Иван Викторович Егоров в конце 1939 года работал слесарем-ремонтником железнодорожного депо. В то время железнодорожникам полагалась бронь от армии, так что Егоров не подлежал призыву. Но однажды на танцах девушки сказали ему, дескать, человек, который не служил, — «ненормальный мужчина или чем-то болеет». Егоров обратился в комсомол и попросил, чтобы ему помогли попасть в армию. В мае 1940 года Ивана Викторовича призвали. Службу он нёс в железнодорожных войсках.


Начало войны

Воскресенье, 22 июня 1941 года, началось для Егорова на два часа раньше обычного.

«Обычно нас поднимали в шесть часов утра. А 22 июня вдруг подняли в четыре, объявили о том, что произошло нападение немцев. У нас ещё в феврале-марте 1941 года это чувствовалось, когда прямо у границы уводили наших часовых. Утверждалось, что это действовали немецкие разведчики. Поэтому мы вынуждены были усилить своё охранение, то есть выставлять посты так, чтобы у них была зрительная связь с часовыми. Наш лагерь уже в 17 часов подвергся первой бомбёжке. Но нас там в тот момент уже не было».

Ивана Викторовича зачислили в особый отряд минёров-взрывников, задачей которого было минирование дорог, мостов и других сооружений. В июле 1942 года Егорова отправили учиться на танкиста. Маршрут оказался извилистым.

«Нам сказали: «Саратовское танковое училище, потом лётное училище и училище связи переехали в Ульяновск». И нас прямым ходом отправили на Сталинградский фронт. В то время это была самая горячая точка. Доложили о нашем прибытии самому командующему 62-й армии генералу Чуйкову. Тот пришёл, посмотрел на нас и сказал: «О-о-о, у них шинели подожжённые, они порохом пахнут. Мы их в бой не пустим, а пошлём учиться на офицеров». Посадили нас на какую-то баржу и повезли в Ульяновск. И вот мы шесть месяцев изучали в училище танки Т-26, БТ-5, БТ-7, Т-34 и КВ. Обучались по специальности «механик-водитель и командир танка»».

Тяжёлый танк ИС-1 Техника Ивана Викторович Егорова: тяжёлый танк ИС-1
«Говорят, немцы очень боялись этих танков. Что ещё сказать? Пушка у них была эффективная. С удобствами на ИС-1 было всё нормально: было свободно, командир находился около своего люка, наводчик — около второго люка, а между ними сидел заряжающий. Единственное, что было для нас, танкистов, на нём плохо, так это то, что у него мало было снарядов — всего 28».

  • Советская танковая промышленность организовала выпуск тяжёлого танка ИС-1 в ответ на появление немецкой машины «Тигр».
  • После Курской дуги советское командование решило вооружать тяжёлые танки орудием калибра 122 мм. ИС-1 с 85-мм пушкой рассматривался только как временное решение.
  • Пик боевого применения ИС-1 пришёлся на весну 1944 года, но некоторые танки успели повоевать и осенью 1944 года.

Боевой путь

Учёба затянулась: на вооружение Красной армии стали поступать новые тяжёлые танки ИС-1 с 85-мм пушкой. Курсантам пришлось переучиваться. Наконец, Егорова зачислили в 211-й гвардейский тяжёлый полк, и вместе с ним он убыл на фронт.

«Воевали мы сначала в Калининской области, потом — в Псковской области и в Белоруссии. Надо сказать, в Белоруссии дороги были не ахти какими хорошими: по ним могли ездить только колёсные машины, а танкам, как говорят, нечего было и делать. А у нас всё-таки мощные машины ИС-1 были. И если танк Т-34 весил 35 тонн, то ИС-1 имел больше запас боеприпасов, двойное горючее и весил все 70 тонн. И в отличие от Т-34 он мог пройти только по грунтовой дороге или по шоссе, а если чуть с дороги сворачивал — сразу начинались проблемы».

Иван Викторович участвовал в освобождении Белоруссии летом 1944 года, штурмовал Минск. Затем полк вместе с другими частями двинулся в Прибалтику. В сентябре под Ригой Егоров проводил разведку боем, во время которой был ранен, а затем представлен к званию Героя Советского Союза.

Великая Отечественная война

«Пошли три наших танка ИС-1. Я впереди ехал. На каждый танк посадили по десять человек пехоты в качестве охранения. Главная задача была поставлена следующая: доехать до моста и удержать его, не дать его немцам взорвать. У моста тогда сложилась такая обстановка: наши войска шли на Ригу, пытались прорвать там оборону немцев, однако у моста были остановлены огнём немецких танков, которые там были закопаны в сено. Сложность заключалась ещё и в том, что нам были неизвестны как численность, так и расположение противника.

Нужно было проехать пять километров. Я первый проехал и, как говорят, успел проскочить. А два других танка, видать, проскочить не успели — немцы их подбили. Подъезжаю к мосту. И тут вдруг наводчик мне докладывает: «Командир, слева самоходка выходит». Я ему: «Ну-ка давай бронебойным по этой самоходке». Он сделал выстрел, и самоходка задымилась. Через какое-то время наводчик снова сообщает: «Командир, от стога сена танк выходит». Я говорю: «Ну-ка давай крупнокалиберным по нему». После того как мы выстрелили по этому танку, он загорелся.

Наводчик вновь докладывает: «Командир, заклинило башню!» Раз башню заклинило, не попадёшь ни в какие танки и самоходки, что справа и слева находились. Тогда я даю команду водителю: корпусом направлять на цель. Высунулся на две минуты сориентироваться, что и как. И только я успел опуститься обратно, как немец с фаустпатрона в борт ударил. Наводчика и радиста сразу убило. А мне осколок попал в шею. Но осколок не от фаустпатрона, а от башни».

Победная весть

Увы, Героя Советского Союза Егорову не дали — наградили орденом Отечественной войны 1-й степени.

Великая Отечественная война

Как Иван Викторович узнал о Победе? «Я узнал о конце войны 8 мая. Тогда мы добивали курляндскую группировку под Тукумсом и я сидел в своём танке. Включил радиостанцию и вдруг услышал: «Конец войне! Немцы сдались!» Я переключился на внутреннее устройство к своим ребятам, наводчику и механику, и говорю: «Гришка! Конец войне». Один из них отвечает: «Командир, ты что, во сне видел?» — «Нет, не во сне, — говорю им, — сейчас передали. Сейчас я вам переключу на радио, и вы тоже послушаете»».Благодарим World of Tanks за предоставленный материал.