О зарождении новой бронетанковой доктрины «Популярная механика» поговорила с одним из самых авторитетных специалистов в России — генерал-полковником Сергеем Александровичем Маевым, начальником Главного автобронетанкового управления Министерства обороны в 1996—2004 годах.
Новая бронетанковая доктрина
Александр Грек

Огромные чудовища приближались к нам, гремя, прихрамывая и качаясь. Кто-то в первой линии окопов крикнул, что явился дьявол, и это слово разнеслось по окопам с огромной быстротой", — так описывал выживший очевидец первую в истории человечества танковую атаку 15 сентября 1916 года в ходе битвы на Сомме. Несмотря на то что из 32 машин, начавших атаку, только 18 приняли непосредственное участие в бою, эффект был поразительным: продвижение англичан в этот день за 5 часов боя составило 5 км по фронту и 5 км в глубину с экономией в потерях в 20 раз против обычного. Однако немцы пришли в себя довольно быстро, выработав эффективную тактику: танки отсекались от пехоты и становились легкой добычей немецкой артиллерии. «Танки — нелепая фантазия и шарлатанство. Машины-чудовища только на короткое время поражают солдат, но вскоре здоровая душа доброго немца успокаивается, и он с легкостью борется с глупой машиной», — писали немецкие газеты.

Цари полей сражения

Учась на горьком опыте, англичане стремительно меняли тактику. После провальной операции в битве при Пашендейле, где танки, равномерно распределенные среди атакующих частей, завязли в грязи и стали прекрасными мишенями для немецких артиллеристов, британское командование решило создать для прорыва танковый корпус. В битве при Камбре 20 ноября 1917 года англичане располагали четырьмя танковыми бригадами с 476 танками, большинство которых отправились в 6 утра на штурм линии Гинденбурга. К 13 часам первого дня операции разрыв германского фронта достиг 12 км, но британцы не смогли развить наступление, запоздав с вводом подкреплений. Немцы быстро нашли способ борьбы с танками, устанавливая на грузовиках полевые орудия. К декабрю британские войска были вынуждены возвратиться на исходные позиции.

Недооценив танки в начале Первой мировой, германские военные взяли реванш во время Второй мировой войны, сформировав классическую тактику действия маневренными танковыми группами, которые проламывали фронт, громили тылы, окружали противника, перерезали коммуникации. Гитлеровский блицкриг поставил точку в споре теоретиков об использовании танков: для непосредственной поддержки пехоты или для оперативного развития успеха. Победил второй вариант.

Охотник или жертва

Советские войска тоже учились очень быстро, переняли тактику маневренных танковых групп, но под конец войны столкнулись с новым вызовом — индивидуальным противотанковым оружием пехоты. На смену малоэффективным противотанковым ружьям, гранатам и бутылкам с зажигательной смесью пришли кумулятивные гранатометы, поражающие с близкой дистанции почти все бронеобъекты. Тут же было выработано противоядие: на броню сажалась пехота, которая зачищала ближнее пространство вокруг танка от неприятельских солдат с фаустпатронами.

Танковый кошмар

В послевоенное время танки стали излюбленным объектом охоты — появилось огромное количество разнообразных противотанковых средств: самоприцеливающиеся кассетные боеприпасы, ракеты, специализированные противотанковые самолеты и вертолеты, снаряды и целая россыпь индивидуального противотанкового оружия пехоты — разнообразные гранатометы и противотанковые ракеты. Начались разговоры, что время танков прошло. «Все уповают на высокоточное оружие. Крылатыми ракетами, конечно, можно навязать волю, но только в том случае, если противник слабовольный. А если он будет сопротивляться? И чем вести сухопутные сражения, кроме бронетанковой техники? — говорит Сергей Маев. — Посмотрите видео, снятое в современных конфликтах, — там танки на первом плане».

