Как работают водомёты московского ОМОНа?

Как работают водомёты московского ОМОНа?

На расстоянии 5 м струя воды, выстреливающая под давлением в 11 атмосфер, способна причинить тяжкие телесные повреждения, ударная же ее сила — без травм — сохраняется и на 30 м! Страшно? Водометные машины чаще появляются в политических новостях, нежели в технических статьях — при том, что, например, московский ОМОН ни разу (!) не пускал их в действие. Что же такое водомет — оружие психологической войны или действенное средство в борьбе с преступностью?

Полицейские сразу отвечают: конечно, в первую очередь работает психология. Само появление бронированного водомета на улицах города остужает даже самые горячие головы. Спецмашины выглядят грозно и всем своим видом говорят: больше никаких церемоний, сейчас будет война. Тем не менее за все время работы московского ОМОНа с водометными установками их ни разу не приходилось применять против людей. Пару раз выводили на улицы — было, но лишь в качестве подстраховки, на всякий случай. Все-таки водомет — в определенной мере оружие «предпоследней черты», дальше уже боевые действия, а до настоящих уличных боев в последний раз доходило в памятном девяносто третьем.

Тем не менее водометный спецавтомобиль можно назвать гуманным средством. Искусство стрелка заключается, помимо всего прочего, в том, чтобы не подпускать толпу на действительно опасную — для людей, а не для машин — дистанцию. На расстоянии 20−30 м удар водяной струи ощутим, он отбрасывает человека или препятствие в сторону, толкает его, при этом не причиняя увечий. Но на пяти метрах стрелять уже нельзя: можно нанести серьезные травмы.

«Шторм» (впрочем, Mercedes-Benz тоже) напоминает бронированную черепаху, целиком оправдывая прозвище, данное водометным машинам еще в середине 1970-х годов.

Впрочем, помимо разрушительной функции, водометы несут вполне мирную нагрузку — они способны тушить пожары, причем на весьма значительных расстояниях. Специально для нашего материала полицейские установили, полили бензином и подожгли конструкцию из досок и ящиков. Пылала она эффектно, пламя вздымалось метра на три, а водомет сбил огонь и потушил пожар за несколько секунд, причем с весьма приличного расстояния — метров 35−40. Омоновцы говорят: хорошо бы, чтобы его только против огня и использовали.

Краска, пена и газ

Мы протестировали два водомета — отечественный и немецко-израильский, сравнили их функции, постреляли по бочкам-препятствиям и почувствовали мощь обеих машин. С точки зрения качества сборки комментарии излишни — может ли российский автомобиль соревноваться с «Мерседесом»? К сожалению, нет. Но вот по функционалу машины практически равны, причем это подразумевает, что «Шторм» на базе КамАЗа-536053 умеет много больше, нежели его немецкий коллега. Что же должен уметь современный водомет?

Wasserwerfer 10000. Последнее слово водометной техники — это австрийский Wasserwerfer 10000, разработанный компанией Rosenbauer и поступивший в серийное производство в 2011 году. Первыми заказчиками Wasserwerfer 10000 стали полицейские Берлина и Гамбурга — там новый водомет пришел на смену устаревшей модели 9000. Водомет построен на шасси Mercedes-Benz Actros и при достаточно компактных размерах вмещает 10 т (!) воды. Он оборудован тремя лафетами — двумя передними (дальность — 65 м) и одним задним (дальность — 50 м). Насосная установка приводится в действие двигателем Deutz TCD 2012L06. По остальным функциям машина схожа с аналогами; в качестве ирритантов используются хлорбензальмалонодинитрил и хлорацетофенон.

Обе модели относятся к «спецавтомобилям среднего класса для пресечения групповых противоправных действий и массовых беспорядков» — таким образом, набор базовых функций у них примерно одинаков. Водометная машина этого типа оборудована двумя лафетами — нижним и верхним. Верхний, расположенный на крыше, собственно, и есть пушка для разгона митингов: напор ее составляет 11−12 атм. Причем мерседесовский двигатель (насосная установка приводится от отдельного силового агрегата, расположенного в задней части автомобиля) может «разгонять» воду до 15 атм и снабжен заводским ограничителем в целях безопасности. Пушка может стрелять в нескольких режимах: короткими или длинными очередями и непрерывно. Нижний лафет обладает примерно в два раза меньшей мощностью и предназначен для пожаротушения. Кроме того, если толпа подходит слишком близко, его тоже можно использовать во время разгона.


Краткая история водометов

Место и время появления первого в истории водомета точно известны: Берлин, 1930 год. Это был броневик с цистерной на базе Mercedes. Стрелок стоял внутри кабины и наблюдал за окружающей обстановкой через бойницы в башенке, расположенной на крыше и оборудованной брандспойтом. Чуть что — и он устраивал демонстрантам «баню». По принципу действия та машина отличалась от современных еще и тем, что стрелять могла только в неподвижном положении, поскольку колеса и насос приводились от одного двигателя.

