Самой большой неприятностью для советских штурмовиков Второй мировой войны, вылетающих на штурм немецких танковых колонн, были германские зенитные самоходные установки (ЗСУ), встречавшие наши самолеты градом огня. Советские танкисты были лишены такой защиты.

В конце войны немцы испытали на Западном фронте, где они несли максимальные потери от авиации противника, новейшую ЗСУ Kugelblitz («Шаровая молния») на шасси танка Т-4. Установка была снабжена двумя 30-мм автоматами Flak 103/38 с ленточным питанием и электроприводами наведения. Суммарный темп стрельбы автоматов составлял 850 выстрелов в минуту — фантастическая по тем временам скорострельность! На нескольких машинах отрабатывалась РЛС управления огнем и активная инфракрасная система для стрельбы ночью. Эти машины на годы опередили время и после войны стали предметом копирования. Опыт применения ЗСУ германскими войсками показал, что нет ничего более эффективного для защиты танковых колонн.

Беззащитные сверху

Советские танкисты были лишены такой роскоши — если над ними не кружили краснозвездные истребители, они мгновенно становились беззащитной целью для немецких штурмовиков. СССР вступил в войну, даже не имея скорострельной зенитной малокалиберной пушки! Попытки установить на шасси легкого танка спарку крупнокалиберных пулеметов ДШК тоже не получила развития. В итоге советские танкисты несли большие потери.

И только в 1947 году в НИИ-58 под руководством Грабина началось проектирование спаренной 57-мм зенитной установки С-68 для ЗСУ-57−2. Серийное производство ЗСУ-57−2 велось с 1955 по 1960 год. Уже к моменту запуска в производство эта ЗСУ стала архаикой: ее отличали малый темп стрельбы (200−240 выстр./мин.), устаревшее обойменное заряжание пушечных автоматов, а также открытая сверху башня. Все это исключало коллективную защиту от средств массового поражения. Обнаружение противника могло производиться только визуально. Но и такие ЗСУ поступили на вооружение всего нескольких танковых полков Советской армии, большинство же танкистов могли рассчитывать только на буксируемые автоматические установки. Между тем в США, где тщательно изучили опыт «Шаровой молнии», уже в 1956 году была запущена в серийное производство модернизированная 40-мм спаренная ЗСУ М42А1 с радиолокационной системой обнаружения и сопровождения целей.

Наш симметричный ответ

Появление у нашего потенциального противника таких установок не осталось незамеченным — почти одновременно с началом серийного производства ЗСУ-57−2 Совмин принимает постановление о разработке новых скорострельных ЗСУ «Шилка» и «Енисей» с радиолокационными системами наведения. Артиллерийские установки для обеих систем были выбраны по классической схеме автоматического оружия — других у нас просто не было. Другие перспективные схемы (револьверная, двуствольная, многоствольная) находились на начальной стадии проектирования.

Формально ЗСУ «Шилка» и «Енисей» не были конкурентами, так как первая разрабатывалась для обеспечения противовоздушной обороны мотострелковых полков и поражения целей на высотах до полутора километров, а вторая — для ПВО танковых полков и дивизий и действовала на высотах до 3 км.

ЗСУ-23−4 «Шилка» была оснащена счетверенной 23-мм пушкой «Амур» 2А10, а ЗСУ-37−2 «Енисей» — спаренной 37-мм пушкой «Ангара». Обе ЗСУ имели ленточную систему питания, жидкостную систему охлаждения стволов, а обнаружение целей и наведение пушек могло производиться не только визуально, но по данным радиолокационного приборного комплекса (РПК). В отличие от устаревшей ЗСУ-57−2 обе новые ЗСУ могли вести огонь с хода. И наконец, обе машины имели довольно эффективную систему защиты от средств массового поражения.

Соломоново решение

В 1961 году на Донгузском полигоне прошли конкурсные испытания обеих систем. Победила, как говорится, дружба. Обе ЗСУ оказались «на уровне». Каждая система имела свои преимущества и недостатки. Так, вес «Енисея» был признан недопустимо большим для мотострелковых полков и ВДВ (27,5 т против 19 т у «Шилки»).