В октябре 1994 года в Грозный вошло 40 танков Кантемировской дивизии, и через сорок минут на ходу остался только один — в минуту погибала одна боевая машина. Новогодний штурм обошелся еще большими потерями: около 48 танков, до 159 БМП и 7 «Тунгусок», уцелело только 15−20% бронетехники. Получился замкнутый круг: с одной стороны, без танков ничего не сделаешь, с другой — в бою при массовом применении индивидуальных противотанковых средств танк живет максимум час-полтора. Настало время менять не столько сами танки, сколько подходы к их применению. Появилась необходимость создания механизированных бронегрупп. Роты, включавшие в себя десять танков, усиливались пехотой и предназначались не только для борьбы с танками противника, но и для эффективного уничтожения живой силы с противотанковыми средствами.

Сухопутные крейсеры Сухопутные крейсеры Появившиеся в разгар Первой мировой войны танки отличались техническим несовершенством, крайне низкой надежностью и проходимостью, а условия работы экипажа были на пределе человеческих возможностей. Вместе с техническим совершенствованием стремительно менялась и тактика их применения. И если в первых атаках они оказывали скорее психологическое воздействие на противника, то к концу Первой мировой стали основной ударной силой в сухопутных операциях.

Хорошо забытое старое

Пехота представляла опасность для танков с самых первых дней. Немецкий генерал Эрих Людендорф описывал действие специальных германских штурмовых групп, которые в 1916 году захватывали танки, оставшиеся без прикрытия пехоты. Проблема стояла настолько остро, что англичане в конце 1918 года разработали и начали выпускать первую тяжелую боевую машину пехоты Mark IX, выполненную по образу и подобию традиционных ромбовидных танков — с таким же бронированием и вооруженную пулеметами. Внутри размещались 30 вооруженных пехотинцев, которые могли спешно покидать машину через две овальные двери с каждого борта в случае возникновения угрозы от пехоты противника и вести бой около своих танков. Всего было выпущено 34 экземпляра, но принять участие в боевых действиях они не успели.

Во время Второй мировой войны задачу защиты танка от пехоты пытались решать танковым десантом — приданными подразделениями пехоты, которые сидели на броне, держась за специальные скобы, приваренные к башне. Сейчас даже это невозможно: современный танковый выстрел имеет такую мощность, что мигом снесет всю пехоту с брони. К тому же при современной огневой плотности вероятность выживания на броне и без танковых выстрелов стремится к нулю. Не решают задачу и БМП, разработанные в Советском Союзе. Попытка сберечь солдата в легкобронированном корпусе привела к противоположному результату. Попадание даже одного снаряда малокалиберной пушки, реактивной противотанковой гранаты, подрыв на мине вызывали детонацию боеприпасов, пожар и гибель уже не одного солдата, как это случается на открытой местности, а группы до десяти человек. В результате мотострелки боятся передвигаться внутри машины даже на марше, когда вероятность обстрела минимальна, что можно видеть на многочисленных кадрах из горячих точек. Особенно убедительно непригодность БМП как средства поддержки и защиты пехоты была продемонстрирована в Грозном в декабре 1994-го — январе 1995-го.

Сергей Маев вспоминает, что в Афганистане ни одна операция — от охраны блокпостов до боестолкновений — не проводилась без участия бронетанковой техники. Но танкисты не успевали своевременно обнаруживать и уничтожать цели на близких расстояниях в горах, среди дувалов и глинобитных построек, при этом сами становясь приоритетной целью для вооруженных РПГ-7 душманов. Возникла острая потребность в машине с мощными огневыми средствами, способными уничтожать опасную живую силу противника на расстоянии до двух километров, прикрывать своим огнем пехоту и десант. И ей оказалась легендарная «шайтан-арба» — ЗСУ-23−4 «Шилка», с которой часто за ненадобностью демонтировался радиолокатор. Счетверенная 23-мм пушка буквально плевалась кучей снарядов, сметая душманов в «зеленке», за дувалами и в автомобилях. Недостаток у «Шилки» был один — слабое бронирование.

С небес на землю С небес на землю Разработанная для противовоздушного прикрытия наземных войск ЗСУ-23−4 «Шилка» выпускалась в огромных количествах (около 6500 штук). Со снятыми антеннами РЛС успешно применялась для работы по наземным целям в Афганистане, Чечне, Приднестровье, Карабахе. Сейчас используется всеми сторонами конфликта в Сирии и на востоке Украины.

