В 1939—1940 годах финны смогли доказать всему миру, что идея обороны границ с помощью укрепрайонов еще не изжила себя.

Падение крепостей

Веками основу защиты европейских стран от нападения извне составляли крепости. Сначала это были просто стены с башнями, окружающие город или поселение феодала, позднее, с появлением и развитием артиллерии, в составе крепостей стали развиваться специальные фортификационные сооружения для размещения в них пушек. Мы видим встроенные в крепостные стены бастионы, равелины, редюиты и т. п. Когда дальнобойность артиллерии достигла 4−5 км, по идее французского военного инженера Ронья к середине XIX века переходят к системе фортов, вынесенных от центральной крепостной ограды на те же 4−5 км.

Форты можно считать предтечей ДОТов. В самом общем описании они представляли собой возвышающиеся над местностью на 8−12 метров сравнительно небольшие по размерам сооружения из земли с камнем (в пределах 100−150 м по фронту и около 50 м в глубину). Внутри находились артиллерия и стрелки. Форты служили опорными пунктами обороны. Атаковать их было сложно, а прорываться между ними означало понести большие потери от огня фортовых пушек.

Цепь крепостей вдоль границы была основой системы обороны всех европейских государств.

С этой крепостной системой обороны Европа вступила в Первую мировую войну. Сражения первых же месяцев показали, что крепости уже отжили свое. Достаточно напомнить судьбу французских и бельгийских крепостей. Льеж пал через 12 дней, Намюр — через 6, Мобеж — через 10, Антверпен — через 12. Да и русские крепости оказались не более стойкими: крепость Ковно продержалась 10 дней, Новогеоргиевск — 9. А ведь предполагалось, что крепости смогут держать оборону уж если не на протяжении всей войны, то по меньшей мере не менее полугода.

И все же Первая мировая война попала в позиционный тупик. Оказалось, что прогрызть полевую оборону, основу которой составляли примитивные траншеи за проволочными заграждениями, скрывавшие стрелков со скорострельными дальнобойными магазинными винтовками и пулеметами, невозможно. Не говоря об артиллерии, накрывавшей атакующих шрапнельными снарядами. Решение было найдено скоро — контрбатарейная борьба, когда артиллерия атакующих давила артиллерию обороняющихся.

Для преодоления полевой обороны было необходимо обеспечить массированное уничтожение артогнем траншей и пулеметных огневых точек. Пулемет быстро стал ключевым пунктом всей системы обороны. Ведь одно орудие могло остановить атаку целой пехотной роты.

Значит, надо было сделать пулеметное гнездо неуязвимым и для ружейно-пулеметного огня, и для артиллерии. Появляются «блиндированные пулеметные гнезда»: пулеметы сначала просто ограждают со всех сторон мешками с песком, потом начинают делать над ними легкие бревенчатые перекрытия из тонких бревен со слоем земли для защиты от шрапнельных пуль. Позднее в земле стали сооружать деревянные срубы из очень толстых бревен с прочными перекрытиями в 2−3 и даже пять слоев (накатов, как тогда говорили) под толстым слоем земли. Венцом развития защищенных пулеметных огневых точек к середине войны стали сооружения из бетона и стали. Так родились ДОТы.

Укрепрайоны

Анализ европейскими военными специалистами итогов Первой мировой привел к идее перестроить систему обороны границ — заблаговременно, еще в мирное время, проложить вдоль всей границы линию полевой обороны. Конечно, заранее рыть траншеи нецелесообразно, поскольку в случае угрозы нападения полевые войска сделают это в считанные дни. А вот построить крепкие защищенные сооружения для пушек и пулеметов, различного рода подземные убежища, склады, проложить противопехотные и противотанковые заграждения — стоит. И прежде всего необходимо возвести основу прочной обороны — ДОТы. В нужном количестве и в нужных пунктах.

Участки местности, где эти сооружения, тактически взаимосвязанные между собой в единую систему, образуют узлы обороны в возможной войне, стали называть «укрепленными районами (УР)». Непрерывная цепь УРов (а порой две-три цепи) составляет оборонительную линию.

Едва ли не все страны Европы в 1920—1930-е годы, исключая разве что островную Великобританию, обзавелись системой УРов, но наибольшую активность проявили Франция, Бельгия, Германия и Финляндия.

Французы занялись созданием УРов вдоль своих восточных границ. Они понимали: несмотря на то, что Германия была разгромлена и лишена армии, рано или поздно ее военная мощь возродится и вновь будет представлять угрозу для Франции. Уже в 1922 году французы начали возведение первых укрепрайонов на будущей линии Мажино.

Немцы тоже не строили иллюзий относительно своих соседей — как старых, французов, так и новых — поляков, венгров и чехов. Уже летом 1926 года межсоюзническая контрольная комиссия обнаружила запрещенные Версалем строительные фортификационные работы в 10 километрах восточнее линии фортов Кенигсберга, восточнее Бойена, северо-восточнее Глогау и южнее Кюстрина.

