РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Зачем израильская армия берет на службу людей с аутизмом: отряд 9900

В 2012 году три бывших агента МОССАД запустили в израильской армии экспериментальную программу привлечения на военную службу молодых людей с расстройствами аутистического спектра, опираясь на их уникальные способности — «суперспособности», по выражению одного из солдат. В переводе с иврита проект носит название «Взгляд в будущее». И это будущее внесет нейроразнообразие не только в военные, но и в мирные трудовые кадры.
Зачем израильская армия берет на службу людей с аутизмом: отряд 9900

Израиль, начало июня. Ревут сирены, взрывы озаряют небо. Протесты начались здесь задолго до того, как президент США Дональд Трамп перенес американское посольство из Тель-Авива в Иерусалим, признав город столицей Израильского государства, несмотря на возмущение палестинской стороны. Однако именно этот шаг стал причиной наиболее яростных столкновений в секторе Газа. Тысячи протестующих швыряют через «стену безопасности» (барьер длиной 703 километра и высотой до 8 метров, отделяющий Израиль от западного берега реки Иордан) камни и коктейли Молотова в израильских солдат. Через стену перелетают подожженные воздушные змеи, падают и поджигают высохшие поля вдоль южной границы Израиля.

В это же время в 70 километрах севернее, в центре Тель-Авива, на территории военной базы «Кирия» кипит жизнь. Со времен основания государства, в 1948 году, это главная военная база армии обороны Израиля, или ЦАХАЛ. Здесь же размещается Генеральный штаб. На последнем этаже хорошо охраняемого здания, в кабинете, расположенном в конце узкого коридора, шестеро молодых офицеров разведки внимательно смотрят на мониторах на кадры аэросъемки границ страны. Они анализируют поступающую информацию, всматриваясь в тысячи сменяющих друг друга спутниковых снимков, выискивая малейшие признаки активности неприятеля: ищут запасы взрывчатки, оставленные у подножия холма, или горку песка, означающую, что поблизости роют тоннель. Одна пропущенная деталь может стоить жизни многим.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

По девять часов в день (а в случае обострения конфликта и того больше) эти шесть человек сохраняют сосредоточенность и способность анализировать сложную информацию, без отдыха и перерывов.

Именно поэтому, как утверждает командир Эйтан (имена героев изменены), «они лучшие солдаты в подразделении». Это участники инновационной военной программы Roim Rachok, что в переводе с иврита означает «Взгляд в будущее». Группа состоит из молодых людей с расстройствами аутистического спектра (РАС).

Израильская армия
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Запущенная в 2012 году тремя бывшими агентами израильской разведки МОССАД, эта программа преследует две цели: подготовить для армии высококвалифицированных аналитиков и предоставить молодым людям с РАС возможность пройти военную службу. Roim Rachok ищет по всей стране способных юношей и девушек с РАС, у которых в других обстоятельствах нет возможности служить в армии, три месяца обучает их социальным и профессиональным навыкам. Затем интегрирует в подразделение, известное как 9900, в которое также входят обычные военнослужащие.

Молодые люди остаются востребованными и после военной службы, которая дает им знания и бесценный опыт работы: их охотно берут на работу такие технологические гиганты, как, например, Intel.

Число детей с аутизмом увеличивается год от года. По данным последнего исследования, проведенного в 2014 году, один из 59 детей в Америке страдает расстройством аутистического спектра. Это на 15% больше, чем в 2012-м, и на 150% больше, чем в 2000 году.

Согласно исследованиям Дрексельского университета, среди молодых людей с нефизическими расстройствами у аутистов самый высокий процент безработицы. Почти половина людей с аутизмом в возрасте от 20 до 30 лет никогда не занимались оплачиваемой деятельностью. Для молодых израильтян с аутизмом проблема усугубляется невозможностью проходить военную службу. Притом что уже не одно поколение граждан страны воспринимает армию как своего рода обряд посвящения во взрослую жизнь.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Лиора Сали, физик по образованию, служила в МОССАДе, где руководила группой специалистов по информационным технологиям. Когда ее сыну исполнилось три года, она заметила у ребенка проблемы с коммуникацией. Вскоре мальчику поставили диагноз «аутизм».

Сали не была готова отказываться от мечты — она хотела, чтобы ее ребенок однажды мог пойти в армию, как и его сверстники. Она знала, что сын обладает экстраординарной способностью фокусировать внимание и что такая способность могла пригодиться на военной службе. В 2011 году она убедила своих коллег собрать исследовательскую команду, чтобы изучить особые качества аутистов, потенциально способные привлечь военных, и открыть молодым людям с РАС дорогу в ЦАХАЛ.

