«Не будь Второй мировой войны, я, наверное, конструировал бы технику, облегчающую тяжелый крестьянский труд», — сказал Михаил Калашников. Великий конструктор, конечно, прав: мирная техника гораздо полезнее военной. Но и без последней не обойтись, причем в ряде случаев пополнять ряды вооруженных сил призваны машины из повседневной жизни.

После приручения пара цивилизация получила толчок к бурному развитию. Самокатные повозки, с переменным успехом создаваемые разными изобретателями, получили более надежный, нежели мускульная сила или сила ветра, движитель. Все это привело к тому, что в первой четверти XIX века по дорогам Великобритании вовсю запылили паровые омнибусы — предтечи рейсовых автобусов. За ними последовали машины с электромотором и с двигателем внутреннего сгорания, пока, наконец, в начале ХХ века пассажирский маршрутный автобус не стал таким же обычным предметом пейзажа, как конка или трамвай.

Вскоре грянула Первая мировая война, которой суждено было стать и первой войной моторов. Так как специализированных военных машин в войсках отчаянно не хватало, на фронт потянули все мало-мальски пригодные гражданские машины, в том числе и автобусы. Лидером в данной области стала старушка Британия, которая с 1914 по 1918 год изъяла 954 (по другим данным — 1319) автобуса с коммерческих линий и перебросила их на фронт. Мобилизованные машины красили в хаки, из них убирали стекла, а борта «бронировали» двухдюймовыми деревянными досками.

В основном автобусы перевозили солдат (в стандартный двухэтажный автобус помещалось 25 человек со всем снаряжением или же 4 т груза), боеприпасы и снаряжение, раненых; некоторые были приспособлены под мобильные голубятни для обеспечения связи, а на некоторые даже поставили противовоздушные пушки, превратив таким образом машину в самоходную зенитную установку. В спешке не обошлось и без курьезов — некоторые автобусы после отправки на фронт не успели перекрасить, и они шли на передовую, сияя рекламой на бортах и фирменной красно-белой раскраской.


Артиллеристам фюрер дал приказ

Бывало что автобусы носили на себе и более серьезное вооружение, чем пулемет. Речь идёт о машинах зенитного подразделения сопровождения фюрера. Все началось в 1940 году, когда фирма VOMAG на автобусном шасси собственной разработки построила около 15 машин специального подразделения, которое должно было сопровождать Гитлера в его вояжах на фронт. Весной 1941 года «автобусы ПВО» поступили на вооружение 1-го батальона 42-го зенитного полка, базировавшегося в Дрездене. Организационно батальон состоял из 3 батарей, в каждой из которых находились 4 самоходные зенитные установки (вооружение — 88-мм орудия FlaK 18 с новым стволом FlaK 36), две машины с контрольно-измерительными приборами и приборами управления огнем, зенитный взвод непосредственного охранения (вооружение — две 20-мм пушки FlaK 38) и от одной до двух резервных машин. Последние перевозили оборудование командного пункта и радиолокационную станцию на прицепе, а позже из них была сформирована четвертая батарея. После французской кампании фюреру стало не до поездок, и батальон до середины войны использовался как мобильный резерв ПВО, быстро выдвигавшийся в населенные пункты, подвергшиеся бомбардировке союзников. В августе 1944 подразделение перебралось в Румынию, вело тяжелые бои, и в конце концов в ноябре под Будапештом было полностью разгромлено.


Автобусы-монстры

После войны автобусы вернулись к своему гражданскому назначению, однако их уже планово рассматривали в качестве потенциальной военной техники. Так, в СССР в 1920-х годах некий Лебедев подал заявку на патент бронекорпуса, который в случае войны должен был надеваться на автобус, превращая его в броне-транспортер. Патент изобретатель не получил, упоминание об этом факте встречается лишь в списках отклоненных заявок, но идея снова «всплыла» в Туманном Альбионе в начале Второй мировой. Конечно, бросать двухэтажную лондонскую гордость на танки Гудериана никто не собирался, а вот послужить британскому ополчению эти мастодонты вполне могли.

История сохранила изображения всего двух английских автобусов, кустарно переделанных в БТР. Первой жертвой стал одноэтажный Chevrolet выпуска 1930-х, получивший слабое бронирование и люк со щитком на крыше. Вторым донором послужил AEC Regent (ST), 20 экземпляров которого были переоборудованы и переданы Чисвикскому батальону хоумгварда. Тут к делу подошли серьезней: второй этаж автобуса сняли и надели коробкообразный бронекорпус с остроконечной крышей. Полностью загруженная бойцами машина весила порядка 12 т.

В Соединенных Штатах военные умы также размышляли над облачением автобуса в погоны. В 1943 году в Кемп-Карсон инженер Дан Джиллспай представил изумленной публике двухэтажный прицеп на… 260 человек! Судя по всему, он предназначался для подвоза личного состава целого батальона к транспортным самолетам либо транспортирования людей с одного аэродрома на другой. Получившийся автобус (а грузовики с полуприцепами начиная с 1930-х годов активно использовались в различных странах как автобусы) мог развивать скорость до 64 км/ч и выглядел как космический аппарат пришельцев. В серию конструкция не пошла.


