену приходят очкарики перед экранами высокоточных систем.