Как оказалось, не только Лиора Сали добивалась такой цели. Таль Варди — ветеран МОССАДа, среди прочего принимавший участие в войне Судного дня (четвертая арабо-израильская война) и операции «Энтеббе» (также известной как операция «Шаровая молния», рейд особых подразделений ЦАХАЛ для освобождения захваченного террористами самолета Air France 4 июля 1976 года). Выйдя на пенсию, он преподавал йогу и организовывал экскурсионные туры по стране. В январе 2011 года он собрался с бывшими сослуживцами помянуть сына одного из них, убитого в Газе. Тогда один из его друзей, глава крупной технологической компании, рассказал, что у обоих его сыновей диагностировали РАС, но, несмотря на это, они хотели бы служить в израильской армии. Варди пообещал помочь.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

С помощью своего приятеля Тамира Пардо, главы МОССАДа, Верди организовал встречу исследователей, включая специалистов ЦАХАЛ, чтобы определить, какую пользу аутисты могут принести на военной службе. Тогда же он узнал, что и Лиора Сали занимается этой проблемой. В 2012 году после одобрения командования ЦАХАЛ они запустили программу Roim Rachok. Речь шла не только о том, чтобы изменить правила призыва. Основной целью программы было доказать миру, что юноши и девушки с РАС могут добиваться высоких результатов в армии.

Roim Rachok — это модель того, как аутисты могут быть интегрированы не только в израильскую армию, но и в общественную жизнь после службы.Отобранные для программы кандидаты должны самостоятельно справляться с ежедневными потребностями и на базовом уровне уметь распоряжаться своим временем. Ежегодно в Roim Rachok подают заявления около ста человек, из них поступают примерно 80.

Израильская армия
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

У многих из них не было возможности для саморазвития — ни в школе, ни дома. Обычно проблема детей с РАС заключается в том, что от них заведомо ничего не хотят и не ждут. Гиль, один из тех, кто подал заявление на участие в программе, вспоминает, как после постановки диагноза в начальной школе его перевели в специальный класс, отчего он впал в депрессию. «Мне казалось, что меня поместили в клетку, — говорит он. — А я хотел быть таким же, как все». Но он был не просто таким же, как все. Гиль — из тех 10% аутистов, которые обладают сверхспособностями. У молодого человека фотографическая память, он без труда выучил учебник по истории Японии, у него талант к джиу-джитсу. Он показывает видео на своем телефоне: Гиль мастерски играет третью часть «Лунной сонаты» Бетховена. Чтобы научиться этому, юноше хватило двух месяцев: он просто наблюдал, как играет учитель, и запоминал движения его пальцев.

Страсть познать новое отличает многих студентов Roim Rachok.

«Наши ребята интересуются криптовалютой, топливом для космических кораблей», — говорит Ефрат Селаникио, физиотерапевт, один из руководителей Roim Rachok. Во время экскурсии по историческим местам один юноша, только что окончивший школу, потряс гида-археолога, когда заговорил с ним на древнеарамейском языке. Другой студент поразил своего отца, когда на каникулах в Китае самостоятельно освоил мандаринское наречие.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сали стремится к тому, чтобы участники Roim Rachok научились воспринимать себя более позитивно. «Я могу сказать как родитель: аутизм — это стигма. Слово "аутичный" — тяжелое, — говорит она. — А мы считаем, что эти юноши и девушки должны знать: РАС — это не только проблемы, но и уникальные способности».

Кроме визуального анализа рекрутов обучают и информационному, цель которого — сбор разведданных онлайн. В условиях информационной войны незаменимы аналитики, которые будут мониторить любые виды информации в сети, от фейковых новостей на Facebook до пропагандистских видео на YouTube. Это идеальное задание для участников программы, способных провести за компьютером много часов, обрабатывая огромные объемы информации и не теряя концентрации. Это качество как нельзя лучше подходит и для работы в отделе контроля качества крупных IT-корпораций, и для тестирования программного обеспечения.

Первым 11 выпускникам Roim Rachok, вступившим в ряды ЦАХАЛ, удалось быстро показать свои способности. В 2014 году в рамках операции «Нерушимая скала» перед военнослужащими с РАС стояла задача сравнить десятки тысяч спутниковых фотографий, чтобы определить потенциальную угрозу со стороны противника. Руководство считало, что подобный анализ займет минимум год. Члены специальной команды сели к двойным мониторам, на экранах замелькали кадры спутниковой съемки вблизи израильской границы, и выпускники Roim Rachok принялись выискивать признаки активности неприятеля — начиненные взрывчаткой автомобили, склады боеприпасов и прочее. Это изнурительная работа, требующая повышенного внимания к деталям, которую обычные военнослужащие закончили бы с больной головой, если бы закончили вообще. «Обыкновенный солдат на такой позиции не продержался бы и месяца, поскольку это невероятно однообразный труд», — говорит Эйтан.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Но день за днем, месяц за месяцем солдаты с РАС выполняли свою работу. Работу, которая могла растянуться на год, они закончили за три месяца, заслужив специальную благодарность от командования. «Они заслужили похвалу не потому, что аутисты, — подчеркивает Эйтан, — просто они отлично справились со своей задачей».

Roim Rachok

Однако преимуществам военнослужащих с РАС сопутствуют и особенные сложности. Тяжелое переутомление — одна из них. Солдатам Roim Rachok нужно напоминать, что время от времени необходимо отдыхать и переключаться, иначе они будут работать до полного изнеможения.

