Такого размера боевую машину видеть еще не приходилось. Близкая по габаритам к квадроциклу, похожая на игрушечный танк, она резво, с негромким тарахтением гусениц перекатывалась по заросшим травой неровностям ландшафта. Потом стало шумно. Машина встала на позицию, и на конце дула пулемета замелькали оранжевые лепестки огня…
Российские боевые роботы «Платформа-М» и «Уран-9»: тест-драйв

После нескольких очередей в атаку двойками пошла морская пехота. Теперь заговорили «калаши». Так на военно-морском десантном полигоне «Хмелевка» нам представили возможности российского боевого робота «Платформа-М». А есть ли в России другие боевые роботы? Есть, и их уже немало.

Одни из них созданы по заказу Министерства обороны, другие разрабатываются по собственной инициативе предприятий в надежде, что военные заинтересуются их конструкциями. «Не все из этих разработок будут в конечном итоге приняты на вооружение, — говорит начальник Главного научно-исследовательского центра МО РФ полковник Сергей Попов, — так как у Министерства обороны очень высокие требования к технике». И все же стимул побороться за заказы военных у предприятий есть. Совершенно очевидно, что наша армия заинтересовалась беспилотной сухопутной техникой всерьез: роботы нужны, причем разные роботы!

Фото

«Роботизация вооружения и военной техники носит межотраслевой, комплексный характер, — продолжает полковник Попов. — В Минобороны России разработана комплексная целевая программа «Создание перспективной военной робототехники до 2025 года». Военно-научным комплексом под общим руководством Генерального штаба Вооруженных сил РФ также создана концепция применения робототехнических комплексов военного назначения до 2030 года».

Вдохновленные таким интересом военных к новому поколению боевой техники, мы решили познакомиться с несколькими уже действующими образцами роботов, которые умеют стрелять. Начали с малогабаритной «Платформы-М» — ее впервые показали на Параде Победы в Калининграде в 2015 году. Сразу надо сказать, что все увиденные нами образцы (и «Платформа-М» не исключение) разрабатываются именно как многофункциональные платформы, способные нести как вооружение, так и разведывательное, инженерное оборудование, а также выполнять роль транспортеров. Но если об инженерных роботах «ПМ» уже писала, то с железными «бойцами» мы встретились впервые.

Благодаря широким гусеницам и силовой установке мощностью 400 л.с. «Уран-9»
демонстрирует на полигоне отличную проходимость, ему не страшны ни неровности, ни зыбкий песок. И движется он тихо.

В бой с «Платформой»

«Платформа-М», детище ижевского ОАО «НИТИ «Прогресс»», весит около 800 кг и способна нести на себе около 300 кг полезной нагрузки. Этого робота можно считать маленьким, но он явно не будет самым маленьким в ассортименте. Армию интересует роботизированная техника в большом спектре размерностей: от массы в несколько десятков килограммов до нескольких десятков тонн. В частности, недавно прозвучало заявление о возможном создании телеуправляемого танка на основе перспективной «Арматы». Конечно, у «Платформы-М» задачи куда скромнее, чем могут быть у роботизированного 50-тонного монстра.

