Какими станут боевые корабли будущего? Пока первые прототипы и опубликованные эскизы вызывают в памяти образы то старинных броненосцев, то океанских транспортов из фантастических фильмов. Но внешний вид все же не главное.

В основе дизайна USS Independence лежит конструкция скоростного парома Benchijigua Express, разработанного австралийской фирмой Austal. В наши дни гражданское судостроение нередко технологически опережает военное.
Интегральная надстройка и необычный корпус сделают эсминцы с ракетным вооружением класса Zumwalt похожими на подводные лодки. Возможно, они смогут вести бой в полупогруженном состоянии для обеспечения большей малозаметности.
Британия отличается весьма продвинутыми разработками. В дополнение к высокотехнологичным эсминцам «тип 45» создается «тип 26» — фрегат, получивший название «Глобальный боевой корабль».

Устремления инженерной мысли в области проектирования боевых надводных кораблей являются отражением военно-политических концепций соответствующих стран. Первое, что бросается в глаза, — это всеобщая мода на малую заметность, или технологии «стелс». Именно эти технологии придают кораблям футуристический вид, и первым в этом ряду стоит шведский корвет Visby, спущенный на воду еще в 2000 году. Характерный угловатый дизайн, затрудняющий радиолокацию, легкий корпус из композитного пластика, минимум выступающих элементов.

Шведская концепция заключалась в том, что юркий и малозаметный корвет гораздо быстрее обнаружит в прибрежных водах вражескую цель и уничтожит ее, чем будет обнаружен и уничтожен сам. В январском номере «ПМ» писала о новейшем российском корвете проекта 20380, в котором также применены композиты и элементы технологии «стелс».

Теперь при взгляде на тримаран USS Independence, представителя нового класса «боевой корабль прибрежной зоны (Littoral Combat Ship, LCS), характерные черты малозаметности уже кажутся чем-то самим собой разумеющимся. Но если Visby и российский корвет предназначены для действий в национальной прибрежной зоне с оборонительными целями, то LCS очевидно рассчитан на участие в операциях прежде всего у чужих берегов. И на это указывает многое.

К далеким берегам

Строго говоря, LCS — это два разных проекта. Один — разработка корпорации Lockheed Martin, монокорпусный корабль. Первенцем проекта в 2006 году стал USS Freedom. Второй вариант LCS, детище General Dynamics, — тримаран (номер один в серии — USS Independence). Первоначально ВМС США планировали сделать выбор из этих двух концепций, но затем было решено достраивать новыми кораблями обе линейки.

Вместе с тем, поскольку известные оружейные корпорации выполняли схожее техзадание, параметры и возможности двух типов LCS оказались довольно близки. Главное, на что сразу обращаешь внимание, — это весьма приличный для корабля прибрежной зоны запас хода. У локхидовского Freedom — 3500 морских миль на скорости 18 узлов, у Independence — 4300, это почти 8000 км. Автономность — 21 день. Второе — максимальная скорость, составляющая порядка 45 узлов (83 км/ч) и обеспечиваемая водометными двигателями. Это значительно превосходит показатели Visby (35 узлов) и упоминавшегося российского корвета проекта 20380 (27 узлов).

Речь тут явно идет о чем-то большем, чем просто замена устаревшим корветам и минным тральщикам, особенно если вспомнить, что на момент спуска на воду USS Freedom стал представителем единственного введенного в строй за все предыдущие 20 лет класса американских боевых кораблей.

Появление легких скоростных кораблей, близких по классу к корветам, стало результатом осознания новой реальности. А реальность была такова, что АУГ, тяжелые крейсеры и эсминцы хорошо подходили для демонстрации силы в эпоху холодной войны, но для конфликтов малой интенсивности нужны были более тонкие и дешевые инструменты. Среди американских военных аналитиков родилась даже концепция «уличного бойца» — недорогого, небольшого, специализированного корабля, который сможет действовать на мелководье в прибрежной зоне противника.

Идея LCS близка к этой концепции — Freedom или Independence легко себе представить выполняющими задачи где-нибудь у берегов Персидского залива. Там такие суда могли бы охотиться за дизельными подводными лодками и скоростными ракетными катерами (на которые возлагает надежды Иран), освобождать акваторию от мин, вести разведку и в итоге расчищать путь для крупномасштабного вторжения с моря.

