Яды и токсины на протяжении тысячелетий считались «точечным» оружием. Средством массового поражения их сделали промышленные технологии XX века.
Последний вдох: химическое оружие

Предмет запрета: токсичные вещества и их прекурсоры, боеприпасы и устройства для нанесения вреда с помощью этих веществ и другое оборудование для этих целей

Основной запрещающий документ: Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и его уничтожении (Женева, 1992 г.)

Вступил в силу: 29 апреля 1997 года

Ратифицировало государств (на январь 2012 года): 188

Дополнительные запрещающие документы: Декларация по использованию снарядов, целью которых является распространение удушающих или раздражающих газов (Женева, 1899 г.), Протокол о запрещении использования в военных действиях удушающих, ядовитых и других газов, а также бактериологических методов военных действий (Женева, 1928 г.)

Отравляющие вещества (ОВ) лишь тогда стали рассматриваться военными в качестве одного из средств ведения боевых действий, когда их стало возможным получать и хранить в достаточных для войны количествах. Пожалуй, это единственное оружие массового поражения, которое было запрещено до начала его применения. Гаагская конвенция 1899 года содержит статью 23, которая запрещает применение боеприпасов, единственное предназначение которых — вызывать отравление живой силы противника.

Но, как и в случае с другими видами ОМП, это мало кого останавливало. 22 апреля 1915 года в районе города Ипр на фронте шириной 6 км немецкие войска, дождавшись нужного направления ветра, выпустили 168 т хлора в сторону французских траншей. 15000 отравленных, из которых 5000 погибли, ознаменовали день рождения химического оружия (ХО).

За четыре года войны ХО заметно усовершенствовалось. Стали применяться смеси хлора с фосгеном или хлорпикрином, затем в ход пошла синильная кислота, треххлористый мышьяк, дифенилхлорарсин. Британцы придумали газометы, стрелявшие минами с ядовитой начинкой, немцы пустили в ход синтезированное еще в 1822 году первое кожно-нарывное ОВ, применив его 12 июля 1917 года в районе все того же Ипра против англо-французских войск. По названию реки ОВ назвали «ипритом», а англичане окрестили его «горчичным газом» из-за специфического запаха. Русские войска во время Брусиловского прорыва в июне 1916 года подавляли артиллерию противника снарядами с хлорпикрином и фосгеном.

Первые попытки применения химического оружия (хлор, фосген, иприт) в 1915 году оказались довольно эффективными в плане выведения из строя и деморализации противника. Однако, как и в любом военном противостоянии, «щит» не заставил себя долго ждать — меньше чем через год было организованное массовое производство противогазов с активированным углем в качестве адсорбента.

В период между двумя мировыми войнами все ведущие страны мира вели активные поиски в области ХО: американцы получили собрата иприта по способу поражений — люизит, в нацистской Германии в ходе поисков инсектицида было создано первое фосфорорганическое отравляющее вещество (ФОВ) — табун.

Во Второй мировой ОВ активно применяли вермахт и японская армия, в основном для зачистки укрепрайонов и долговременных огневых точек. Не брезговали ХО американцы и вьетнамцы в ходе боевых действий 1957−1975 годов. Не обошлась без «химии» ирано-иракская война (1980−1988) и даже вторая чеченская кампания, когда в 1999 году во время штурма Грозного федеральными войсками боевики взорвали цистерны с аммиаком и хлором.


Пугающее разнообразие

Собственно ОВ не так много, пара десятков. Но они разбросаны по такому количеству классификаций, что немудрено запутаться. Наиболее значимы из них две.

Первая — физиологическая, по типу воздействия на человеческий организм. Выделяют 6 основных типов ОВ: нервно-паралитические (фосфорорганика в виде табуна, зарина, зомана и семейства V-газов), воздействующие на нервную систему и быстро выводящие из строя большое количество солдат противника; кожно-нарывные (иприт, люизит), проникают сквозь одежду, в том числе защитную, затем через кожу и приводят к полиорганной недостаточности; эффект схож с последствиями облучения, поэтому он называется радиомиметическим; общеядовитые (синильная кислота и хлорциан), чрезвычайно быстро нарушающие клеточное дыхание; удушающие (фосген, дифосген), приводящие к отеку легких; психотомиметики (BZ, LSD), повреждающие психику и органы чувств; ирританты (хлорацетофенон, хлорпикрин, адамсит, дифенилхлорарсин, дифенилцианарсин), так называемые «полицейские» газы, задача которых — кратковременный и обратимый вывод противника из строя (не более 10 минут).

Вторая — тактическая, по боевому назначению: летальные — нервно-паралитические, кожно-нарывные, общеядовитые и удушающие; нелетальные — психотомиметики и ирританты.

Кроме того, ОВ могут быть газами и жидкостями, стойкими и нестойкими, быстродействующими и медленнодействующими, доставляемые с помощью ракет и бомб или распыляемые с самолетов.

Каждое ОВ имеет свой цифро-буквенный индекс. Например, фосген обозначается как CG, табун — GA, синильная кислота — АС, фенилдихлорарсин — PD, бис (2-хлорэтил) этиламин — HN1 и т. д. Эти индексы указываются на химических боеприпасах и средствах доставки.

Особняком стоит бинарное химическое оружие, состоящее из двух безвредных соединений, превращающихся в летальное ОВ при смешивании. Разработки в этой области чрезвычайно затратны, с другой стороны, такие ОВ не поддаются внешнему контролю, в том числе со стороны международного сообщества. Не исключено, что подобные разработки, бывшие чрезвычайно востребованными в 1960-х и 1970-х годах, ведутся и до сих пор.


Оргвыводы

В годы Первой мировой четко обозначились основные минусы ХО. Во‑первых, метеозависимость: приходилось ждать подходящих условий для атаки. Изменение направления ветра — и вот уже газ летит в сторону, а то и на самих атакующих (прецеденты были). А синильная кислота, например, быстро разлагается под прямыми солнечными лучами и при повышенной влажности. Во‑вторых, неэффективность применения по рассредоточенным войскам. В-третьих, по итогам анализа потери от ХО не превышали аналогичных потерь от обычного артиллерийского огня.

Существенно снизило спрос на ХО развитие средств индивидуальной и коллективной защиты. Современные противогазы, в отличие от своих предшественников образца начала XX века, сдерживают большинство ОВ. Добавляем сюда специализированную защитную одежду, средства дегазации и антидоты, и становится ясной невысокая популярность ХО для полномасштабной войны.

Отдельная проблема — производство, длительное хранение химических боеприпасов, их утилизация. Аварии на участках этой технологической цепочки нередко приводили к серьезным человеческим жертвам. Так что нет ничего удивительного в том, что в 1993 году ведущие державы мира согласились подписать Конвенцию о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении. К настоящему моменту, по оценкам экспертов, утилизировано около 90% арсенала ХО США и около 60% - России. Полное уничтожение ОВ ожидается к 2017−2019 годам.

Статья «Последний вдох» опубликована в журнале «Популярная механика» (№2, Февраль 2013).