Лайнер пустыни

Огромный 17,5-метровый лайнер пустыни на базе 150-сильного грузовика Marmon-Herrington THD-315−6 использовался Британскими ВВС в Северной Африке, где англо-американские войска с переменным успехом воевали с итало-немецкими. Бронированный «монстр» мог перевозить 44 пассажира (из числа командного состава или журналистов) прямо по территории военных действий. На борту полуприцепа имелись кухня, туалет, кондиционер, холодильник и большие запасы воды.


Британские королевские военно-воздушные силы тем временем решали другую проблему: как перевозить высший командный состав по Северной Африке, где англо-американские войска с переменным успехом воевали с итало-немецкими. В частности, для ВВС был перестроен 17,5-метровый «лайнер пустыни» на базе 150-сильного грузовика Marmon-Herrington THD-315−6, который до войны совершал рейсы Багдад-Дамаск. Для удобства пассажиров (а с 1943 года — высших чинов ВВС в количестве 44 человек) на борту просторного полуприцепа имелись кухня, туалет, кондиционер, холодильник и большие запасы воды.

А вот американские парашютисты из 101-й воздушно-десантной дивизии в 1944 году использовали под Вегхелем рейсовый автобус голландской компании BBA в качестве… обычной патрульной машины, огневую мощь которой обеспечивал ручной пулемет, установленный на крыше. По тому же пути — с пулеметом наверху — пошли и бойцы Сопротивления, которые в конце апреля 1945 года разъезжали по Милану на автобусе Bussing NAG 900.

Bus Super Power

После Второй мировой в связи с огромным распространением самой разнообразной техники военные позабыли об автобусах. Их использовали разве что при эвакуации населения из городов, а в качестве боевой единицы они могли пригодиться только там, где существовал дефицит военной техники.


Немного о трамваях

В начале I мировой войны санитарные трамвайные вагоны появились в городах практически всех воюющих стран, а в охваченной революцией Москве успел засветиться даже бронетрамвай! Вот что про него писали в изданной в 1967 году книге «Гвардия Октября. Москва»: «…Идея оборудовать трамвай, защищенный от пуль, осенила Михаила Виноградова перед самым восстанием. Он принес Павлу Штернбергу в гостиницу «Дрезден» листок с нехитрыми чертежами и рисунком броневагона, на борту которого написал любимую строчку: «Постою за правду до последнева!» Павел Карлович улыбнулся, вспомнив слова удалого купца Калашникова, спрятал чертежи в карман со смутной надеждой — авось пригодятся. <…> Броневых листов в Замоскворецком трамвайном парке оказалось мало, едва хватило на кабину вагоновожатого. Думали-гадали и заменили броню деревянными рамами, простенки засыпали песком, попробовали: пуля не берет! По предложению Штернберга внутри установили вращающееся колесо, укрепили на нем пулемет. Так и родился «бронетрамвай», как его окрестили создатели, не очень смущаясь тем, что роль брони пришлось передоверить 50-миллиметровым доскам». Впрочем, судя по сохранившемуся фото Замоскворецкого бронетрамвая, в конце концов он все-таки обзавелся и металлическими бортами…


Первым таким местом стал Израиль, принужденный постоянно отстаивать с оружием в руках собственную независимость. Так как с оружием в Мединат Исраэль было очень туго, широкое распространение получила самодельная импровизированная бронетехника, сделанная на базе обычных машин. К примеру, в начале 1948 года 15 автобусов White Super Power были превращены по заказу автобусного кооператива «Эгед» в бронетранспортеры для перевозки личного состава.

После окончания войны за независимость два из них продолжили службу, поскольку кампус Еврейского университета на горе Скопус в Иерусалиме нуждался в снабжении. По соглашению о прекращении огня иорданцы оставляли анклав Израилю, если численность военного и гражданского персонала и их вооружения не увеличится, а связь будет осуществляться на тех же транспортных средствах, которые допускались на гору на момент подписания соглашения.

Несмотря на то что автобусы из-за сильной нагрузки на шасси быстро выходили из строя и отправлялись на свалку, эти два бронеавтобуса волей-неволей пришлось оставить в строю. В течение 19 лет они поднимались на гору два раза в месяц, числясь при этом боевыми единицами.

В Одессе трамваи доставляли подкрепление и боезапас прямо к линии фронта. Из-за сложности маршрута «2-ая застава — Фронт» к трамваю пришлось прицепить платформу с установленной зениткой.