На высотах 200−500 м огонь «Шилки» был эффективнее огня «Енисея», на высотах 1000 м эти показатели сравнимы, а далее шло неоспоримое преимущество «Енисея». На высоте 2000 м вероятность поражения цели типа истребитель МиГ-17 у «Шилки» была равна нулю, у «Енисея» 38%, на высоте 3000 м — 30%. Из-за этого комиссия предложила применять «Енисей» для защиты армейских зенитных ракетных комплексов «Круг» и «Куб», поскольку зона его эффективной стрельбы перекрывала мертвую зону этих ЗРК. Лучшее фугасное действие и бронепробиваемость 37-мм снарядов «Енисея» по сравнению с 23-мм снарядами «Шилки» были более чем очевидны.

Заключение комиссии устанавливало своеобразную «ничью» между двумя комплексами — даже их стоимость была сопоставима. Поэтому было рекомендовано принять на вооружение обе ЗСУ, но по неизвестным для нас причинам на вооружение приняли только «Шилку», работы по «Енисею» были свернуты, хотя премии получили разработчики обеих систем. Правда, в серийное производство «Шилка» пошла лишь в 1964 году — никак не могли довести пушку «Амур». В боекомплект «Шилки» вошли 23-мм бронебойные снаряды БЗТ и осколочно-фугасные ОФЗТ. Бронебойные снаряды БЗТ весом 190 г не имеют взрывателя и взрывчатого вещества, а содержат лишь зажигательное вещество для трассирования и пробивают 25-мм броню на дистанции 400 м. Осколочные снаряды ОФЗТ весом 188,5 г снабжены самоликвидатором с временем срабатывания 5−11 с. Питание автоматов ленточное, на 50 патронов с чередованием снарядов: на четыре осколочных приходится один бронебойный.

В бою

К началу 1970-х «Шилки» полностью вытеснили ЗСУ-57−2 из Советской армии, после чего стали поставляться на экспорт. Первое боевое применение «Шилки» состоялось 7 октября 1973 года, когда одна сирийская ЗСУ сбила два израильских истребителя-бомбардировщика «Фантом».

В ходе октябрьской войны 1973 года ПВО Сирии сбила 98 израильских самолетов. На долю «Шилки» пришлось 11 пораженных целей. А за апрель-май 1974 года из девятнадцати сбитых самолетов «Шилка» уничтожила пять.

Огневые позиции батарей «Шилок» развертывались в обороне в зависимости от условий местности на удалении 600−1000 м от прикрываемых объектов. В ходе наступления они шли в 400−600 м позади головных танков. На марше же «Шилки» распределялись равномерно вдоль колонны войск. В бою «Шилки» действовали автономно, не имея целеуказания от средств ПВО полка или дивизии. Огонь по самолетам открывался с расстояния 1500−2000 м, обычно при визуальном обнаружении цели. РЛС же в бою практически не использовались, поскольку боевые действия велись в основном на пересеченной местности, что не позволяло эффективно реализовать возможности РЛС ЗСУ по дальности обнаружения самолетов. К тому же боевые расчеты «Шилок» имели слабую подготовку и использованию РЛС предпочитали более простое визуальное обнаружение целей. И наконец, РЛС ЗСУ имела ограниченные поисковые возможности.

Как показывали захваченные в плен летчики, «Шилки» создавали буквально море огня и оказывали сильное психологическое воздействие. Пилоты инстинктивно выходили из зоны огня ЗСУ и попадали в зону действия ЗРК. В ходе операции «Буря в пустыне» летчики многонациональных сил старались без необходимости не действовать на высотах менее 1300 м, опасаясь огня «Шилок». По некоторым данным, огнем «Шилки» был тяжело поврежден стратегический бомбардировщик Б-52, который не сумел дотянуть до своей базы на о. Диего-Гарсия.

Шайтан-арба

В Афганистане наши военные были в восторге от «Шилки». Идет колонна по дороге, и вдруг из засады — огонь. Попробуй организуй оборону, когда все машины уже пристреляны противником. Спасение одно — «Шилка». Длинная очередь — и море огня на вражеской позиции. Душманы называли нашу самоходную установку «шайтан-арба». Начало ее работы они определяли сразу и тут же начинали отходить. Тысячам советских бойцов «Шилка» спасла жизнь.

Появился даже специальный «афганский вариант» «Шилки» — ЗСУ-23−4М2. За ненадобностью на нем демонтировали радиоприборный комплекс, за счет чего удалось увеличить боекомплект с 2000 до 4000 выстрелов. Был также установлен ночной прицел.