«Прежде всего, к его задачам можно отнести патрулирование, — говорит Евгений, оператор робота. — Машина может передвигаться по заданному периметру, а оператор будет находиться с пультом управления, например, в блиндаже. Также важная задача — движение впереди небольшой группы бойцов с целью оказания им огневой поддержки». Вооружена «Платформа-М» четырьмя гранатометами АГС-30 и модернизированным танковым пулеметом Калашникова (ПКТМ) калибра 7,62 мм с боезапасом в 400 патронов. Говорится о том, что эта машина смогла бы найти себе применение в городских боях, но есть ощущение, что среди городской застройки ее жизнь окажется недолгой. Броня «Платформы-М» способна выдерживать лишь выстрелы из стрелкового оружия, но уже попадание гранаты, скорее всего, станет фатальным. Впрочем, если речь идет не об интенсивных боях, а о штурме здания, где засели легковооруженные экстремисты, «Платформа-М» могла бы оказаться весьма полезным средством огневой поддержки. Робот сможет наиболее эффективно проявить себя в точечных операциях с использованием фактора неожиданности и при отсутствии сильного огневого противодействия. Машина передвигается на резиновых гусеницах, а в движение их приводят два 6,5-киловаттных мотора, питающихся от аккумулятора. Нельзя сказать, что «Платформа-М» едет бесшумно, но в боевой обстановке (когда все «шумит, и гремит, и грохочет кругом»), легкий стук гусениц никто дальше, чем за несколько метров, не услышит. Одной зарядки батареи машине хватит на шесть-десять часов беспрерывного движения. При максимальной скорости 12 км/ч «Платформа-М» способна, таким образом, выдвинуться довольно далеко от места, на котором ее выгрузят с КамАЗа", но управлять машиной дистанционно можно будет лишь максимум с полутора километров. В условиях города, при наличии сложного рельефа это расстояние дополнительно сократится. Робот оснащен камерами сзади и спереди, специальная камера используется для прицеливания. Все изображения поступают на экран пульта управления. В руках у оператора джойстик, очень напоминающий аналогичное приспособление для телеприставок. «Легко управлять машиной?» — спрашиваю Евгения. «Да, легко, — отвечает он. — Ну, как в компьютерной игре».

 Обеспечить высокую проходимость для этой легкой платформы непросто,
но все же робот справляется с довольно сложным ландшафтом. На фото «Платформа-М» движется по песчаной дороге к берегу Балтики.

Тяжелая поступь

Первая версия приставки Sony Playstation была представлена в 1994 году. Примерно тогда или, может, чуть раньше родились многие из тех, кто сегодня имеет прямое отношение к роботизации наших Вооруженных сил. «Да, управление роботом, наведение оружия на цель — все это очень похоже на действия игрока в компьютерной «стрелялке», — говорит генеральный директор ОАО «766 УПТК» Министерства обороны РФ Дмитрий Остапчук, — и потому молодому поколению, которое играет на компьютерах и приставках с раннего детства, лучше понятно, каким должен быть боевой робот». Ивану Рукленку, главному конструктору «776 УПТК», в стенах которого создан роботизированный комплекс разведки и огневой поддержки «Уран-9», всего 27 лет. Многие из его коллег также выглядят очень молодо. Но делами они заняты не игрушечными. «Уран-9» уже похож на серьезную боевую машину. Его масса — 12 т. Вооружение тоже куда мощнее, чем у «Платформы-М». Здесь мы видим тот же ПКТМ, однако рядом с ним автоматическая 30-мм пушка 2A72. Место гранатометов тут заняли огнеметы «Шмель-М», которые смогут поражать живую силу противника на дальности до 800 м. Также есть возможность оснастить робота сверхзвуковыми противотанковыми ракетами «Атака» с тремя видами боевых частей — тандемной кумулятивной, фугасной с объемно-детонирующим составом, осколочно-фугасной с неконтактным датчиком цели. В дневное время робот сможет поражать объект типа «танк» на расстоянии до 5 км.

«Наш робот, конечно, не подойдет для лобовой атаки на противника с мощными огневыми средствами, говорит Иван Рукленок, — это все-таки не танк. Но «Уран-9» сможет оказывать огневую поддержку передовым группам, участвовать в городских боях, заниматься разведкой, работать в засаде или прикрывать отход. В последнем случае преимущество робота очевидно: одно дело оставить для прикрытия человека, который подвергает себя колоссальной опасности, другое дело — машину». Среди сложностей, с которыми пришлось справляться конструкторскому коллективу «776 УПТК», Иван отмечает необходимость сопряжения разных систем управления — движением, огнем и т. д. Пришлось снабдить робота единым «мозгом» — бортовым вычислителем, который объединил в себе управление машиной в целом.