Первый шаг

Идея создания смешанных бронетанковых подразделений высказывалась еще в конце Второй мировой войны, но сейчас необходимость в них стала острее. Сергей Маев уверен, что от полностью танковых рот нужно уходить. Требуются новые подразделения, где были бы танки как основное средство, боевые машины поддержки танков, которые взяли бы на себя задачу защиты от многочисленной пехоты, были бы тяжелые БМП, обеспечивающие выдвижение пехоты, зенитные средства на танковой базе, хорошо защищенные самоходные артиллерийские установки, инженерные машины. «Этого пока ни у кого нет, — говорит Маев, — БМП впервые в мире появилась у СССР. Поэтому мы и должны стать родоначальниками новых бронемеханизированных групп».

И первый шаг к этому Россия уже сделала. Идея боевой машины поддержки танков (БМПТ) родилась в Афганистане вследствие горького опыта. Наши танки попадали под перекрестный огонь гранатометов душманов в кишлаках, на дорогах. Они лупили почти в упор из РПГ-7, и мы ничего не могли противопоставить этому огню. Потому что танк не предназначен для коротких боестолкновений с пехотой. Требовалась специальная машина, которая имела бы несколько каналов стрельбы и могла своим огнем на расстоянии до 2,5 км полностью контролировать пространство и не давать противотанковым средствам наносить удар. Концепцию разрабатывали специалисты Военной академии бронетанковых войск и 38-го НИИ МО, а головным исполнителем в 1987 году назначили Челябинский тракторный завод. Опытно-конструкторские работы получили шифр «Рамка».

Т-14 «Армата»

Конструкторским бюро ЧТЗ было создано десять вариантов компоновки боевой машины, отличавшихся расположением моторно-трансмиссионного отделения, составом и размещением вооружения. Из оружия рассматривались 100-мм пушка, 30-, 45- и 57-мм автоматические пушки, ПТУРы «Конкурс», «Корнет», «Атака», неуправляемые ракеты С-8, 7,62-мм и 12,7-мм пулеметы. На базе танка Т-72Б опытное производство ЧТЗ изготовило две варианта экспериментальных БМПТ с разными наборами вооружения. На первом варианте стояли две независимые стабилизированные 30-мм пушки, два 30-мм курсовых гранатомета АГ-17, пулемет ПКТ и противотанковые ракеты «Конкурс». Второй получил 100-мм орудие / пусковую установку 2А70, спаренную с 30-мм автоматической пушкой 2А72, и пулемет ПКТ. По сути, на танковый корпус поставили башню от БМП-3. Дополнительно использовались два курсовых автоматических гранатомета и два бортовых 7,62-мм пулемета ПКТ. Экипаж состоял из семи человек: механика-водителя, командира, оператора-наводчика, двух операторов курсовых гранатометов и двух операторов бортовых пулеметов. Испытания показали, что смешанный танковый взвод из двух танков Т-72Б и БМПТ поражала больше целей и имела в среднем на 30% большую эффективность. Недостатком экспериментальных машин стало то, что конструкторы пошли почти по пути многобашенных танков, которые вовсю разрабатывались в нашей стране в 1930-е годы: пятибашенный Т-35, трехбашенные Т-28 и Т-29, двухбашенные СМК и Т-100. Вспомогательные башни в них тоже были призваны работать по пехоте и слабобронированным целям. Впечатляющие на парадах, многобашенные танки оказались малопригодными для реальных боевых действий: командир танка физически не мог управлять огнем всех башен, и в сражении такая машина действовала неэффективно. Громоздкая конструкция с экипажами под десять человек и слабой бронезащитой становилась прекрасной мишенью.

Развить тему БМПТ Челябинскому тракторному заводу не удалось: в предбанкротном состоянии его работу приостановили. И при вводе войск в Грозный 31 декабря 1994 года для усиления огневого воздействия пришлось использовать ЗПРК «Тунгуска» — дальнейшее развитие «Шилок». Они и оказались первыми целями боевиков с гранатометами, почти все были уничтожены и задачу по огневому прикрытию не решили.

БМП «Армата»

Звезда выставок

Снова пошли разговоры о необходимости БМПТ. По результатам войны в Чечне были уточнены требования к таким машинам: уровень защиты экипажа и боевой живучести выше, чем у танков; наличие многоканального комплекса вооружения, способного сосредотачивать огонь и одновременно поражать несколько целей вкруговую; непрерывное круговое наблюдение за полем боя; подвижность выше, чем у танков; максимальная унификация с танками, находящимися на вооружении или в разработке.

Работы над БМПТ возобновили только в 1999 году в Уральском конструкторском бюро транспортного машиностроения (УКБТМ) в Нижнем Тагиле под шифром «Рамка-99». Уже к началу 2000 года был готов первый экспериментальный образец, открыто представленный на выставке Ural Expo Arms — 2000 в Нижнем Тагиле. После замечаний Министерства обороны были внесены изменения и к июлю 2002 года изготовлен новый опытный образец. Огневую мощь усилили двумя автоматическими пушками 2А42 и пулеметом ПКТМ, которые установили вместо спарки из пушки 2А42 и автоматического гранатомета АГ-30. Прицелы командира и наводчика были заменены более эффективными, а противотанковые ракеты «Корнет» — более мощными «Атака-Т». Вооружение размещалось в необитаемой бронированной надстройке, а весь экипаж — в хорошо защищенном корпусе. За счет удаления бортовых пулеметчиков экипаж удалось сократить до пяти человек. Новая БМПТ, которую назвали «Терминатор», получила возможность круглосуточно всеракурсно обнаруживать цели, подавлять танкоопасную живую силу противника по ходу движения из курсовых гранатометов на дальностях до 1400 м, всеракурсно из пушек до 3 км, поражать тяжелобронированную технику и атакующие вертолеты на дальностях до 5 км.

БМПТ-72 «Терминатор»

Большой арсенал обеспечивал ведение боевых действий в течение долгого времени. Четыре оптических канала наблюдения и прицеливания, панорама кругового обзора, высокая скорость поворота башни, постоянная готовность к ведению огня автоматическим вооружением, возможность длительной безостановочной стрельбы — этим не может похвастать ни одна тяжелобронированная машина в мире. Угол подъема блока вооружения в 45° позволяет стрелять по целям на верхних этажах зданий или на господствующих высотах в горах. В короткое время машина стала звездой выставок, телепередач, журналов и производителей стендовых моделей. Ни у кого в мире не было ничего похожего, военные жаждали испытать машину в деле, но, несмотря на все это, решение об оснащении сухопутных войск БМПТ принято не было.

Разработчики не сдавались и задумали перепозиционировать БМПТ в противопартизанскую или антитеррористическую машину. Для этого решили упростить прицельный комплекс, систему управления огнем, снять задачу борьбы с танками. «Уралвагонзавод» получил разрешение на поставку БМПТ за границу. Придумали и соответствующий слоган: BMPT Terminator. Function: Destroyer. Mission: Antiterror.

БМПТ «Терминатор» БМПТ «Терминатор» Второй вариант БМПТ, разработанный УКБТМ в Нижнем Тагиле. Первый представленный в 2000 году образец имел вынесенный блок вооружения с одной 30-мм пушкой 2А42, спаренным с ней 7,62 ПКТМ и четырьмя пусковыми установками ПТУР «Корнет». В надгусеничных полках установлены два 30-мм гранатомета АГС-17Д. Второй вариант получил уже две 30-мм пушки 2А42 и КУВ «Атака-Т».

Казахский терминатор

Первым покупателем «Терминаторов» стал Казахстан, получивший новые машины в 2011 году и сразу же представивший их на военном параде 30 августа в Астане. Казахи незамедлительно начали активно испытывать новую технику, разрабатывая разнообразные схемы ее применения. Именно казахской армии принадлежит создание теперь уже устоявшегося тандема БМПТ и тяжелой огнеметной системы ТОС-1А «Солнцепек»: «Солнцепек» выполняет основную задачу по огневому поражению, а «Терминаторы» окончательно зачищают территорию. По результатам учений заместитель министра обороны Казахстана дал высокую оценку БМПТ, заявив, что по боевому потенциалу они заменяют 2−2,5 БМП или 3−4 БТР, являясь универсалами для поддержки личного состава мотострелковых и танковых подразделений в наступательных и оборонительных действиях.