Шилкоустойчивые самолеты

Принимая на вооружение «Шилку», военные и представители ВПК понимали, что 23-мм пушка «Амур» слишком слаба. Это относилось и к малой наклонной дальности стрельбы, и к потолку, и к слабости фугасного действия снаряда. Масла в огонь подлили американцы, рекламируя новый штурмовик А-10, якобы неуязвимый для 23-мм снарядов «Шилки». В результате чуть ли не сразу после принятия «Шилки» на вооружение в армии начались разговоры о модернизации в плане увеличения огневой мощи и в первую очередь — увеличения эффективного потолка стрельбы и разрушающего действия снаряда.

С осени 1962 года прорабатывалось несколько эскизных проектов установки на «Шилку» 30-мм автоматов. Среди них рассматривался 30-мм автомат револьверного типа НН-30 конструкции ОКБ-16, использовавшийся в корабельной установке АК-230, 30-мм шестиствольный автомат АО-18 от корабельной установки АК-630 и 30-мм двухствольный автомат АО-17 конструкции КБП. Кроме того, испытывался 57-мм двухствольный автомат АО-16, специально сконструированный в КБП для ЗСУ.

26 марта 1963 года на техсовете в подмосковных Мытищах было решено увеличить калибр ЗСУ с 23 до 30 мм. Это в два раза (с 1000 до 2000 м) повышало зону 50-процентной вероятности поражения цели и увеличивало дальность стрельбы с 2500 до 4000 м. Эффективность стрельбы по истребителю МиГ-17, летящему на высоте 1000 м со скоростью 200−250 м/с, возрастала в 1,5 раза. Препятствием стало отверстие для экстракции гильз!

У 30-мм автоматов НН-30, которые планировалось ставить на новую «Шилку», гильзы выбрасываются назад-вниз, тогда как удаление гильз из башни «Шилки» — вперед-вбок. Устранения этого, казалось бы, незначительного недостатка потребовало бы таких значительных переделок в конструкции «Шилки», что проще оказалось построить новую ЗСУ, которая в дальнейшем получила название «Тунгуска» и в 1982 году была принята на вооружение.

Овод, друг Шилки

Тем не менее списывать «Шилки» не стали. С начала 1990-х годов главным для развития ЗСУ становится не увеличение скорострельности и эффективности действия снарядов, а способность обнаруживать низколетящие скоростные цели в условиях пассивно-активных помех, а также бОльшая вероятность уцелеть при массированных налетах авиации противника.

Поскольку возможность обнаружения воздушных целей у «Шилок» ограничена, еще в 1971 году начались работы над созданием специального «пункта управления подразделением ПВО мотострелкового (танкового) полка». Установка, получившая название «Овод-М-СВ», была создана на гусеничном бронированном шасси МТЛ-БУ и предназначалась для управления стрельбой «Шилок» и ЗРК «Стрела-1М». «Овод» оборудовали РЛС «Лук-23», автоматической системой управления огнем ЗСУ и ЗРК, сопряженной с системой ПВО дивизии, и приняли на вооружение в 1978 году под названием ППРУ-1 (подвижный пункт разведки и управления).

С середины 1990-х годов на Ульяновском механическом заводе велась модернизация ЗСУ «Шилки» в варианте «Шилка М4» (ЗСУ-23−4М4 и ЗСУ-23−4М5) с радиолокационной системой управления огнем и «Шилка М5» с радиолокационной и оптиколокационной системами управления огнем. Новые модификации ЗСУ эффективно действуют по целям, летящим на высотах от 25 м до 1500 м (ЗСУ-23−4М4) или от 0 м до 1500 м (ЗСУ-23−4М5), на дальности до 2500 м, при этом скорость поражаемой цели может достигать 500 м/с.

Для поражения бронированных головных частей крылатых ракет был создан специальный 23-мм выстрел с подкалиберным снарядом.

В 1999 году на аэрокосмическом салоне МАКС-99 была представлена установка «Шилка» ЗСУ-23−4М5, на башню которой дополнительно установили четыре ПЗРК «Игла».

В завершение стоит сказать, что сейчас главная задача — суметь спрятать ЗСУ от противника, и особенно от ракет, наводящихся на ее радиолокационное излучение. Для этого применяются отвлекающие устройства, работающие в частотном диапазоне защищаемой РЛС, а также средства постановки аэрозольных и дипольных помех. И если «Шилку» удачно спрятать, скорострельная старушка может достойно встретить самые современные самолеты и крылатые ракеты. Главное, чтобы они летели не слишком высоко.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№4, Апрель 2007).