Ко второй половине 1930-х в Европе отчетливо сложились оборонительные линии: во Франции вдоль французско-немецкой границы от стыка со Швейцарией и до Люксембурга — линия Мажино, в Германии напротив линии Мажино — линия Зигфрида (немцы ее называли «Западный вал») и в Финляндии на Карельском перешейке по линии границы с СССР — линия Маннергейма.

СССР тоже строил укрепрайоны вдоль своих западных границ. Однако в единую и мощную линию эти УРы так и не слились. Поэтому часто употребляемое название «линия Сталина» некорректно.

«Западный вал» так и остался не у дел, линию Мажино немцы просто обошли с северо-востока, и никакой роли она не сыграла, линия же Сталина фактически не существовала совсем. А вот линия Маннергейма в боях советско-финляндской войны 1939−1940 годов оказалась для Красной армии весьма крепким орешком.

Так что ее стоит рассмотреть поподробнее, тем более, что вокруг нее, и прежде всего вокруг знаменитых финских ДОТов, в свое время сложилось много мифов. В СССР после финской войны ветераны рассказывали массу легенд: якобы эти ДОТы были покрыты слоем резины, от которой отскакивали снаряды и авиабомбы, имели сверхтолстые стены из сверхпрочного бетона и представляли собой многоэтажные, глубоко уходящие в землю и снабженные всем необходимым на год боев оборонительные сооружения. На самом деле ничего подобного у финнов не было.

Линия Маннергейма

Линия Маннергейма представляла собой цепь укрепленных районов протяженностью около 135 км и глубиной до 90 км на пространстве от Финского залива до юго-западного берега Ладожского озера. Основу составляли тактически связанные друг с другом бетонные сооружения — ДОТы, командные пункты и убежища. Главная позиция линии Маннергейма состояла из 22 опорных пунктов, шириной 3−4 км и глубиной 1−2 км каждый. В состав опорного пункта входило несколько железобетонных ДОТов и полевые укрепления (ДЗОТы, стрелковые окопы, блиндажи и пулеметные гнезда). Опорные пункты окружали противотанковыми заграждениями, минами и рядами колючей проволоки.

По данным составителей книги «Тайны и уроки зимней войны», на линии Маннергейма имелось около 280 железобетонных пулеметно-артиллерийских огневых точек. Как видим, не слишком много — около двух ДОТов на 1 км фронта, если их вытянуть в одну цепочку. Но ведь они располагались на 90 км в глубь обороны! Таким образом, получался всего один ДОТ на 43 км². Конечно, помимо ДОТов имелось много ДЗОтов, стрелковых окопов, позиций артиллерии, но именно ДОТы составляли сердцевину, основу опорного пункта.

ДОТы-невидимки

Казалось бы, чего проще — обнаружил ДОТ, выкатил пушку на прямую наводку и всадил в амбразуру снаряд. Но такое можно было увидеть лишь в фильмах и на картинах художников-баталистов. Реальный финский ДОТ, например Su2, атакующие красноармейцы увидеть не могли в принципе — он скрывался за насыпным холмом. Поэтому достать его огнем танков или полевых пушек было невозможно.

Su2 оживал только тогда, когда атакующие приближались к финским траншеям. Пулеметы открывали огонь во фланг нашим подразделениям почти параллельно линии финских траншей — чтобы не поразить своих. Такой внезапный огонь страшен — пулеметчикам почти не приходится водить стволом пулемета в стороны, все цели на одной линии. Пока артиллерия поддержки пехоты успеет развернуть свои орудия, они уже будут уничтожены огнем из ДОТа.

Боец невидимого фронта

ДОТ Su2 не обладает какими-то особо выдающимися боевыми качествами. Не слишком толстые стены, весьма слабое потолочное перекрытие, неспособное выдержать авиабомбу или бетонобойный гаубичный 152-мм снаряд. Он не оснащен даже принудительной приточно-вытяжной вентиляцией с механическим или электрическим приводом, что особенно важно при интенсивной стрельбе и встречном ветре. Ведь выделяющийся при стрельбе угарный газ быстро выводит пулеметчика из строя и ему требуется замена.

Все эти недостатки финны компенсировали своей выучкой и упорством, грамотным размещением ДОТов на местности и смогли продержать Красную армию у своей оборонительной линии почти три месяца, доказав всему миру, что идея обороны границы с помощью УРов еще не изжила себя.

В конце концов линия Маннергейма все же была прорвана — сказалось численное и техническое превосходство Красной армии. Все ДОТы, оказавшиеся на пути советской пехоты, были либо разрушены огнем тяжелой гаубичной артиллерии, либо взорваны саперами. Еще раз подтвердилась аксиома Клаузевица о том, что маленькая армия истощается гораздо быстрее, чем большая.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№3, Март 2006).