Александр Плеханов

Несмотря на более чем благосклонное отношение Западной Европы и США, после той войны против еврейского государства были введены санкции. По ее итогам Израиль оккупировал ряд сопредельных территорий, и это сильно не устроило Штаты и европейские страны, которые не хотели портить отношения с арабским миром. Так получилось, что к громогласным обличениям израильской военщины СССР и его союзников добавились и западные контрмеры. В конце шестидесятых годов Европа категорически отказалась сотрудничать с Израилем в военной сфере. Американцы заняли такую же позицию, хотя неформально продолжали поддерживать очень тесные контакты с этой страной.

Само собой, израильтян такое положение дел не устраивало. Разгромив арабскую коалицию в 1967 году, Израиль был уверен, что это далеко не последняя война с арабскими странами, и последние, рано или поздно, захотят реванша. Так впоследствии и получилось. Дабы быть готовым к грядущим войнам в Израиле решили «импортозаместиться». Причем основательно, чтобы не зависеть от переменчивого настроения «партнеров». Если быть точнее, то импортозамещение предусматривало развитие собственного авиастроения, танкостроения и кораблестроения. Из трех направлений наибольших успехов израильтяне достигли только в создании танков, а в двух других добились весьма скромных результатов.

Благодаря успешным действиям разведчиков, израильтянам удалось выкрасть документацию французского истребителя Mirage III, на базе которого концерн IAI (Israel Aircraft Industries) разработал и запустил в серию истребитель Kfir. Он был неплохим самолетом, но его технологии сильно отставали от современных. Между тем в Израиле небезосновательно полагали, что арабские страны очень скоро получат новейшие самолеты из СССР, в сравнении с которыми Kfir будет выглядеть, мягко говоря, неубедительно. Поэтому требовался самолет следующего поколения, ни в чем не уступающий перспективным разработкам как западных стран, так и Страны Советов.

Недостатка в хороших инженерных кадрах и данных разведки у Израиля не было, как и в целеустремленных руководителях. Когда было принято решение разрабатывать израильский национальный истребитель, дело пошло весьма споро. Руководить проектом назначили Овадия Харари, под руководством которого было рассмотрено более 30 вариантов будущего истребителя. Среди них варианты одно- и двухдвигательного самолета, с моторами Pratt-Whitney F100, Rolls-Royce RB-199 и General Electric А-404.

В результате многочисленных обсуждений было принято решение разрабатывать одноместный и однодвигательный истребитель, способный развивать скорость около 2,4 Маха с потолком 22 800 метров и нагрузкой 7000 кг. Самолет получил название Arie (Лев), хотя первоначально имел неофициальное обозначение Super Kfir.

Одной из изюминок самолета была цифровая система управления, что позволило сделать Arie аэродинамически нестабильным и с очень хорошей маневренностью. Небольшие размеры истребителя и размещение ракет во внутренних отсеках позволили добиться малой радиолокационной заметности. Пилот получил прекрасный обзор благодаря каплевидному фонарю, также для него был разработан нашлемный прицел.

В самый разгар работ над Arie выяснилось, что американцы не намерены строго соблюдать режим эмбарго и предложили израильтянам истребители F-15 и F-16. Оба самолета израильтянам очень понравились, кроме того, были задействованы неофициальные каналы, не обошлось и без подковерной борьбы. Результатом всего этого стало закрытие проекта Arie и переориентация на американскую технику.

Однако проект национального истребителя не был выброшен в корзину. Израильские ВВС хоть и получили американские самолеты, но не хотели на 100% зависеть от другого государства. Поэтому проект Arie получил продолжение, но под новым именем — Lavi. Руководство им поручили все тому же Овадия Харари, который вместе со своей командой сумел создать ни много ни мало прямого конкурента F-16.Первый полет Lavi совершил 31 декабря 1986 года, но… машина была «сбита» на взлете израильскими политиками, которые посчитали, что незачем тратить деньги налогоплательщиков на этот самолет, когда американцы бесперебойно снабжают израильские ВВС истребителями, да еще частично оплачивают поставки в рамках соглашения о безвозмездной помощи. Кроме того, Lavi нервировал американских партнеров, небезосновательно считавших его серьезным конкурентом. Поэтому в августе 1987 года программа была закрыта.

История самолета могла бы на том и закончится, но тут появились китайские товарищи. Именно в Китай была продана вся документация Lavi, которую инженеры из Поднебесной принялись творчески переосмысливать. Процесс занял много времени, в него оказались вовлечены российские инженеры, и в результате 28 июня 2002 года в воздух впервые поднялся китаизированный Lavi, получивший имя J-10. Через три года истребитель начал поступать в воинские части и на сегодняшний день является одной из основных машин Военно-воздушных сил Китайской Народной Республики.

Так как американские и европейские авиадвигатели Китай получать не мог, «сердцем» J-10 стал российский двигатель АЛ-31Ф. Самолет получился достаточно легким и компактным: длина — 16,4 метра, размах крыла — 9,75 метра, максимальный взлетный вес — 19 250 кг, боевой радиус — 800 километров, максимальная скорость — 2 Маха, потолок — 18 000 метров, нагрузка — 7500 кг.

От своего израильского прародителя самолет унаследовал очень хорошую маневренность и на сегодняшний день является одним из лучших однодвигательных истребителей в мире. Правда, на мировом оружейном рынке J-10 особым спросом не пользуется. Кроме ВВС Китая истребитель состоит на вооружении пакистанских ВВС и больше интерес к нему пока никто не проявил. Впрочем, это объяснимо. Пока выпускается F-16, любому другому однодвигательному истребителю будет очень сложно увести покупателей у американского самолета.

Нравятся грозные танки и самолеты, боевые роботы и «умные» ракеты?
Самые свежие новости военных технологий у вас на почте!
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.