Но довоенный водомет был скорее единичным курьезом, чем тенденцией. А вот после разделения Германии на ФРГ и ГДР демонстраций стало значительно больше — и немцы подошли к вопросу обстоятельно. В 1950—1970-х годах обе Германии производили водометы на всевозможных шасси (Magirus, Merсedes, MAN, Bussing), причем их количество значительно превышало спрос. Кое-что шло на экспорт, но в целом большинство боевых машин выполняло в мирное время пожарные функции. В этих машинах привод насоса уже осуществлялся от дополнительного двигателя, не отбирая мощность у основного силового агрегата.

Первые водометы современного типа, так называемые «бронечерепахи», появились в конце 1970-х — опять же в Германии, на этот раз — в Западном Берлине. По компоновке подобные машины почти не отличались от сегодняшних, да и базировались на привычном нам «мерседесовском» шасси. Компоновка включала бескапотную бронированную кабину с зарешеченными окнами и двумя пушками на крыше плюс цистерну на 4,5 т, что не очень-то и много.

Лидером по производству водометов была (да и сегодня, в общем, остается) австрийская фирма Rosenbauer, известная в первую очередь своими пожарными машинами. Самой массовой моделью был Rosenbauer RWD 10000 на шасси Merсedes — он поставлялся во многие европейские и южноамериканские страны. Именно в 1980-х появились и дополнительные виды защиты и атаки: газ-ирритант, добавляемый в воду или распыляемый с бортов, краска и пена для пожаротушения. Кроме того, «черепахи» избавились от башенок, которые господствовали в конструкциях водометов с самого начала, — теперь управление было дистанционным, из кабины.

Водометы строили и на шасси капотников, но те зарекомендовали себя не очень хорошо, поскольку имели больше слабых мест: на капот было допольно легко забраться.


Но вода — лишь одна из составляющих. Водомет имеет три дополнительные емкости по 60 л — с газом, краской и пеной (основной бак вмещает 6 т воды). Краску подмешивают в воду, чтобы «помечать» особо активных демонстрантов. Она сделана на свекольной основе, безопасна и плохо оттирается от одежды и кожи. Таким образом, подкрашенных бузотеров можно «отловить» по красной маркировке уже после основных событий. Газ — обычный слезоточивый на перцовой основе — также подмешивается в воду. Пена же подается только на нижний лафет, она предназначена исключительно для борьбы с огнем.

Сидя в кабине на месте стрелка, ощущаешь себя героем компьютерной игры. Хочется стрелять и стрелять. Мы даже задали вопрос полицейским, нет ли подобной реакции «в поле». Они удивились: да нет, что вы, есть приказ — стреляем, нет — ждем, мы же не в игрушки играем.


Вооружение

Практически все водометные машины 1980−1990-х годов имели, помимо водяной пушки, дополнительное вооружение. Современные водометы чаще всего более «гуманны», но на «Шторме» все-таки имеется выдвижной гранатомет на восемь зарядов. При необходимости можно использовать светошумовые или газовые гранаты с перцовым газом.


Курсы самообороны

Не меньшее внимание, чем атаке, уделено обороне боевой машины. Толпа — страшная сила, она способна переворачивать танки и крушить стены, а водометный спецавтомобиль — первая мишень для любого демонстранта. Большой, яркий, заметный — легко попасть камнем или бутылкой с зажигательной смесью. Поэтому на водометах в обязательном порядке имеются собственные системы пожаротушения. На крыше «Мерседеса» хорошо видны шесть форсунок, подающих воду сверху, а на КамАЗе есть специальная система тушения колес. Кстати, здесь зарубежные конструкторы в какой-то мере не рассчитали, поскольку крыша железная и на крайний случай ее можно потушить из самой пушки, а вот резиновые покрышки — серьезная цель для поджога, да и мало ли по какой поверхности придется проезжать спецмашине.

RCU 6000-I RU. Израильская система RCU 6000-I RU на мерседесовском шасси выглядит эффектнее российской с точки зрения дизайна и выполнена по‑немецки качественнее, хотя функционалом она несколько уступает, кроме того, выход на крышу и эвакуация из автомобиля в случае необходимости затруднены. Подытоживая, можно сказать, что машины совершенно равноценны.

От демонстрантов, готовых забираться на водомет, защита предусмотрена серьезная: по бокам машин установлены форсунки (у «Шторма» шесть, у «Мерседеса» четыре), создающие облако перцового газа на расстоянии примерно метра вокруг машины: близко не подойдешь, на крышу не заберешься. При этом кабина КамАЗа герметизируется, и включается изолированная система жизнеобеспечения, фильтрующая поступающий снаружи воздух. На «Мерседесе» такой системы нет, поэтому форсунок меньше, и газ они подают назад, подальше от кабины.

Кстати, в конструкциях машин встречаются элементы, наглядно демонстрирующие национальный менталитет. Например, в крыше КамАЗа есть люк, позволяющий выбраться наверх и, если что, починить заевшую пушку. А вот на верхнюю часть «Мерседеса» можно забраться только по приставной лестнице: немцы уверены в качестве своей продукции. Точнее, не своей, а израильской: водометные системы RCU 6000-I RU на шасси Mercedes-Benz MB1818AK устанавливает фирма Beit Alfa Technologies Ltd.


