«Самое большое впечатление производит реактивный пехотный огнемет „Шмель“, — наш консультант по спецоперациям Дима, стрелявший, по-моему, из всего на свете, мечтательно замолк на минуту. — Представится возможность — не упусти». Возможность представилась быстро — Министерство Обороны любезно пригласило нас в Шиханы, бывшее родовое имение героя Отечественной войны 1812 года Василия Орлова-Денисова, а ныне место дислокации 33-го ЦНИИИ МО, или Центрального научно-исследовательского испытательного института химических войск Министерства обороны. Где мы и смогли испытать эти самые реактивные огнеметы.
Реактивный огнемёт: тест-драйв РПО-А от «Популярной механики»

Для тех, кто не служил в армии, напомним, что огнеметы — струйные, ранцевые, реактивные, залпового огня — в нашей стране исторически проходят по линии химических войск. Дело в том, что армейские химики занимались не только отравляющими веществами и средствами защиты от них, но и многими другими интересными вещами, например созданием новых зажигательных смесей и составов. И конечно, средствами для их применения — струйными огнеметами. Огнемет для танков Т-34 и КВ, ранцевый огнемет для пехоты, фугасный огнемет, противотанковые зажигательные бутылки («коктейли Молотова») и соответствующие авиационные бомбы — все это создавали и испытывали военные химики. Документально подтверждено, что огнеметным вооружением во время Великой Отечественной войны уничтожено более 3200 танков и штурмовых орудий противника.

Ранним утром мы уже стояли на полигоне, и майор Максим Хоменко проводил с нами необходимый инструктаж перед ящиками с огнеметами. «Стрелять будем как из уже легендарного реактивного пехотного огнемета РПО «Шмель», так и из его более современного аналога — малогабаритного реактивного огнемета МРО «Бородач», а также из струйного пехотного огнемета СПО «Варна». Кроме того, в нашем институте проходят испытания новейшие реактивные пехотные огнеметы повышенной дальности и мощности РПО ПМД-А «Шмель-М», или проще — «Приз», и про них я вам тоже расскажу». Фото

Опасное насекомое

Самый легендарный огнемет — это, конечно, РПО-А «Шмель». Индекс «А» означает, что используется термобарический заряд, о чем предупреждают две красные полоски на корпусе огнемета. Еще бывает зажигательный РПО-З (одна красная полоска), который применяется для создания очагов пожара в помещениях и на открытых пространствах, и совсем малораспространенный дымовой РПО-Д (желтая полоска) для моментального создания дымовой завесы с временем действия 80−120 секунд, создающей непереносимые условия для пехоты и очаги пожара.

В ящике «Шмели» лежат, сцепленные парами-вьюками для удобства переноски. Чтобы разъединить их, нужно выдернуть предохранительную чеку. Майор Хоменко говорит, что чеку от своего первого «Шмеля» все обычно сохраняют на память. Нужно ли говорить, что у меня теперь болтается на связке ключей вместо брелока. Кстати, к каждому «Шмелю» в комплекте идет пара превосходных беруш. Фото

РПО-А приводится в боевое положение просто: выпрямляется передняя ручка, корпус кладется на плечо, поднимается прицельная планка, выставляется дистанция выстрела, большим пальцем правой руки отводится наверх предохранитель, закрывающий спусковой крючок. Прицеливаешься через диоптрический прицел и жмешь на спуск. Выстрел! А спустя секунду — ударная волна от термобарического взрыва.

При стрельбе из РПО нужно учитывать несколько моментов. Во‑первых, надо очень твердо держать левую руку, так как при выстреле огнемет норовит «клюнуть носом», и если совсем расслабиться, то можно выстрелить себе под ноги. Кроме того, сразу после выстрела из трубы вылетает отработанный реактивный двигатель, который падает в нескольких метрах от стрелка. Некоторые, стреляющие первый раз, пугаются, думая, что это упал сам заряд, который через мгновение создаст «непереносимые условия для пехоты».