Простые превращения

А что же со специализацией? Эта проблема легко решается за счет модульности, конструктивно заложенной в оба проекта LCS. Модульность — это, очевидно, еще один базовый тренд развития как надводных, так и подводных боевых кораблей. В применении к кораблям прибрежной зоны это означает возможность оснащения их (в зависимости от предстоящей операции) модулем для борьбы с минами, модулем для противолодочных операций или модулем для противодействия противнику, находящемуся на поверхности воды или суши.

Модули размещаются в специальных контейнерах, которые легко монтируются на корабле, а при необходимости быстро заменяются другими. В модули входит разнообразная разведывательная аппаратура: например, для обнаружения мин используется роботизированный автономный зонд, в противолодочной борьбе применяются подводные датчики и системы воздушного базирования: LCS способен нести на палубе пару вертолетов MH-60R, а также БПЛА.

В «пакет» противодействия противнику на поверхности входит 30-мм пушка mk46, производящая 200 выстрелов в минуту, а также пусковые установки NLOS (выстрел за пределы видимости) с высокоточными ракетами.

«Ближе к берегу» — таким мог бы быть лозунг многих проектов перспективных боевых кораблей. Давно разрекламированный новый класс эскадренных миноносцев с ракетным вооружением — так называемый класс Zumwalt — будет одинаково хорошо выполнять свои функции как в дальней морской зоне, так и в прибрежном мелководье. Первый представитель этого класса DDG 1000 Zumwalt должен быть вскоре спущен на воду.

Характерно, что к этому эсминцу, который впервые за сто с лишним лет будет построен по схеме с расширяющимся книзу корпусом (а-ля крейсер «Аврора»), особый интерес проявило командование морской пехоты США. «Морпехи» рассматривают Zumwalt как мощное средство поддержки морского десанта. Корабль мог бы помочь десанту ракетными и артиллерийскими ударами в тыл противника, а также обеспечил бы противовоздушную оборону места проведения операции. Высказывалось даже предположение о том, что эсминец класса Zumwalt способен выступать в качестве опорного элемента действующей в прибрежных водах противника группы LCS типа Freedom или Independence.

Ради операций в прибрежной зоне особое внимание уделено малозаметности, чем, собственно, и продиктован необычный дизайн корабля. И это при том, что Zumwalt (водоизмещение 14 500 т) фактически имеет размеры линейного крейсера и значительно больше близкого по классу эсминца с ракетным вооружением типа Arleigh Burke. Zumwalt несет на себе вертолет и три многофункциональных беспилотника MQ-8 Fire Scout, построенных по вертолетной схеме (такими же оснащены и LCS).

В конструкции эсминца просматривается еще одна интересная тенденция в кораблестроении — переход на единый электрический источник. Два газотурбинных двигателя Rolls-Royce Marine Trent 30 раскручивают генераторы Curtiss-Wright, а уже этим электричеством питаются двигатели, вращающие винты. Кроме того, возможно, в будущем от электричества будут запитываться различные перспективные системы вооружений вроде рейлганов.

Корабль роботов

Британская BAE Systems, как правило, активно участвует в крупных американских оборонных проектах, однако имеет и свои разработки, вполне отвечающие современным высокотехнологичным тенденциям. В частности, примерно с 2012 года на вооружение Королевского ВМФ Великобритании должен встать «глобальный боевой корабль типа 26» (Global Combat ShipType 26).

«Тип 26» по водоизмещению относится к фрегатам (то есть он больше корвета и меньше эсминца), и ему предстоит со временем стать «рабочей лошадкой» флота, что предполагает высокую степень многофункциональности. Это будет достигнуто, естественно, с помощью модульной конструкции — корабль легко переоборудовать под борьбу с пиратством, гуманитарную операцию или задачу установления блокады побережья.

Но, пожалуй, самой забавной английской концепцией надводного корабля будущего (это тоже проект BAE, правда, сроки его реализации неясны) можно считать так называемый UXV Combatant. Этот корабль размером с эсминец призван стать плавучей базой, ориентированной на работу с беспилотными аппаратами, как летающими, так и плавающими.

Предполагается, что UXV Combatant будет обслуживать небольшой экипаж (около 60 человек), а все взлеты и запуски разведывательных или ударных беспилотников смогут производиться в автоматическом режиме. В конечном итоге, вероятно, именно этот британский проект показывает, куда постепенно движется вся оружейная индустрия в развитых странах, и кораблестроение здесь не исключение: скоро на войну будут отправлять одних роботов.

Статья «Корабли для невчерашних войн» опубликована в журнале «Популярная механика» (№7, Июль 2013).