Каждый мальчишка хотя бы раз представлял себе, что его игрушечная армия оживает и начинает самостоятельно вести боевые действия. Единственной помехой фантазии может быть… физика. Действительно, чем вооружить такую армию? Как обеспечить работоспособность крошечного оружия? На эти вопросы нам ответили тульские оружейники

Миниатюрное оружие в Туле делают с самого первого дня существования оружейного промысла. Правда, оно никогда не было «товаром на продажу». Крошечные ружья и пистолеты оружейники делали исключительно как подтверждение своего мастерства. Более того, в некоторых мастерских такая работа служила совершенно официальным экзаменом, после которого подмастерье мог перейти на более высокую ступень и завести свою мастерскую.

«Тула никогда не делала бутафории, — говорит мастер Сергей Витальевич Горбунов. — Любые тульские изделия, не только оружие, но даже сувениры, всегда были функциональны. Если делается маленькая копия ружья или пистолета, она обязательно должна стрелять. Если это миниатюрный ножичек, то сталь должна быть серьезной, как в настоящем мече, чтобы резала все что угодно…»

К слову, конструкция миниатюрных «пушек» может серьезно отличаться от конструкции их реальных прототипов. Об этом и пойдет речь.

Особенности конструкции

В Тульском оружейном музее можно увидеть потрясающие работы. Например, копии автоматов АКМ длиной с две фаланги пальца или копию гранатомета, помещающуюся в ладони. Или даже старинные пистолеты с кремневыми замками размером с ноготь. Оружие выглядит точно как настоящее и стреляет настоящими пулями. А вот обеспечить точное соответствие уменьшенного и полноразмерного механизмов получается далеко не всегда.

В частности, до сих пор ни один мастер не сумел сделать миниатюрный автомат, стреляющий очередями. Это попросту невозможно: энергии крошечной порции газов не хватает на обеспечение запаса для последующего выстрела, на оттяжку рамы. Более того, большинство мини-пистолетов, как бы они ни выглядели, — однозарядные. Известный тульский мастер Валерий Соснин, правда, делал модели, оборудованные автоматической подачей патрона, но это были единичные случаи, требующие чудовищного количества времени и невероятной усидчивости.

Мы провели в мастерской у Сергея Горбунова и Андрея Максимова несколько часов, в течение которых они довольно подробно рассказали нам обо всех особенностях производства маленьких копий и даже предоставили несколько чертежей. Кальками мастера не пользуются. По сути, каждая модель разрабатывается отдельно, под клиента, а «чертежи» представляют собой обычные рисунки, порой даже не под линейку, с указанными размерами. Самая популярная среди заказчиков модель — маузер, разработанный Максимом Горбуновым, братом Сергея. Маузер вообще был спроектирован довольно комическим образом. Еще в начале 1990-х годов понадобилось сделать подарок крупному милицейскому начальнику, и классический пистолет показался наилучшим вариантом. В сжатые сроки пистолет был нарисован и сделан, а потом оказалось, что почти каждый начальник хочет иметь такой же.

«Миниатюры, — говорит Сергей, — это хорошая слесарка. Здесь не требуется высокого искусства, за исключением последующего украшения». Украшают пистолеты чаще всего не те мастера, которые делают первоначальную заготовку. Нам показали копию ружья XVII века, к которой приложили руки шесть разных мастеров: один делал металлические детали, другой — деревянные, третий — инкрустацию, четвертый — пули. Собственно, все мастера, с которыми мы общались, — так называемые универсалы. Они делают украшения из камня, металлов и дерева, оружие огнестрельное и холодное, инкрустируют чужие работы. Делать патроны или ножи — это личный выбор каждого.

Как уже было вскользь упомянуто, миниатюрные пистолеты бывают двух видов. Первые — это действующие копии оружия, повторяющие механизм в точности. Как правило, это револьверы и винтовки, поскольку их механизмы не слишком сложны, особенно для профессионала высокого класса. А есть «модели внешнего образа». Например, тот же маузер. Модель в точности повторяет пистолет внешне, но механизм там произвольный. Мне довелось подержать разобранный пистолетик — две пружины и пяток деталей, вот и все устройство.

Размер имеет значение

В принципе, предела для уменьшения модели нет. Но время расставило все по своим местам, и модели стали не только доказательством мастерства художника, но и источником дохода. А сверхминиатюрное оружие длиной с ноготь спросом не пользуется. Чаще всего крошечные пушки украшают кабинеты, стоят на письменных столах или за стеклом на полках. Владельцам приятно демонстрировать свои «игрушки», и потому успехом пользуется «среднеразмерное» оружие, которое можно взять в руки.

Самый маленький пистолетик сделал несколько лет назад мастер Сергей Лабазников. Весит он порядка 2,5 г и помещается на ногте большого пальца. Это вполне боеспособный револьвер «Бульдог». Калибр составляет 1 мм, и у пистолета есть нарезной ствол (при таких-то размерах — можете себе представить?). Так как пальцем на его крошечный спусковой крючок не нажмешь, Лабазников сконструировал специальное устройство для стрельбы — в виде деревянного кулачка с вытянутым пальцем. Этим пальцем и нужно нажимать на спуск. Пистолетик тут же был выкуплен для коллекции тульским оружейным музеем.

Еще одна проблема, связанная с размером, — порох. Дело в том, что порох — слишком крупнозернистое вещество и в патроне такого калибра он просто не сработает. Для боеприпасов используют специализированные капсюльные смеси, которые успевают вытолкнуть патрон из ствола. Если ствол слишком длинный или заряд слишком велик, оружие может разорвать. Но такие вещи происходят только на стадии испытаний, к клиенту поступает полностью проверенное и пристрелянное оружие.

Кроме того, чем меньше копия, тем больше времени она занимает. Например, миниатюрный наган мастер Константин Сушкин делал около года.

Убойная сила

«Самый неприятный вопрос, — в один голос говорят Сергей и Максим Горбуновы, — можно ли таким пистолетом убить. На каждой выставке кто-нибудь да спросит. А ответ простой: убить и карандашом можно, если умеючи». Это чистая правда. Все миниатюрное оружие тульских мастеров сертифицировано, прошло через органы МВД, для всех пистолетов и ружей есть заключения о том, что они не являются огнестрельным оружием и разрешены к продаже в любом магазине сувениров. Хотя, конечно, такие эксклюзивные вещи ни в каких магазинах не продаются.

В основном убойная сила таких ружей зависит от патрона. У патронов к миниатюрным копиям история не менее интересна, чем у самого оружия.

После революции преемственность поколений и передача искусства изготовления миниатюрных ружей от мастера к ученику прервалась. Еще в XIX веке оружейники и ювелиры жили в отдельном районе Тулы, Заречье, где не дозволялось селиться мещанам. Оружейники были в почете и даже в крепостные времена жили довольно зажиточно. Когда заводы были национализированы, необходимость в демонстрации мастерства путем изготовления миниатюр просто исчезла, и это искусство было практически забыто на долгие годы, не считая случайных, единичных случаев.

Первым мастером, который в 1990-х, уже после развала СССР, стал делать миниатюрное оружие, стал уже упомянутый Константин Сушкин, а первым человеком, который понял коммерческую ценность такого производства, был Максим Горбунов. Он организовал небольшой кооператив, благодаря которому работы тульских умельцев постепенно расползались по миру — как подарки известным людям и просто сувениры.

Со временем количество мастеров росло, но единой системы не было, и каждый делал так, как умел и хотел. У каждого мастера был свой калибр, и порой, купив крошечное ружье и отстреляв все патроны, можно было просто не найти новых. Идея, пришедшая в голову Максиму Горбунову, была очень проста: договориться со всеми мастерами-микромоделистами Тулы и создать два-три универсальных калибра. Правда, получилось немного иначе, и в результате на сегодняшний день разработано около 14 калибров, которые Горбунов назвал ПМ-01, -02, -03 и т. д. Что значит ПМ? «Да каждый понимает как хочет, мне просто сочетание понравилось, — ответил мастер. — Патрон миниатюрный или пистон миниатюрный, как-то так…» Факт заключается в том, что патронами работы Горбунова сегодня пользуются все мастера-туляки: он больше не делает оружия, но полностью перешел на производство боеприпасов. Впрочем, первоначальная идея свести все калибры к двум-трем постепенно становится реальностью. ПМ-11 или 12, например, вообще уже не заказывают. Все свелось к ПМ-03, 04 и 07 — трем самым популярным мини-калибрам.

Раньше мастер сам делал патрон от начала до конца. Сегодня он заказывает техническую часть — гильзу — токарю, а сам занимается только сборкой. Патрон забивается смесью максимум на 1/3 часть. Если забить полностью, он и в самом деле может стать убойным. Даже забитый на треть, такой патрон пробивает толстый телефонный справочник до половины. Патрон заполняется очень аккуратно, чтобы при выстреле в руку получалась максимум небольшая гематома. Испытания проводят, конечно, на себе — такая уж работа. А заряд подобной массы не взвесишь даже на весах II класса, аптечных, с точностью до 0,0001 г.

Помимо Горбунова патроны в Туле делает фирма «Микрон». Ее сотрудники вообще придумали ноу-хау: после заряда в патрон загоняется стальной шарик-пробка, который невозможно извлечь. И, соответственно, такой патрон застрахован от нелегальной «перезарядки».

Игра в солдатики

Нашим гидом по Туле был художник Павел Александрович Савин, сотрудник Тульского музея. Сам он миниатюры не делает, но зато занимается их украшением: инкрустацией, знаменитой тульской «кудряшкой» — спиралью, распадающейся на завитки. Мы задали ему вопрос: а как узнают об этих работах? Откуда берутся клиенты?

Оказывается, большинство тульских мастеров, как и 200 лет назад, работают, в общем, исключительно для себя. Они не любят публичности, а работы продают только через посредников, причем с гораздо бóльшим интересом — Тульскому музею, чем частным лицам (пусть и теряя с финансовой точки зрения). Рекламы мастера не дают: их популярности способствуют публикации в прессе и в интернете, а также многочисленные выставки, в которых они принимают участие. И конечно, высочайший уровень мастерства. В середине 1990-х годов немцы предлагали местным ювелирам трехгодичный контракт преподавателей. Дело в том, что европейские мастера идут в основном по пути технологического совершенствования. Технологии нейтронного напыления, лазерной пробивки… Многие элементы работы руками попросту утеряны — и приходится учиться заново.

Радует одно: старинное искусство не забыто и Тула, по‑прежнему, может гордиться своими мастерами. Осталось только утвердить закон о поддержке народных ремесел, который уже не первый год «висит» и ждет своей очереди.

Если вам хочется своими глазами увидеть миниатюрные чудеса оружейного искусства, съездите в Тулу. Оно того стоит.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№3, Март 2010).