Робот «Платформа-М»
производится серийно и принят на снабжение Вооруженными силами России.

Война лазеров

В конструкции «Урана-9» заложен модульный принцип, то есть элементы машины способны работать и управляться отдельно. Башню с вооружением можно снять и переместить на другую движущуюся платформу, а то и просто разместить на стойке. Отдельно в качестве транспортной платформы можно использовать шасси.

«Уран-9» завершает испытания на одном из стрелковых полигонов в Центральной России. Машина лихо взрывает песок, легко преодолевает неровности, потом занимает позицию и открывает огонь по мишеням.

Полковник Леонид Масленников — военный представитель, курирующий работу по проекту «Уран-9», рассказывает, что на данном полигоне испытывается в основном работа боевого модуля. Этим тестам предшествовали ходовые испытания, а также проверялись возможности разведывательных систем. «На борту машины размещено много аппаратуры, — говорит Леонид Масленников. — Это оптико-прицельная станция (оптическая и инфракрасная камеры, дальномер), а также система локации средств противника». В частности, «Уран-9» оснащен системой обнаружения облучения лазерными устройствами, для чего по периметру робота установлены специальные сенсоры. Более того, машина сама сканирует окружающее пространство и обнаруживает цели противника. Также есть возможность поставить маскировочную дымовую завесу.

Фото

Ноги — не для болот!

Гусеничное шасси робота — собственная разработка «776 УПТК». А почему бы не взять ходовую часть от какой-то существующей гусеничной боевой машины? «Не вижу в этом никакого смысла, — говорит Дмитрий Остапчук. — В конструкции машин, на борту которых находится экипаж, есть много «излишеств», направленных на поддержание жизнеобеспечения, на травмобезопасность. Например, экипаж вряд ли сможет работать с перегрузками свыше 2 G — делать это просто физически невозможно, находясь внутри бронетанковой техники. Для беспилотной машины все это лишнее — железо выносливее человека».

Гусеницы — это все-таки как-то обыденно, привычно. Кто из нас не смотрел видео, на которых американский робот-мул с искусственным интеллектом вышагивает, держит равновесие, подражая движениям вьючного животного. «А зачем нам такой? Вон видите тот лесок на краю полигона? — Дмитрий Остапчук показывает рукой на обсыпанные свежей майской листвой березы. — Точно могу вам сказать, что где-то за деревьями — болото». И действительно, близкое присутствие болота выдают комары, настолько голодные и бессовестные, что нападают даже при ярком солнце и ветре. «У нас почти вся страна такая, — продолжает свою мысль инженер. — Какие ноги? Гусеницы и только гусеницы!»

И все-таки откуда такое внимание к беспилотным боевым платформам и именно в России? «У нас очень большая территория, протяженные границы, — рассуждает Дмитрий Остапчук. — Это еще один резон больше доверяться высокоавтоматизированным системам. И наконец, как показывают исследования, львиная доля ошибок, совершаемых на поле боя, вызвана состоянием стресса, который объективно испытывает военнослужащий. Да, на войне страшно, особенно сейчас, когда оружие становится все более мощным и точным. Выпуская робота на поле боя, мы оставляем оператора в укрытии или в передвижном защищенном командном пункте за 3 км от места, где робот будет сражаться с противником. Гибель робота на поле боя — быстровосполнимая потеря. Человеческая жизнь дороже».

Пульт управления и единый канал связи
позволяют одному оператору задавать «Нерехте» направление движения и вести огонь.

