Пулевая мина — это, по сути, однозарядный пистолет, врытый в землю дулом вверх.

Всем известно, что противопехотная мина взрывается, если на нее наступить или задеть за тонкую проволоку, оказавшуюся на пути (знаменитые «растяжки»). В результате происходит поражение либо силой взрыва (фугасные мины), либо осколками (осколочные мины).

Однако малоизвестная мина ПМП, о которой пойдет речь, стоит особняком. Она не взрывается, а стреляет. И при этом никогда не промахивается — эдакий «подземный снайпер». Мины, кстати, вообще не знают промахов.

Мина в законе

Авторы Оттавской конвенции по запрещению противопехотных мин оставили множество лазеек для их использования. Конвенция гласит: «Противопехотная мина» означает мину, которая предназначена для взрыва от присутствия, близости или непосредственного воздействия человека и при этом выводит из строя, калечит или убивает одного или нескольких человек".

Но, во‑первых, никакая мина вообще не может сработать от «присутствия или близости человека», ибо не обладает разумом и не может определить это самое присутствие или близость. Во всех случаях жертва хоть и непреднамеренно, но сама приводит в действие мину, воздействуя на ее чувствительные элементы — датчики цели. А во-вторых, мина ПМП, согласно Конвенции, таковой вовсе и не является, потому что не взрывается, а — стреляет.

Самострел

Родословная мины ПМП восходит к древним временам, когда охотники и воины использовали различного рода «самострелы». Первоначально это были луки или арбалеты, нацеленные на тропинку и приводившиеся в действие, когда жертва задевала шнурок или бечевку. Позднее для этих целей стали использовать огнестрельное оружие.

Надежность таких самострелов была невелика, и их применение носило разовый характер. Устанавливать пистолет или ружье, нацеливать его, протягивать бечевку и особенно маскировать было долго и сложно. Вдобавок не было никакой гарантии, что пуля попадет в цель, а не пролетит мимо, что чаще всего и случалось.

В процессе решения этой задачи и родились так называемые пулевые мины. В самом общем виде пулевая противопехотная мина представляет собой простейший однозарядный пистолет, врытый в землю дулом вверх. Никаких прицельных приспособлений не требуется. Жертва сама заставит мину выстрелить, наступив на ствол, кончик которого слегка торчит из земли и почти не виден. Не нужен этому пистолету и сложный затвор. Его в пулевой мине нет совсем.

Не боец

Рассмотрим в качестве примера пулевой противопехотной мины советскую мину ПМП, которая была принята на вооружение Советской армии в начале 1960-х годов. Наибольший диаметр этой мины 3,6 см, высота — 12 см, вес — всего 145 грамм. Снаряжается мина 7,62-миллиметровым патроном для пистолета ТТ. Для выстрела необходимо надавить на ее колпачок с усилием от 7 до 30 кг.

При выстреле пуля пробивает стопу или пятку наступившего на нее человека. Эта часть человеческого тела насыщена мелкими, множественными костями, большим количеством сосудов, сухожилий и мышц. Вместе с пулей в рану попадают фрагменты подошвы обуви, а также раскаленные пороховые газы и частицы пороха. Ранение стопы всегда считаются тяжелым и требует длительного лечения. Часто после подобных ранений человек остается инвалидом, но при любых условиях в ближайшие два-три месяца этот солдат уже не боец.

Экономика минного дела

Хотя инженеры, разрабатывавшие ПМП, исходили из задач создания мины дешевой, простой в обращении и установке, предназначенной для массового минирования подступов к своим позициям малоквалифицированными солдатами, она тем не менее целиком вписалась в американскую концепцию «гуманизирования минного оружия».

Эта концепция, преподносившаяся в те годы в качестве способа уменьшения солдатских смертей во время войны, на самом деле преследовала совсем иные цели. Прежде всего — резкое снижение стоимости мин за счет уменьшения их размеров и количества взрывчатки, что позволяло снабдить войска за те же деньги значительно большим количеством мин. Но самое главное, по подсчетам американских экономистов, гораздо более выгодно не убить солдата противника, а искалечить его. Этим достигалось сразу несколько целей. Во‑первых, искалеченный или убитый солдат одинаково непригодны для войны. Во‑вторых, раненого, в отличие от убитого, требуется выносить с поля боя и доставлять в госпиталь, на что расходуется топливо, транспортные средства и отвлекаются с поля боя не менее двух солдат. В-третьих, государство несет большие расходы на лечение, питание и содержание раненого. В-четвертых, калека в дальнейшем становится обузой для страны, так как не может полноценно трудиться. И главное, в-пятых, вид большого количества калек неизбежно подрывает моральный дух населения.

Только в кино

Возможно ли успеть убрать ногу с мины в момент выстрела? У артистов в боевиках это получается без особого труда, даже с обычными, не пулевыми минами. Реакция киношного супермена намного превышает скорость детонации тротила (6000 метров в секунду). В жизни все обстоит несколько иначе. Процесс срабатывания мины длится 0,2−0,4 секунды. Реакция человека на внешний раздражитель (то есть время от момента осознания до момента отдачи мозгом приказа мышцам) — 0,2−0,7 секунды. На сокращение мышц и на то, чтобы стопа ушла с мины, уйдет не меньше 0,4−0,8 секунды. Итого — 0,6−1,5 секунды. То есть даже теоретически возможности спасения нет.

Прокол в земле

Установка мины очень проста. Достаточно проколоть в земле отверстие, равное диаметру корпуса мины и глубиной в длину корпуса, и опустить туда мину так, чтобы над поверхностью возвышался лишь резиновый колпачок. Для этого в комплекте мины имеется специальный металлический пробойник — штырь. Если грунт слишком мягкий или болотистый, то под накидной колпачок можно подложить фанерный кружок (опорную шайбу) диаметром 10 см, которая также входит в комплект мины.

Нестрашная мина

Вроде бы всем хороша мина — и простая, и удобная в обращении, и надежная, и эффективная, и перспективная по механизации минирования — очень просто разработать устройство, которое может устанавливать такие мины тысячами в считанные часы. Хотя бы по образцу машин для посадки леса. Однако, несмотря на все это, широкого применения пулевые мины так и не нашли.

Причина одна. ПМП не обладает основным поражающим фактором, присущим всем остальным типам мин: она не приводит к развитию минного страха у противника. Дело в том, что на поле боя выстрел и поражение солдата пулей обычно не воспринимается как работа мины. Со стороны кажется, будто упавший солдат просто сражен вражеским выстрелом. А ведь как раз минный страх — это мощное психологическое оружие, способное остановить наступающую пехоту, лишить солдат решимости идти вперед, парализовать их волю.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№2, Февраль 2005).