Пуская пыль

С явлением объемного взрыва человечество познакомилось задолго до появления пороха — на воздух периодически взлетали мельницы, зернохранилища, сахарные заводы, столярные мастерские и угольные шахты. Словом, помещения, в которых скапливается взвесь горючих веществ и воздуха. Именно на этом принципе действует боеприпас объемного взрыва. Необходимо создать аэрозольное облако горючего вещества в смеси с атмосферным воздухом и подать в это облако искру. Взрыв получается очень мощный, причем расход действующего вещества в несколько раз меньше, чем у бризантной взрывчатки при взрыве со сравнимыми параметрами. Боеприпас объемного взрыва не содержит окислителя, его роль играет атмосферный кислород. Однако создать облако у цели и инициировать взрыв — это весьма нетривиальная техническая задача, и тут-то и кроются самые важные конструкторские ноу-хау. Фото

Первыми с такими боеприпасами начали экспериментировать немецкие инженеры, пытаясь смоделировать взрыв угольной пыли в шахтах. Угольную пыль распыляли зарядом пороха и потом подрывали. В шахте, где прочные стены благоприятствовали развитию детонации, метод работал, а вот на открытом воздухе не получалось.

Решение для открытых пространств было найдено годы спустя. Во время вьетнамской войны американцы использовали боеприпасы объемного взрыва для мгновенной расчистки в джунглях посадочных площадок для вертолетов. С угольной пылью возиться они не стали, а снаряжали бомбы окисью этилена, окисью пропилена, метаном, нитратом серебра и МАРР (смесью пропина, пропадиена и пропана). Появились подобные боеприпасы и у нас. От окисей советские специалисты быстро отказались — они были токсичны и довольно опасны при хранении ввиду своей летучести. Остановились на компромиссном варианте: смеси разных видов горючего (аналогов легких бензинов) и порошка алюминий-магниевого сплава. Однако эксперименты показали, что при шикарных внешних эффектах поражающее действие объемно-детонирующих боеприпасов (ОДБ) оставляет желать лучшего. Первой потерпела фиаско идея атмосферного взрыва для поражения самолетов — эффект оказался ничтожным, разве что «сбоили» турбины, которые тут же перезапускались заново, так как даже не успевали остановиться. Против бронетехники это вообще не работало, там даже двигатель не глох. Словом, эмпирическим путем было установлено, что бомбы и снаряды объемного взрыва лучше всего использовать в качестве специализированных боеприпасов для поражения малостойких к ударной волне целей, прежде всего неукрепленных зданий и живой силы. И все. Для тотальной войны это оружие явно не годилось. Фото

Это невыносимо

При советских экспериментах с разной компоновкой объемных боеприпасов выяснилось, что если первичный разрывной заряд не полностью утопить в смеси, а оставить открытым с торцов, то облако поджигается с самого начала его распыления и происходит частично детонация, а частично — обычное горение. Мы получаем «бракованный» взрыв — правда, высокотемпературный. Именно этот процесс и называется термобарическим. В начале 1980-х действие казавшихся поначалу бесполезными термобарических боеприпасов продемонстрировали высшему военному руководству, представив его как антидиверсионное — заряды выжигали все живое, не повреждая защищенные и бронированные объекты. Демонстрация оказалась настолько эффективной, что практически все роды войск загорелись желанием иметь такое оружие. Для огнеметных подразделений войск РХБ защиты ВС РФ началась разработка реактивных пехотных огнеметов «Шмель» и «Рысь». Главное ракетно-артиллерийское управление сделало заказ на проектирование термобарических боевых частей к реактивным системам залпового огня, войска радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ) решили обзавестись собственной тяжелой огнеметной системой (ТОС) «Буратино».

Вскоре первые опытные образцы появились в Афганистане, где оружие с двумя красными полосками на корпусе стало культовым. А наша страна получила статус бесспорного лидера в области разработки такого оружия. Особенно эффективно оно было в условиях городского боя — одно попадание в окно, и небольшой дом полностью зачищен от противника.

Поражающее действие ОДБ отличается от действия традиционной бризантной взрывчатки типа тротила или гексогена. Действие ударной волны при использовании бризантной взрывчатки очень непродолжительно во времени, а повышенное давление при термобарическом взрыве сохраняется довольно долго, так как мы имеем комбинацию взрыва с горением. «Если охарактеризовать действие обычной взрывчатки как удар пешехода быстро движущимся грузовиком, то действие боеприпаса объемного взрыва можно сравнить с катком, который не просто наехал, но и постоял некоторое время на жертве, — поясняет нам гражданский эксперт, специалист по термобарическим взрывам. — Но сами трупы противника не обгорают — просто не успевают, процесс все-таки довольно быстрый. Лежат как живые, но если подойти и ткнуть ногой, колышутся, будто сделаны из желе». При стрельбе из РПО нужно очень твердо держать левую руку, иначе огнемет может «клюнуть носом». После выстрела из трубы вылетает отработанный реактивный двигатель, который падает в нескольких метрах от стрелка. Новички часто пугаются, думая, что это упал сам заряд.

Второй пошел!

«Комментировать технологии изготовления и действие боеприпасов я не имею права, — продолжает вежливый майор Хоменко. — Зато могу сделать из вас неплохих огнеметчиков». Мы переходим к малогабаритному реактивному огнемету МРО-А «Бородач». Всем хорош «Шмель», но тяжеловат (11 кг), и из него не рекомендуется стрелять из помещений объемом меньше 40 м³, так как получение баротравмы неизбежно. Хотя максимальную эффективность он показывает именно в городских условиях. Говорят, во время чеченской кампании один офицер, прикрывая отход своего отделения, произвел более десяти выстрелов из «Шмеля» как раз из помещения меньше 40 м³, за что получил звание Героя России. А Героя у нас просто так не дают.

Так вот, из «Бородача» можно стрелять из окна, и наград за это уже не дадут. И весит он гораздо меньше «Шмеля» — всего 4,6 кг. Но, говорит майор Хоменко, оба огнемета наносят противнику колоссальный урон. Правда, максимальная дальность «Бородача» обозначена как 450 м, а «Шмеля» — 1 км.

Уже знакомым движением выпрямляю переднюю ручку, кладу трубу на плечо, поднимаю прицельную планку, выставляю дальность, выдергиваю чеку, поднимаю предохранитель и нажимаю гашетку сверху. Ракета пошла! Стрелять из «Бородача» значительно комфортнее и в плане звука, и в плане удержания, что сказывается на точности. Мы стреляли в танк с расстояния в 150 м. Как можно попасть, например, «Шмелем» в окно на расстоянии в километр, я представляю слабо. В такую даль реактивными огнеметами можно стрелять разве что залпом. Фото

Струей по врагу

Человек непосвященный легко может спутать струйный пехотный огнемет СПО «Варна» со «Шмелем» — внешне они очень похожи, да и калибр 93 мм совпадает, как и прицельные приспособления. Но в остальном эти огнеметы различаются кардинально. Если в «Шмеле» термобарический состав летит к цели внутри корпуса, то в СПО все по‑другому. Реактивный вышибной двигатель, собранный вместе с открытым с торца контейнером с огнесмесью, выстреливается из огнемета и пролетает вперед метров на десять. Из контейнера в этот момент вылетает уже воспламененный сгусток огнесмеси в специальной сетчатой оболочке, которая не дает смеси развалиться в воздухе.

Дальность выстрела «Варны» небольшая, максимум 120 м (до танка мы не добили). Но зато это огнемет в самом жутком смысле этого слова. В точке попадания он создает настоящий ад — желеобразная смесь горит с очень большой температурой, сжигая даже то, что обычно гореть не может. Да, стрелять из СПО «Варна» можно и из закрытых помещений. В общем, в недружелюбном городе лучше подруги, чем «Варна», трудно придумать. Фото

Призовая игра

Самую последнюю разработку тульского КБП им. Шипунова — РПО ПМД-А «Шмель-М», или «Приз», — мы увидели только в использованном варианте, но рассказать о ней все же стоит. «Приз» значительно точнее и дальнобойнее оригинального «Шмеля» — прицельная дальность 800 м, а максимальная — 1,7 км, что и зафиксировано в одном из вариантов названия — «реактивный пехотный огнемет повышенной дальности и мощности». Большая дальность достигается оригинальным инженерным решением: во время выстрела вперед подается второй вложенный трубчатый контейнер, что почти в два раза увеличивает длину ствола и, соответственно, дальность выстрела. Увеличился и термобарический заряд огнемета: 3,2 кг против 2,1 кг у «Шмеля». Получил новый огнемет и многоразовую легкую и компактную рукоятку, унифицированную с рукояткой малогабаритного гранатометного комплекса МГК «Бур», на которой имеется планка для крепления ночных и дневных прицелов. Словом, его легендарному предшественнику можно уходить на покой. Он свое дело сделал. Благодарим начальника ФГБУ «33 Центрального научно-исследовательского испытательного института» МО РФ Сергея Владимировича Кухоткина и начальника отдела Сергея Александровича Козлова за помощь в подготовке статьи.

Статья «Зажгли не по-детски» опубликована в журнале «Популярная механика» (№11, Ноябрь 2016).