Кроме того, люди с РАС бывают необычайно резки и прямолинейны и ожидают того же в ответ. «Нужно убедиться, что все, что ты им говоришь, сформулировано предельно ясно», — говорит Давид Крейзельман, военный инструктор в Roim Rachok.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Но поскольку солдаты с РАС служат в военной разведке, есть риски посерьезнее обид. Трудности со считыванием эмоций могут обернуться неспособностью отличить добро от зла. «Мы не всегда уверены в том, что они могут хранить секреты и понимать, что является засекреченной информацией, а что нет», — поясняет Селаникио. Эти бойцы могут стать оружием, которое противник захочет заполучить в свои руки. «Иногда они очень наивны и доверчивы, — продолжает Селаникио. — К сожалению, этим могут воспользоваться».

Одного из солдат Roim Rachok, который хотел подружиться с сослуживцами без РАС, те уговорили воровать для них одежду из магазина, а дома хранить марихуану, которой они приторговывали вне службы. Когда это вскрылось, молодого человека сняли со службы и отправили домой. Но главная опасность состоит в том, что противник, узнав об особенностях солдат с РАС, может с легкостью завладеть сверхсекретной информацией.

Конфиденциальность играет в ЦАХАЛ первостепенное значение, поэтому существует ряд строгих ограничений относительно того, что можно публиковать в соцсетях, а что нельзя. Так, военнослужащим запрещено выкладывать свои фотографии в военной форме. Если неприятель узнает, что молодой человек с РАС служит в спецподразделении, он может связаться с ним в сети и обманом получить ценные данные. Например, с одним из выпускников Roim Rachok пытался завести онлайн-знакомство его якобы двоюродный брат, хотя таких родственников у него не было. «Они могли попросить у него секретные данные, — говорит Селаникио, — и мы не уверены, что наш солдат понимал это».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

И все же из сотен добровольцев, попавших в ЦАХАЛ, около 86% смогли преодолеть все сложности. Это высокий показатель, которого удалось достигнуть благодаря усилиям Roim Rachok. Программа не только готовит военнослужащих с РАС к службе в армии, но и предоставляет каждому необходимую помощь. Раз в неделю новобранцы общаются с физиотерапевтом и психотерапевтом — для эмоциональной разгрузки. «Такая поддержка необходима людям с РАС на протяжении всей жизни», — говорит Варди.

Со старта программы прошло уже восемь лет, и руководители Roim Rachok перешли к выполнению еще одной своей важной задачи: интегрировать военнослужащих с РАС в гражданское общество. «Служба в ЦАХАЛ дает молодым людям опыт работы, который они могут использовать в мирной жизни», — подчеркивает Варди. Intel и eBay первыми в Израиле начали нанимать выпускников Roim Rachok. Информационный анализ востребован во многих технологических отраслях. Способность к концентрации и целеустремленность ценятся высоко.

То, что долгое время считалось ограниченными возможностями, теперь расценивается иначе. Так называемое движение за нейроразнообразие (термин, охватывающий ряд расстройств, таких как дислексия, синдром дефицита внимания и аутизм) набирает все большую силу, его сторонники пытаются доказать, что аутизм не нужно лечить.Эта концепция завоевывает все большую популярность в корпоративной среде, где ценятся способности к концентрации и пониманию сложных систем, что обеспечивает работодателю большую прибыль. «Это таланты, которые совершенно не задействованы в современном рабочем процессе», — заявила в 2018 году Дженни Лей-Флурри, куратор работы с инвалидами компании Microsoft. Другие компании, такие как Hewlett Packard Enterprise, Ford, IBM, Ernst & Young, также активно работают над привлечением людей с аутизмом к сотрудничеству.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РАС

На двадцатидвухлетнем парне по имени Барак футболка с Nirvana.Он сидит в офисе компании Intel в центре Тель-Авива. Это один из первых выпускников Roim Rachok, он три года прослужил в отделе технического контроля, а сейчас работает в Intel над разработкой компьютерных чипов.

Хотя результаты тестов Барака на уровень интеллекта, проведенные в начальной школе, были очень высоки, ему тяжело было встроиться в учебный процесс. «Старшая школа была для меня просто адом, — вспоминает он, — со мной никто не хотел общаться». Своих настоящих друзей он нашел в Roim Rachok. «Они всегда будут рядом», — уверен он.

Варди и Сали расширяют свою программу. В частности, они направляют своих выпускников в строительные компании и транспортную индустрию.

Другие страны также обращают внимание на опыт Израиля. Так, Сингапур намерен запустить аналогичную программу для службы в армии людей с РАС. Голландская полиция после консультации с руководителями Roim Rachok наняла их выпускников расследовать нераскрытое преступление. Полицейские поручили спецкоманде изучать многочасовые записи с камер видеонаблюдения, чтобы вычислить подозреваемого в убийстве. В конце концов преступник был обнаружен.

Тем временем Roim Rachok продолжает набирать все больше молодых людей в Израиле. Сейчас программа рассчитана на три группы новобранцев в год. Добровольцы ждут того дня, когда смогут надеть военную форму — так же, как это делали их родители.

Материал был впервые опубликован на сайте Esquire.ru.

Загрузка статьи...