«Уран-9» — это не просто стреляющий робот. Комплекс будет включать в себя два робота разведки и огневой поддержки (например, один будет разведывать, другой защитит «коллегу» огнем), один тягач «Урал» и один полуприцеп для транспортировки машин, а также передвижной командный пункт. Командный пункт — это КамАЗ с бронированной кабиной и бронированным кунгом, в стенках которого имеются отверстия-бойницы. Над кунгом на телескопической мачте поднимается антенна. Отсюда управляют роботом. И хоть при слове «робот» воображение рисует нам какую-то в высшей степени самостоятельную и хитроумную электронно-механическую машину, действия «Урана-9» на данном этапе контролирует оператор. С накоплением опыта эксплуатации уровень контроля будет снижаться. Куда ехать, когда, в кого и чем стрелять, решает по‑прежнему человек. И что? Это снова похоже на компьютерную игру? «В чем-то похоже, — говорит Иван Рукленок, — и при создании систем управления мы использовали опыт разработки игровых интерфейсов. Но в окончательном виде боевой интерфейс имеет свои особенности, которые согласуются с требованием военных. Прежде всего это то, что игрок на компьютере сам себе главнокомандующий, а операторы роботов, прежде чем что-то сделать, обязаны доложить обстановку, получить приказ и лишь затем действовать».

Спасти корректировщика!

Иногда идеи роботизированных систем рождаются из каких-то специфических потребностей армии и лишь затем наполняются расширенным содержанием. Хороший пример — перспективная разработка Завода имени Дегтярева в городе Коврове. Это роботизированная платформа «Нерехта». Ковровский завод славен своими оружейными традициями: здесь трудились такие выдающиеся советские оружейники, как Владимир Федоров, Василий Дегтярев, Георгий Шпагин, предприятие давало фронту пистолеты-пулеметы, пулеметы, противотанковые ружья и авиационные пушки. После войны тут было налажено мотоциклетное производство, всесоюзную известность обрели марки «Ковровец» и «Восход». Завод продолжает работать в военной области и сегодня.

«Совместно с ВНИИ «Сигнал», который также расположен в Коврове, мы занимаемся комплексами управления огнем артиллерии, — говорит Дмитрий Фуфаев, заместитель главного конструктора «ЗиД» по направлению «Системы управления огнем». — Еще во времена Российской империи в нашей армии была введена военная специальность корректировщика огня артиллерии. Сейчас это человек с биноклем, рацией и дальномером в тылу противника или на передовой. Проблема в том, что в реальной боевой обстановке у корректировщика шансов выжить довольно мало. И первая наша идея заключалась в том, чтобы заменить на этом посту человека машиной. С этой задумкой мы обратились в профильное научно-исследовательское учреждение нашего военного ведомства, где идея нашла положительный отклик. Возражения встретила лишь узкая специализация. В результате мы приступили к разработке многофункционального робототехнического комплекса. Одна и та же гусеничная платформа может оснащаться модулем огневой поддержки или разведывательным модулем, а также выступать в роли транспортера грузов. В варианте с боевым модулем задачами «Нерехты» станут огневая поддержка пехоты, уничтожение дотов, прикрытие робота-разведчика при выполнении боевой задачи в тылу противника (например, задачи корректировки огня), патрулирование важных объектов, позиций. Высокая скорость платформы (до 32 км/ч) позволит роботам комплекса вести сопровождение колонн».

Согласно первоначальной идее,
робот «Нерехта» должен был заменить корректировщика огня, но сейчас это многофункциональная платформа с тремя вариантами полезной нагрузки.

По мысли авторов проекта комплекс «Нерехта» мог бы занять свое место в структуре артиллерийских подразделений в бригадном или дивизионном звене. Общевойсковой командир или начальник артиллерии на основе информации артиллерийской разведки, данных с БПЛА и самолетов ДРЛО принимал бы решение о направлении роботов на конкретный особо важный участок действия батареи или дивизиона. Впрочем, как считают на «ЗиД», в вопросах конкретного тактического применения машин последнее слово все равно останется за военными.

Научно-исследовательские работы по «Нерехте» начались в 2012 году. «На том этапе, — рассказывает Дмитрий Фуфаев, — нам встречались авторитетные специалисты, которые хорошо знали, что можно, а что нельзя. Но если бы мы только слушали их советы, у нас вряд ли бы что-то получилось. Нам говорили, что нельзя соединить гибридную силовую установку с бронированной платформой, но мы это сделали. Кто-то объяснял, что невозможно объединить управление платформой и полезной нагрузкой в одном канале и иметь одного оператора вместо двух, очень сложно организовать взаимодействие машин комплекса, но мы сделали и это».

Опытно-конструкторские работы, которые ведутся на собственные средства предприятия (по техническому заданию, согласованному с Минобороны) и по его инициативе, начались в 2013 году. Первый макетный образец на этапе НИР был поставлен на колесно-гусеничную платформу, что позволило принять решение по типу ходовой части и все-таки отдать предпочтение гусеницам. На сегодня у предприятия уже есть опытные образцы, одетые в броню и поставленные на гусеничное шасси собственной разработки, изготовленные на «ЗиД».

Из всех увиденных нами роботов «Уран-9» – самый грозный.
Он вооружен 30-мм автоматической пушкой, огнеметами «Шмель-М», противотанковой ракетой «Атака» и пулеметом ПКТМ.

В 2014 году комплекс «Нерехта» был выбран Фондом перспективных исследований в качестве базовой платформы для отработки самых разнообразных технологий для боевой робототехники будущего, таких как искусственный интеллект, взаимодействие с БПЛА, перспективные системы управления, каналы связи, электропитание и т. д. Первая проверка взаимодействия на полигоне робота-разведчика и робота огневой поддержки комплекса «Нерехта» проведена в 2015 году. Выполнение задачи по уничтожению комплексом условной группы террористов было продемонстрировано там же руководству ВПК заводом и Фондом перспективных исследований.

«Нерехта» относится к средним роботам, сильно уступая по массе «Урану-9» и превосходя «Платформу-М». Вооружение боевого модуля, разработанного совместно с белорусским КБ «Дисплей», составляет либо хорошо знакомый ПКТМ, либо 12,7-мм пулемет «Корд». Гибридная силовая установка дает возможность проехать около 20 км исключительно в электрическом режиме. При езде на дизельном приводе одновременно происходит зарядка батарей. Если же дизель заглушен, а аккумуляторы садятся, подзарядка может начаться только по команде оператора, чтобы автоматическое включение двигателя не демаскировало робота. На «Нерехте» установлены два высокооборотных электродвигателя, однако для движения по сложному ландшафту предусмотрен переход на пониженную передачу, для чего пришлось сконструировать специальный редуктор. Совместно с ВНИИ «Сигнал» созданы эффективные системы управления и разведки.

Комплекс, состоящий из трех роботов разного назначения, будет транспортироваться к месту применения на общей автомобильной платформе. Модульная нагрузка устанавливается расчетом комплекса в зависимости от поставленной задачи. Управлять роботом можно с помощью технологического пульта (работы в ангаре, погрузка-разгрузка), который, однако, не дает доступа к боевому модулю. Во время выполнения учебного или боевого задания оператор, находящийся на закрытой позиции, будет иметь полноценный мобильный пульт управления. И наконец, прорабатывается вариант создания передвижного пункта управления на базе бронеавтомобиля «Скорпион», причем на его крыше предполагается разместить боевой модуль, аналогичный установленному на «Нерехте».

Что характерно, и здесь, на «ЗиД», карт-бланш получили молодые, почти ровесники Playstation. Руководителем проекта назначен Владимир Хапалов, лишь два года назад закончивший вуз. С предприятием же он сотрудничает с третьего курса. После всем известного провала средних возрастов в оборонку пришла поросль молодых инженеров, и их вклад уже хорошо заметен.

Статья «Марш железных солдат» опубликована в журнале «Популярная механика» (№7, Июль 2016).