Было принято решение разработать более дешевый вариант на базе танков Т-72, имеющихся в Республике Казахстан в достаточном количестве. По требованию казахских военных были убраны курсовые гранатометы, что позволило отказаться еще от двух членов экипажа, сократив его до трех человек. Новая машина, в короткий срок разработанная УКБТМ, получила название БМПТ-72 «Терминатор-2». А вот упрощать систему управления оружием, как предлагали уральцы, казахи не захотели, настояв на введении тепловизионного канала в панорамный прицел командира. Транспортно-пусковые контейнеры ракет были дополнительно забронированы и эффектно разнесены по бортам с целью понижения радиолокационной заметности. Освободившееся пространство внутри корпуса позволило увеличить запасы топлива (запас хода возрос до 700 км). Внешний вид нового «Терминатора» стал достойным фантастических фильмов и компьютерных игр.

Сдвинулся лед и в российской армии. На Международном военно-техническом форуме «Армия-2017» заместитель министра обороны объявил, что впервые в интересах сухопутных войск закупается боевая машина поддержки танков, созданная Уральским конструкторским бюро транспортного машиностроения. Судя по всему, машины должны быть поставлены в этом году в количестве не менее 10 штук. Правда, на первоначальном этапе будут поступать не более современные и дешевые БМПТ-72 «Терминатор-2», а старые «Терминаторы» с курсовыми гранатометами и экипажами в пять человек, так как именно в таком виде БМПТ прошла государственные испытания в 2006 году.

БМПТ-72 «Терминатор-2» БМПТ-72 «Терминатор-2» Базируется на корпусе и ходовой части танка Т-72 с аналогичным расположением трех членов экипажа. Вооружение представлено двумя спаренными 30-мм автоматическими пушками, комплексом управляемого вооружения и одним танковым пулеметом калибра 7,62 мм. На боковых сторонах башни установлены два бронированных контейнера с управляемыми ракетами 9М120−1 или 9М120−1Ф/4. Принят на вооружение армией Казахстана.

Роботы атакуют

Вполне возможно, российская версия может проскочить казахский вариант, сразу превратившись в «Терминатора-3» с 57-мм автоматической пушкой: специалисты сходятся во мнении, что 30-мм пушек для решения современных задач по борьбе с легкобронированными целями и живой силой за укрытиями недостаточно. Прообразом может служить российский необитаемый боевой модуль с 57-мм пушкой разработки ЦНИИ «Буревестник», впервые показанный на выставках «Армия-2015» в Москве и IDEX 2015 в Абу-Даби (ОАЭ).

Но БМПТ только первый кирпич в концепции новых смешанных бронегрупп, для ее завершения не хватает еще множества компонентов. Опять же понятно, что бутылочным горлышком таких ударных бронированных машин становится время реакции командира и операторов систем вооружения. В современных системах ПВО многие функции выбора цели и принятия решения на ее уничтожение уже автоматизированы. Ничто не мешает применить подобные технологии и на земле. «Традиционный подход к созданию бронетанковой техники исчерпывается, и надо переходить на те решения, которые раньше казались фантастикой», — говорит Сергей Маев. Вес танка в 60 т — это предел, и он уже достигнут. Техника должна быть максимально роботизированной, пора переходить на гибридные двигательные установки.

Например, для роботизированной техники был бы идеальным газотурбинный двигатель, который мы научились делать очень хорошо. У него компактные размеры и высокий запас мощности, его можно использовать как сердце мощных генераторных установок. Современные 125-мм пушки уже не решают всех задач по гарантированному поражению тяжелой техники противника. Временным решением мог бы стать переход на 152-мм гладкоствольные пушки, который обсуждается уже не одно десятилетие. Из метательных порохов уже выжали все, что возможно, и в перспективе нужно смотреть на оружие, сконструированное на других физических принципах, — термохимическое, электромагнитное и другое. В общем, неспроста новый вид боевой машины назвали «Терминатором». Фантастика не так уж и далека от реальности.

Статья «Новая бронетанковая доктрина» опубликована в журнале «Популярная механика» (№9, Сентябрь 2018).
Нравятся грозные танки и самолеты, боевые роботы и «умные» ракеты?
Самые свежие новости военных технологий у вас на почте!
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.