Вы когда-нибудь видели асимметричный автомобиль? Конечно! Например, карьерный самосвал со смещенной кабиной. А неправильной формы корабль? Естественно, вспомните любой авианосец. А вот несимметричных самолетов в истории было очень мало. Скажем даже точнее: всего два. Первый из них создал в 1937 году сумрачный тевтонский гений, авиаконструктор Рихард Фогт

В 1930-х военно-воздушные силы молодого Рейха росли не по дням, а по часам. Рейхcминистерство авиации регулярно проводило тендеры на разработку новых моделей самолетов между ведущими предприятиями Германии. Стремясь перещеголять конкурентов, конструкторы предлагали совершенно безумные с виду конструкции — и порой они претворялись в жизнь. Впрочем, это касалось не только авиации: так родились на свет проект гигантской железной дороги с шириной колеи 4000 мм, титанический танк «Маус», чудом сохранившийся до наших дней в Кубинке, и множество других диковинных проектов.

В 1937 году возникла потребность в легком разведывательном самолете. Повсеместно использовавшийся Heinkel He 46, поставленный на вооружение еще в 1931 году, был довольно неудачной моделью из-за плохой обзорности. Да и в целом его конструкция устарела как технически, так и морально. Основным требованием к новой машине была хорошая обзорность из кабины. Самолеты 1930-х годов серьезно страдали от малой площади остекления пилотского места и наличия значительного количества «слепых зон» (в частности, под самолетом). В принципе, «полноформатное» остекление кабины в то время уже применялось, но лишь на тяжелых самолетах, где двигатели с винтами можно было разместить на крыльях. Нос маленького и легкого одномоторного самолета нельзя было сделать стеклянным. Выходом из ситуации мог стать самолет с толкающим винтом, но конструктор Рихарт Фогт предложил пойти другим путем.

Друзья-соперники

Изначально работа над проектом была поручена фирме Arado Flugzeugwerke, некогда разрабатывавшей первые боевые бипланы люфтваффе. Самым известным самолетом Arado была летающая лодка Ar 196, ставшая с 1938 года стандартным гидросамолетом палубной авиации имперских морских сил. Но министерство авиации Германии никогда не стеснялось заказать больше, чем нужно, поэтому запросы были отправлены и в прочие ведущие конструкторские бюро — Focke-Wulf, Blohm & Voss и Henschel. По сути, заказ был общегерманским — за конструирование легкого разведчика взялись все без исключения авиазаводы. Но лишь упомянутые четыре модели были одобрены высшим руководством на стадии чертежа и «допущены» к изготовлению действующих прототипов.

Первыми на призыв партии откликнулись конструкторы Henschel, представившие еще в начале 1937 года модель Hs 126. У нее был только один минус: конструкция чудовищно устарела еще на стадии разработки. Компания Henschel сработала на скорость, получив готовый самолет, когда у конкурентов не было даже законченных расчетов. По сути, получился обычный моноплан. Но выхода у партии не было — и Hs 126 пошел в серию. Однако тендер не отозвали, поскольку проблема обзорности решена не была.

Конструкторы Arado тоже не справились с задачей. Они предложили модель Ar 198 — моноплан традиционной компоновки, но с двумя кабинами. В верхней находились пилот со стрелком, а в нижней — наблюдатель. Из-за специфического стеклянного «пуза» самолет получил прозвище «Летающий аквариум». На поверку самолет оказался неудачным. Он был слишком дорогим и сложным в производстве и — что особенно неприятно — нестабильным при полете на малых скоростях. Для разведчика это было непростительно. Никакие модернизации не помогли: Arado не получил одобрения для массового выпуска.

Предложения фирм Focke-Wulf и Blohm & Voss оказались значительно более проработанными и грамотными. Focke-Wulf предложила компактный двухмоторный Fw 189. Легкие крылья маленького самолета не могли послужить несущей конструкцией для двигателей, и конструктор Курт Танк вышел из положения, сделав сдвоенную хвостовую часть; хвостовые балки стали продолжением мотогондол силовых агрегатов. Это заметно усилило жесткость конструкции и позволило разместить между фюзеляжами каплевидную, целиком остекленную кабину с 360-градусной обзорностью.

Кривая коза Фогта

А вот конструктор фирмы Blohm & Voss Рихард Фогт к решению проблемы обзорности подошел радикально. Он принципиально не хотел использовать двухмоторную схему — и сумел найти способ установки каплевидной остекленной кабины на одномоторный самолет. Решение было столь же очевидным и простым, сколь и нелепым. На основе одного из своих патентов 1935 года Фогт предложил сделать несимметричный самолет. Слева должен был располагаться фюзеляж с двигателем и бомбовыми люками, а справа, на таком же расстоянии от оси симметрии самолета, кабина экипажа.

Самолет был построен в 1937 году и получил наименование BV 141. На машину установили 1000-сильный звездообразный двигатель Bramo 323 Fafnir. Кстати, это было одной из немногих ошибок Фогта — двигатель оказался маломощным и ненадежным. Компания Bramo в 1910-х годах была крупным производителем самолетов (под названием Siemens-Schuckert), затем перешла на изготовление двигателей, но к 1930-м ее акции серьезно упали, и в 1939 году она была с потрохами выкуплена компанией BMW. В то же время конкуренты из Focke-Wulf заказали для своей разработки новый 12-цилиндровый двигатель Argus 410 — простой, легкий и надежный.

Серьезным вопросом стала балансировка несимметричного самолета. В первых прототипах хвостовое оперение было обыкновенным, но довольно быстро Фогт пришел к выводу о необходимости разработки асимметричного оперения. Оно и появилось на первом рабочем экземпляре самолета, который поднялся в воздух 25 февраля 1938 года, на четыре месяца раньше «Фокке-Вульфа». Удивительно, но асимметрия не приводила ни к каким проблемам в полете. Доктор Фогт рассчитал все совершенно верно. Изменение веса фюзеляжа (например, при сбросе бомб) тут же компенсировалось крутящим моментом утяжеленного пропеллера. Никто из летчиков-испытателей не жаловался, BV 141 показал себя маневренным и эффективным разведывательным самолетом. Задача была выполнена — причем раньше конкурентов.

Но тут, как уже вскользь упоминалось, возникла проблема с двигателем. Bramo просто не «тянул» машину, и ей не хватало скорости. На третьем прототипе был установлен другой двигатель — на этот раз BMW 132 N. По мощности он был равен Bramo, зато стоил на порядок дешевле и производился гораздо бóльшими промышленными партиями. Тем не менее самолет требовал более мощного силового агрегата. Ничего подходящего немецкая промышленность не делала.

Лишь в январе 1939-го появился двигатель, подходящий для революционного самолета Фогта, — могучий BMW 801 мощностью 1539 л.с. К этому моменту было изготовлено два самолета BV 141 A с двигателем Bramo и еще шесть — с BMW 132 N. Новая версия получила наименование BV 141 B и прекрасно показала себя на испытаниях. Было построено еще 10 асимметричных самолетов.

Несвоевременный гений

Но время летело стремительно. Focke-Wulf Fw 189 уже производился серийно, и нужда в самолете-разведчике с максимально большой площадью остекления практически отпала.

Тем не менее тесты и доработки BV 141 B активно продолжались до 1941 года. Мощности двигателя теперь хватало с запасом (тем более что на последнюю экспериментальную партию из восьми самолетов поставили форсированную версию), но вскрылись некоторые другие недочеты. Пилоты-испытатели, в том числе знаменитый Эрих Клекнер, хвалили летные характеристики Blohm & Voss, но вот посадку самолета все в один голос ругали. Отказы гидравлики в системе шасси преследовали конструкцию с самого первого опытного образца, а возросшая из-за тяжелого двигателя масса только усугубила эту проблему. Один из прототипов был даже вынужден произвести аварийную посадку — на брюхо. Пилот не пострадал.

Испытания вооружения также прошли не на «ура». Оказалось, что кабина совершенно не приспособлена для установки пулеметов (хотя изначально такая задача, конечно, стояла). Пороховые газы из-за неудачной компоновки проникали внутрь кабины и серьезно мешали летчикам. Правда, бомбы самолет сбрасывал отлично — без сучка без задоринки.

Но, как уже говорилось, шел 1941 год. Focke-Wulf Fw 189 существовал уже в нескольких сотнях экземплярах, а BV 141 все еще был в стадии опытного образца. Кроме того, война была в самом разгаре и найти деньги на новые проекты становилось все сложнее. Да и двигатели BMW 801 изначально разрабатывались вовсе не для разведчика, а для истребителя Focke-Wulf Fw 190 Wurger и всегда были в дефиците. Одиозный проект Blohm & Voss был аккуратно свернут.

До наших дней не сохранилось ни одного из 26 изготовленных BV 141 (некоторые источники указывают число 28, но достоверно известно именно о 26 номерных экземплярах самолета). В 1945 году союзникам досталось три асимметричных творения Фогта — остальные, вероятно, были отправлены на переплавку для нужд армии. Один из них увезли в Англию для исследований — там его следы и теряются.

Во время войны Фогт пытался продвинуть еще несколько проектов самолетов несимметричной конструкции, но неудачно. Впрочем, многие оригинальные проекты Фогта не претворялись в жизнь в первую очередь из-за их сумасбродности. Чего стоил, например, Blohm & Voss BV 40 — безмоторный планер-истребитель 1943 года.

Подобно многим другим немецким конструкторам и ученым, после войны Рихард Фогт эмигрировал в Соединенные Штаты, где работал ведущим инженером в корпорациях Curtiss-Wright и Boeing. Но в истории он остался прежде всего как создатель безумных конструкций, которые могли серьезно изменить лицо современной авиации. К лучшему или к худшему — это уже совершенно другой вопрос.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№7, Июль 2010).