Вместо сидений в машинах установили продольные лавки, а в корме одной из машин был оборудован грузовой отсек. Также в обоих автобусах были устроены тайники для перевозки оружия и боеприпасов — так в кампусе в обход соглашения оказалось современное стрелковое вооружение, базуки и даже безоткатное орудие. Служба ветеранов окончилась лишь в июне 1967 года после победы в Шестидневной войне. «Старички» были отправлены на заслуженный отдых в военный музей «Батей Ха-Осеф».

Броня фирмы TAZ

Вторым местом, где ощущался дефицит бронетехники, стала Хорватия 1991 года. В ответ на объявление независимости от Югославии на территорию бывшей страны вошли части Югославской народной армии, и началась гражданская война.

В том же году работники загребской компании ZET принялись переделывать несколько автобусов «Икарус-115» в бронированные санитарные машины для Хорватской национальной гвардии — вдоль бортов были установлены металлические пластины толщиной 8 мм. Всего было переоборудовано три автобуса: один из них пропал без вести, еще один остался в Вуковаре из-за поломки двигателя, а третий использовался 1-й гвардейской бригадой и сегодня числится в фондах Военного музея.

Революционный трамвай выглядел не вполне защищенным.

В Вуковаре в августе 1991 года работники компании TAZ изготовили военно-медицинскую машину на базе автобуса FAP-4420. Бронекорпус типа «сэндвич» (с прокладкой между 6-мм и 5-мм стальными листами) закрывал машину со всех сторон, а стекло водителя было заменено на 60-мм пуленепробиваемое. Автобус мог перевозить 24 раненых с медперсоналом.

Поднабив руку, ТАЗовцы приступили к выпуску серии из десяти медицинских бронемашин на базе автобуса ТАМ-161. Машины получили такой же, как и у FAP-4420, закрытый бронекорпус и бронестекло водителя, но, учитывая меньшие габариты ТАМ-161, бронирование уменьшили (общая толщина двух бронелистов в «сэндвиче» теперь составляла 8 мм). Внутри имелись места для 18 носилок, стол для оказания неотложной помощи, резервуар для воды, отсек с медицинским оборудованием и места для медиков.

Последние пять машин были переданы хорватским войскам в 1993 году.

Ленинградский бронепоезд

Отгремели революция и Первая мировая война, а вскоре началась и Великая Отечественная. Потеряв огромное количество техники в самом начале и испытывая в ней острый дефицит, СССР был вынужден приспосабливать к военному делу все, что можно только измыслить. Вследствие того что весь автомобильный транспорт был мобилизован для нужд фронта, городские трамваи вновь стали важным подспорьем для переброски разнообразных грузов. Например, в Севастополе, Одессе и Ленинграде трамваи доставляли подкрепления и боезапас прямо к линии фронта (в Одессе из-за сложности маршрута «2-я застава — Фронт» к трамваю даже пришлось прицепить платформу с установленной зениткой), а обратно увозили раненых. В Горьком трамвайные пути использовались в качестве еще одной железнодорожной переправы через Оку, чтобы разгрузить большие транспортные потоки, идущие через другие немногочисленные мосты.

White Super Power (Израиль). На шасси White Super Power долгие годы производились различные модели грузовиков и автобусов. Самое необычное применение нашли этому шасси израильские войска. В 1948 году 15 обычных автобусов были превращены в некое подобие бронетранспортеров для личного состава. В обоих автобусах были устроены тайники для перевозки оружия и боеприпасов, и дважды в месяц они поднимались в кампус Еврейского университета на горе Скопус в Иерусалиме — вплоть до 1967 года.

В 1942 году, когда угроза прорыва немцев в Ленинград стала реальной как никогда, было решено построить трамвайный мотоброневагон. Заказ выполнило ленинградское трамвайное депо имени Смирнова. К счастью, фашисты в город не прорвались, поэтому бронетрамвай в бой так и не вступил, а после войны был разобран. Не сохранилось даже фотографий, но реконструировать его облик же можно.

Известно, что за основу бронетрамвая взяли вагон МС-4, который целиком обшили бронелистами. В качестве вооружения предусматривались пулеметы, но их тип и количество неизвестны. Можно предположить, что это были либо станковые «Максимы», либо ДТ на шаровых установках. Так как огневая мощь электробронепоезда должна быть направлена в основном вперед, логичной была бы установка именно ДТ рядом с вагоновожатым, так как для «Максима» там места маловато. Также в целях маскировки корпус бронетрамвая раскрашивали под обычный пассажирский вагон — краской наносили фальшивые окна и двери.

После окончания Второй мировой боевые трамваи исчезли на долгое время и только спустя несколько десятков лет появились в Мексике — там целый парк броневагонов был предназначен для переброски по Мехико войск. Впрочем, спустя некоторое время трамваи сдали в музей и, скорее всего, разобрали. Но это не означает, что в деле боевого использования трамваев поставлена точка. Скорее, учитывая все возрастающую тенденцию к росту популярности городских боев, она превратилась в многоточие…

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№10, Октябрь 2010).