Водометы в СССР и России

В Советском Союзе водометы не производили. Напротив, в газетах и журналах регулярно появлялись статьи с жуткими кадрами разгона демонстраций с помощью водяных пушек, а также комментарии по поводу «буржуазных диктаторских режимов». Впрочем, в 1980-х, когда возникла нужда в водометах, пытались перепрофилировать пожарные машины, а затем закупили в Польше несколько спецавтомобилей Hydromil 2 на шасси Jelch. «Гидромиль», потомок немецких разработок двадцатилетней давности, был неуклюж и маломощен — и по спецзаказу создали первый советский водомет «Тайфун-К» на базе ракетного тягача МАЗ. Это был лишь опытный образец. Первым же серийным автомобилем подобного класса стала «Лавина» на БАЗовском ракетном шасси — мощная, проходимая, с цистерной на восемь или десять (в зависимости от модификации) тысяч литров воды. В 1994 году появилась передвижная крепость «Лавина-М», оснащенная, помимо лафетов, двумя трехствольными гранатометами, системами отстрела боеприпасов, дымовой завесой и газовой защитой.

Третьей инкарнацией «Лавины» стала «Лавина-Ураган» на шасси Урал-532365, созданная на Варгашинском заводе противопожарного и специального оборудования. 9000-литровый бак, четыре водомета (два нижних и два верхних), видеокамеры, восьмиствольный гранатомет… Казалось бы, вот она — хорошая машина для российской полиции…

Нам показали «Лавину-Ураган» — она по сей день стоит в гараже московского ОМОНа и даже числится в строю. Полицейские честно рассказали, что огромный водомет крайне неповоротлив и совершенно не приспособлен вести бой на узких московских улицах, разве что на проспектах вроде Кутузовского или Ленинградского. Кроме того, он крайне некачественно сделан, комфорт внутри по‑советски минимальный, по бортам идет ржавчина, а «прожорливость» «Урагана» превышает все нормы выдачи топлива на боевые нужды. В итоге «Ураган» еще не списан, но, видимо, этого ждет — а в строю находятся именно водометы среднего класса, достаточно компактные и защищенные, благо «Варгаши» начали производить более или менее удобный «Шторм».


Есть у КамАЗа и еще одно отличие от немца — восьмиствольный гранатомет, выезжающий из крыши. Если будет совсем плохо — можно стрелять светошумовыми или газовыми гранатами. Но это уже крайний случай. Трудно представить себе ситуацию, в которой бронированный агрегат с зарешеченными окнами и могучим отвалом для сноса баррикад подвергнется по‑настоящему серьезной опасности. Хотя в процессе съемок мы умудрились отвал КамАЗа повредить. Да, говорят омоновцы, слабоват, для снега годится, а вот о баррикаду, скорее всего, согнется…

Мы или они?

Но нужны ли такие машины вообще? Ведь ни разу за всю новейшую историю России они не стреляли по людям — даже могучие «Лавины» 1990-х только выезжали, чтобы напугать своим видом. И какие лучше — отечественные или импортные?

В принципе, водометы есть на вооружении полиции в любой цивилизованной стране. В той же Германии, которая длительное время была законодателем технической моды в этой области, имеется более 120 (!) водометов — против всего пары десятков в России. Водометные спецмашины строятся на шасси «Татры» и «Ошкоша», «Мерседес-Бенц» и «Скании», «Дэу» и МАЗа — и т. д. Оборудование на них устанавливают чаще всего те же фирмы, что делают противопожарные средства и всевозможные спецмашины — от грейдеров до аэродромных тягачей. На рынке СНГ плотно обосновались израильтяне из Beit Alfa Technologies Ltd., работающие с различными шасси, но в основном — с «Мерседесом»; на сегодняшний день они предлагают 24 (!) различные модели от сверхмалых на базе GM до тяжелых броневиков. По стоимости российские и импортные водометы не слишком сильно отличаются: машина среднего класса стоит порядка 10 млн рублей.

В принципе, прогресс российского водометостроения налицо: от «Лавины» 1990-х до «Шторма» — целая пропасть в технологиях, качестве и возможностях машины. Есть что дорабатывать — до «Мерседесов» еще тянуться и тянуться, но в целом имеет смысл, как говорится, поддержать отечественного производителя — вполне возможно, со временем развернется и активный экспорт.

Что до эксплуатации, остается пожелать, чтобы водяные пушки и впредь использовались только как средство пожаротушения. Ну и в крайнем случае можно выехать на какую-нибудь площадь и сурово посмотреть на несанкционированных демонстрантов через решетку и бронестекло. Стрелять по людям — это совсем не дело, как говорят сами полицейские, и с ними нельзя не согласиться.

Статья «Водяной удар» опубликована в журнале «Популярная механика» (№12, Декабрь 2012).
Комментарии

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии.