Свернуть
Оружие, в которое можно влюбиться: пистолет Лебедева

Оружие, в которое можно влюбиться: пистолет Лебедева

Этой весной я как никогда много стрелял из боевых пистолетов различных конструкций — от легендарного Glock 17 до пистолета Ярыгина, от пистолета Сердюкова до пистолета Макарова. В июне на выставке «Армия-2019» мне в руки попала новинка концерна «Калашников» — пистолет Лебедева ПЛ-15.
Александр Грек

Оружие новое, и никаких чудес я от него не ожидал. Но, отстреляв несколько магазинов, я потерял дар речи: ничего удобнее из боевых пистолетов я в руках не держал и никогда с такой легкостью не поражал мишени. Отстреляв еще пару магазинов, я стал расспрашивать о конструкторе. «Дмитрий Лебедев», — сообщил мне специалист на стрельбище. Имя мне показалось знакомым. И я вспомнил: тот самый Лебедев, любимый ученик легендарного Ефима Хайдурова! Которому, судя по всему, удалось реализовать идеи великого мастера, всю жизнь мечтавшего сделать боевой пистолет.

Легенда

Многие эксперты заслуженно ставят Ефима Хайдурова сразу за великим Джоном Браунингом, придумавшим классическую конструкцию крупнокалиберного пистолета с запиранием перекосом ствола. Феномен Хайдурова заключался в том, что он был единственным специалистом в мире, в котором сочетались таланты стрелка мирового уровня, гениального тренера-методиста и замечательного инженера. Под его руководством сборная СССР в 1960-е годы завоевывала все возможные мировые награды, стреляя из пистолетов и револьверов его же конструкции. В 2009 году мне удалось взять последнее интервью у этого великого человека, и в разговоре активно участвовал Дмитрий Лебедев. Достигший в своем творчестве практически всех высот Ефим Хайдуров рассказал, что жалеет только об одном — что ему не удалось разработать боевой пистолет для нашей армии. Через пару месяцев после нашего разговора его не стало, и я полагал, что так никогда и не узнаю, что же собирался создать великий мастер.

Пистолет Лебедева ПЛ-15 Пистолет Лебедева ПЛ-15

Ученик мастера

Лебедев стал оружейным конструктором неслучайно: к своему пистолету он шел всю жизнь. В детстве он из конструктора мастерил пистолеты с движущимися частями, позже в четырехтомнике карикатур Херлуфа Бидструпа тщательно рассматривал мастерски нарисованное оружие. В школе увлекся моделизмом — строил модели судов, особенно подводных лодок, которые привлекали лаконичностью и завершенностью форм. Но к 13 годам захотелось заниматься настоящим оружием.

Получить к нему доступ можно было в одном месте — в городском стрелково-спортивном клубе ДОСААФ. Стрелков там оказалось много, а механиков-оружейников — мало. И Диму стали допускать к работам по ремонту и отладке оружия. После армии он снова вернулся в пулевую стрельбу, но стрелял немного, все больше занимаясь «железом». Особо завораживали его пистолеты. «В стрелковом оружии содержание инженерной мысли на грамм веса выше, чем в аэрокосмической области, — с восторгом как-то цитировал Лебедев. — А квинтэссенция стрелкового оружия — это именно пистолеты. Если в автоматах и пулеметах есть место и можно разместить много чего, то в пистолетах плотность упаковки доведена до абсолюта. Конструирование пистолетов — высший инженерный пилотаж».

Авторский эскиз Один из первых авторских эскизов нового пистолета на тетрадном листе.

На такого увлеченного молодого специалиста Ефим Хайдуров не мог не обратить внимания и пригласил Дмитрия в 1987 году в свою конструкторско-исследовательскую группу из пяти человек, базировавшуюся в Центральном стрелково-спортивном клубе ДОСААФ СССР. В рай для людей, увлеченных стрелковым оружием. Содержимое оружейного склада ССК ДОСААФ было уникальным — огромное количество экзотических вещей. У клуба имелись очень хорошие связи в мире не только спортивного, но и боевого оружия. В структуре ГРУ ГШ была неофициальная школа специального стрелкового мастерства с коллекцией стрелкового оружия со всего мира. Богатейший поток шел из Афганистана и других горячих точек. Из всего этого была возможность пострелять. Понятно, что Хайдуров обсуждал с учениками, каким бы мог быть идеальный боевой пистолет. И пистолет Макарова, и пистолет Стечкина, принятые в 1951 году на вооружение, к тому времени безнадежно устарели.

Военные игры

Шанс появился у Хайдурова в 1990-х, когда наши армейские спортсмены начали участвовать во всемирных военных играх Military World Games — CISM (Conseil International du Sport Militaire), в которых принимали участие порядка 135 команд. Специально для этих соревнований была разработана неплохая винтовка «Рекорд-CISM», из которой потом получилась снайперская СВ-98. На CISM стреляли и из крупнокалиберного спортивного пистолета. Но в России из подходящих калибров имелись только два револьвера: ТОЗ-36 и ТОЗ-49. При медленной стрельбе они хороши, однако для скоростной нужен пистолет. Армейцы затребовали подходящее оружие, и через ГРАУ была открыта тема крупнокалиберного пистолета. Подразумевалось, что конструировать его будет группа Хайдурова. Но оказалось, что ГРАУ не может заказать разработку Хайдурову, а только уполномоченному предприятию. В итоге работа была выдана ЦКИБ СОО. Там сделали МЦ-440, который по факту оказался увеличенным МЦ-57. Спортсмены попытались из него стрелять и бросили: ничего хорошего не получилось.

Первый макет пистолета Из пластилина и пластмассы Первый макет, вылепленный Лебедевым из скульптурного пластилина с добавлением свинцовой дроби. Напечатанный на 3D-принтере макет, который уже сильно напоминает настоящий пистолет.

Но Хайдуров уже начал придумывать свой новый пистолет, не имеющий отношения к боевым, — спортивную машину ХЛ-2002. В него изначально заложили интегральную схему, то есть на одной и той же несущей базе можно было получить машины как калибра 22LR, так и калибра 32S&W, либо 4ЕЛП.

Однако реализовать эту мечту так и не удалось, но часть идей вошли в последнюю машину Хайдурова — спортивный пистолет для скоростной стрельбы СП-08 «Хайдуров».

В группе постоянно обсуждалось и создание боевого пистолета. Было понятно, что необходимо по максимуму привнести в его конструкцию все эргономические выгоды, которые на протяжении последних пятидесяти лет отрабатывались в спортивном оружии. В первую очередь это конфигурация рукоятки, баланс, качество прицельных приспособлений и качество спуска. И все это надо было положить на базу надежно работающей автоматики. Но дальше идей и эскизов дело не пошло, и группа распалась со смертью Хайдурова Но мечта о боевом пистолете у Дмитрия Лебедева осталась.

С тетрадного листа

В 2013 году в России произошел очередной всплеск интереса к травматическим пистолетам, и одно нижегородское оружейное предприятие предложило Дмитрию хороший проект. Проект предполагал создание субкомпактного пистолета сначала в травматическом варианте, а потом уже и боевом. Это должно было быть служебное оружие под калибр 9x19 мм «Парабеллум» в габаритах ПСМ — вещь для оперативников просто необходимая. Однако из-за нелепой трагедии этот проект был закрыт. Но Лебедева не забыли: через год его пригласили в Ижевск, в концерн «Калашников» для разговора. Ему сказали, что нужна полноразмерная машина, которая будет одновременно и боевой, и пойдет в спорт — для практической стрельбы в классе «продакшн». У Лебедева к тому моменту было уже несколько вариантов пистолета. Минут за пятнадцать он нарисовал эскиз — совершенно классический пистолет с хорошим наклоном рукоятки, немного похожий на спортивный дорогой пистолет Pardini GT9. Попросили заменить курковый УСМ. Дмитрий нарисовал второй эскиз — уже со скрытым курком спортивного типа. Группа Хайдурова, конструируя ХЛ-2002, как раз разработала широкий, но плоский курок, не занимающий много места. С точки зрения функциональности и технологичности это даже лучше: пистолет получается и надежнее, и в ряде случаев технологически проще. Еще через пять минут Лебедеву предложили перейти в концерн «Калашников» и приступить к работе над новым пистолетом.

Лучший ученик Хайдурова

Работать над пистолетом Лебедев начал дома, в Королеве. Конструктор сначала должен определить принципиальный набор механизмов, а затем втиснуть его в некий идеальный контур. Как правило, одно противоречит другому и нужно найти некий компромисс. Если контур будет первичен, это выльется в прекрасные баланс и эргономику, но туда может не поместиться достаточно надежный механизм. И наоборот. Если делать максимально надежный механизм, то испортим контур. Механизм будет безупречен, но в ущерб эргономике. Перед Дмитрием стояла задача сплясать как можно ближе к эргономике, привязаться к биомеханике стрелка, но не выпасть из коридора надежного механизма.

ПЛ-15к / SP-1 (гражданская версия ПЛ-15) ПЛ-15к / SP-1 (гражданская версия ПЛ-15) Тактико-технические характеристики. Пистолет сверху. Масса: 0,72 кг // Длина: 180 мм // Длина ствола: 92 мм // Патрон: 9x19 мм Парабеллум // Магазин: 14 патронов. Пистолет снизу. Масса: 0,8 кг // Длина: 205 мм // Длина ствола: 112 мм // Патрон: 9x19 мм Парабеллум // Магазин: 16 патронов

После того как Лебедев нарисовал модель на тетрадном листе, он сделал компьютерную 3D-модель. Но модель нельзя покрутить в руках. Вытащив из программы получившийся контур пистолета, Дмитрий распечатал и вырезал его из картона, после чего начал облеплять скульптурным пластилином, соблюдая те толщины, которые необходимы для размещения механизмов, и нагружая свинцовой дробью для правильного распределения масс. От работы с Хайдуровым у Лебедева осталось правильное понимание расположения концентраторов масс: эта тема хорошо освоена в спортивном оружии. Если свести концентраторы масс к середине, то машина будет плохо управляемой. Такой пистолет норовит крутиться вокруг центра масс, поэтому при переносе огня рука не чувствует направление. И наоборот: можно перестараться с разнесением концентраторов масс, и тогда машина приобретет гиперустойчивость. При стрельбе из такого оружия очень трудно перенести линию огня, пистолет будет стоять «на курсе». Стрелять в одну точку вполне удобно, что для медленной высокоточной стрельбы в самый раз. Но в реальной боевой работе эта устойчивость только мешает.

Так держать

Пластилин идеально подходит для формирования рукоятки, которая в боевом пистолете принципиально другая, нежели в спортивном. Во‑первых, рукоятка должна быть универсальной — одинаково удобно охватываться как левой, так и правой рукой. Во‑вторых, она должна быть доступна рукам разной размерности. Почему у матчевых пистолетов огромная рукоятка с очень большим наклоном кисти? Чтобы снизить мышечный тонус за счет большего раскрытия кисти. Высокоточный пистолет — как скрипка среди музыкальных инструментов. Там требуется наивысшая острота мышечных ощущений, то есть максимальная расслабленность. А боевое оружие приходится держать крепко. Дальше вступает биомеханика — попробуйте сжать кисть, и угол наклона рукоятки уменьшится. Разожмите — он увеличится.

Угол наклона рукоятки зависит от габаритов машины и ее массы, учил Хайдуров. Рукоятка и наклон должны быть таковы, чтобы не глядя направить оружие в сторону цели, чтобы пистолет смотрел точно на нее — это сильно повышает эффективность стрельбы в стрессовой ситуации. Наклон рукоятки и ее глубокая посадка в руку обеспечивает благоприятные условия по возвращению оружия на цель после выстрела. Меньше опрокидывание в районе кисти. И для получения сравнительных навыков можно меньше тренироваться. Будет возможность, постреляйте из пистолета Лебедева — вам сразу станет понятно, почему Хайдуров считал Лебедева своим лучшим учеником.

Достойный романа

Для уменьшения подбрасывания нужно опустить ствол как можно ниже, чему мешает классическая компоновочная схема. Лебедеву удалось этого добиться за счет миниатюризации ударного механизма. Опять же решение, впервые появившееся на последней машине Хайдурова ХЛ-2002.С автоматикой Лебедев мудрить не стал. Эволюция пистолетов показала, что система, основанная на отдаче затвора, сцепленного со стволом, при коротком ходе ствола и запирании перекосом наиболее лаконична и всегда стабильно работает.

Несмотря на просьбу ориентироваться на прицел Glock, Дмитрий сделал свой прицел, вспоминая разговоры Хайдурова о работе зрительного аппарата при создании образа цели и образа прицела. Чуть-чуть больше зазоры по бокам мушки и чуть меньше глубина самой прорези. Это универсальный прицел: он хорошо виден при любой освещенности и позволяет работать людям с разным качеством зрения. Глоковская контрастная марка на целике в виде перевернутой буквы «П» сильно отвлекает стрелка. В пистолете Лебедева три точки различного диаметра, будучи совмещенными в перспективе, выглядят одинаково, что в условиях пониженной освещенности позволяет максимально просто соблюсти картинку симметрии.

Про пистолет Лебедева можно сочинить монографию. Я не описал здесь конструкцию магазина, накладки на рукоятку, ударно-спусковой механизм и системы предохранения, разнесенные направляющие затвора, испытания «двойная кварцевая пыль с дождеванием» и еще много чего. Но, поверьте, это был первый пистолет, про который мне захотелось написать роман. В него действительно можно влюбиться.

Статья «Пистолет Лебедева» опубликована в журнале «Популярная механика» (№10, Октябрь 2019).
Нравятся грозные танки и самолеты, боевые роботы и «умные» ракеты?
Самые свежие новости военных технологий у вас на почте!
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.
Комментарии

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии.