Апрель 1945 года. Готхард Хайнрици, командующий группой армий «Висла», оборона которой трещит под натиском советского наступления, прибывает в Берлин, чтобы сказать фюреру горькую правду о положении на Восточном фронте. Увидев обожженные руины Имперской канцелярии, он полушепотом говорит сопровождающему его полковнику Айсману: «Подумать только, три года назад Гитлер властвовал над всей Европой от Волги до Атлантики, а сейчас сидит в норе под землей»

«Нора» — весьма точное определение помещения, где провел последние недели жизни и встретил смерть лидер Третьего рейха. Эмоционально точное. Но если говорить о технической стороне вопроса, то «фюрербункер» в подвале Имперской канцелярии был довольно сложным с инженерной точки зрения сооружением. О нем и пойдет рассказ.

Совсем не прихоть

Сохранение жизней действующих руководителей государств имеет важное значение лишь потому, что всегда должно сохраняться непрерывное управление государством и армией.

Всегда должен существовать некий центр, куда со всех сторон стекается самая разнообразная информация о положении дел во всех концах страны и во всех областях деятельности. Центр, где происходит обработка информации, анализ обстановки и откуда исходят главнейшие распоряжения, которые обеспечивают согласованные по времени, месту и целям мероприятия всех сфер военной и государственной деятельности. Без этого государство и армия уподобляются улью, потерявшему матку. Вопрос гибели в обоих случаях — это лишь вопрос времени.

Естественно, что противник всеми силами своей разведки стремится выявить эти узловые пункты управления, а обнаружив — уничтожить.

И столь же естественно, что каждая сторона стремится обеспечить сохранность своих правительственных пунктов управления и тех лиц, которые в данное время держат в руках бразды правления.

Однако полагаться на то, что противник не знает местонахождение высших руководителей, опрометчиво. Тем более что до момента нанесения им ударов невозможно быть уверенным в степени его информированности.

Значит, помимо маскировки эти командные центры должны быть в достаточной мере защищены от воздействия оружия противника.

В прошлые века этот вопрос не стоял особенно остро, поскольку дальнобойность оружия была невелика. Например, в сражении при Аустерлице в 1805 году императоры России, Австрии и Франции непосредственно присутствовали на поле боя позади своих войск, не опасаясь за свои жизни, и даже могли видеть друг друга в подзорные трубы.

А вот уже в годы Первой мировой войны русский император Николай II не мог себе позволить приблизиться к линии фронта ближе чем на несколько десятков километров, а его Ставка находилась и вовсе в сотне километров от фронта.

Авиация Второй мировой лишила возможности обеспечивать безопасность государственных руководителей их удаленностью от фронта, а мощь авиационного оружия потребовала, чтобы высшие государственные руководители были надежно защищены от бомб.

Именно этим диктуется появление и развитие в период Второй мировой войны различного рода укрытий (убежищ, бункеров и т. п.) для правителей и Германии, и Англии, и СССР, а отнюдь не их личным шкурным стремлением сохранить свои драгоценнейшие жизни в ущерб жизням солдат, как полагают многие.

Плод недоверия и подозрительности

Бункер (точнее, его первая очередь), который впоследствии станет последним обиталищем Гитлера, был запланирован еще в 1935 году, во время реконструкции здания Имперской канцелярии, как обычное бомбоубежище. Первоначально он имел всего 12 небольших помещений (примерно 3 х 5 м) и персонально для фюрера не предназначался. Строительство велось в рамках общегосударственной программы защиты населения и учреждений от воздушных нападений врага. Толщина перекрытия не превышала 2 м, высота потолков — 3,05 м, толщина стен составляла от 1,6 до 2 м.

Гитлер в будущей войне был намерен лично руководить боевыми действиями вермахта, люфтваффе и кригсмарине. В какой форме это будет выполняться, тогда еще не было определено. Однако фюрер не собирался воевать из Берлина. Это было неудобно по целому ряду причин: удаленность от фронта, возможные бомбардировки столицы государства со всеми вытекающими отсюда последствиями. Да и не очень-то фюрер доверял своей армии, полиции и столичному люду. Поэтому в различных частях страны был создан целый ряд бункеров, а в некоторых случаях — и бункерных комплексов для размещения главного структурного подразделения управления государством — Ставки фюрера. Изолированное положение таких бункерных комплексов позволяло надежно обеспечивать защищенность главы государства от всяких случайностей, включая и попытки заговорщиков физически устранить фюрера, который с большим подозрением относился к армейским генералам.

Самый известный комплекс для размещения Ставки Гитлера — это «Вольфшанце» в Восточной Пруссии, в 7 км от Растенбурга, где Гитлер провел бóльшую часть войны и где состоялось в 1944 году единственное почти удавшееся покушение на его жизнь. Однако строительство «Вольфшанце» началось лишь в 1940 году, когда было принято решение о нападении на Советский Союз.

Бетонное ожерелье

Существовало еще несколько бункеров для работы Гитлера и его аппарата, из которых наиболее известны три в западной части Германии и три на территории СССР. Это «Фельзеннест» в горах на берегу Рейна; «Таннеберг» в горных лесах Шварцвальда; «Вольфшлюхт» на бывшей франко-бельгийской границе под городком Прюэ-де-Пеш; «Беренхалле» в 3 км от Смоленска; «Рере» в Галиции и «Вервольф» на Украине под Винницей.

Иногда говорят и о «Бергхофе» в Южной Баварии, однако это шале, хотя и оснащенное бомбоубежищем, было лишь местом отдыха Гитлера и местом, где он принимал некоторых гостей. Строго говоря, полноценных бункерных комплексов было всего два — «Вольфшанце» и «Вервольф».

Начало французской кампании 1940 года Гитлер встретил в бункере «Фельзеннест». Скорее всего, фюрер сделал этот выбор, чтобы ощутить себя на фронте. Его адъютант от люфтваффе подполковник фон Белов пишет в своих воспоминаниях, что первоначально для Ставки Гитлера был выбран замок возле Бад-Наухайма, но это ему не понравилось, и он потребовал разместить Ставку «по-фронтовому». Специалисты из организации Тодта отыскали подходящее место на позиции зенитной батареи у Мюнстерэйфеля. Всего там было построено три бункера и барак для столовой.

К концу военных действий во Франции Гитлер перенес свою Ставку в бельгийской городок Брулей де Пеш. Однако в связи с окончанием войны никаких бункеров там строить и не начинали.

После падения Франции надобность в бункерах на западе отпала, и они фактически оказались брошенными. В июле 1940 года Гитлер вернулся в Берлин. Но начавшиеся воздушные налеты английских бомбардировщиков на Берлин, первый из которых состоялся 25 августа 1940-го, создавали определенные неудобства, и 23 июня 1941 года Гитлер переносит свою Ставку в Восточную Пруссию, в комплекс бункеров под названием «Вольфшанце». По словам фон Белова, ничего экстраординарного в этих бункерах не было. Их было всего десять, и все они располагались на поверхности земли. Тыльная стена имела толщину около 2 м, а передняя вообще могла защитить только от осколков. Кроме бункеров в этом лагере имелись обычные деревянные бараки различного назначения.

Из Ставок Гитлера на территории Советского Союза самая известная, «Вервольф», находилась под Винницей. Ее строительство началось 19 декабря 1941 года. К маю 1942-го была закончена первая очередь. 16 мая 1942 года Гитлер переносит свою Ставку из Восточной Пруссии, из «Вольфшанце», в новое место — севернее Винницы к деревне Коло-Михайливка. К июню переезд был закончен. Однако уже к ноябрю 1942 года фюрер возвращается в «Вольфшанце». Второй раз Гитлер попытается обосноваться под Винницей в конце февраля 1943 года, когда войска Манштейна нанесли успешный контрудар под Харьковом и вермахт смог на несколько месяцев стабилизировать фронт. Но уже через месяц Гитлер вновь покинул Винницу. Несколько раз в течение лета он еще побывал здесь, но в конце августа 1943 года «Вервольф» был окончательно покинут, а все сооружения в феврале-марте 1944-го взорваны.

О третьем комплексе, в районе Смоленска, известно мало. Строительство «Беренхалле», а точнее, реконструкция и перестройка бывшего командного пункта Генштаба РККА, производилось с октября 1941 по август 1942 года. Комплекс в Красном бору состоял из 42 сооружений различного назначения. Лично для Гитлера был сооружен лишь один новый бункер площадью всего 43 м². Однако фюрер здесь побывал лишь дважды — в середине ноября 1941 года и 13 марта 1943-го. Бункеры использовались штабом группы армий Центр, и его приезд сюда, скорее всего, был связан просто с посещением штаба группы.

Безопасность в обмен на комфорт

В конце зимы 1945 года фюрербункер в большей степени использовался лишь как безопасная квартира Гитлера, где он мог отдыхать, не опасаясь налетов авиации союзников. Фюрер руководил страной и боевыми действиями из своего кабинета в Имперской канцелярии, куда можно было попасть через форбункер. Там он проводил оперативные совещания с высшим военным руководством вермахта, партийной и государственной элитой. В случае опасности Гитлер и ближайшие сотрудники могли быстро спуститься в бункер. Остальные сотрудники Имперской канцелярии должны были укрываться в других убежищах.

С точки зрения фортификации фюрербункер представлял собой обычное бомбоубежище стандартных размеров и стандартного же оборудования. Потолочное перекрытие имело толщину 4,5 м, что было вообще характерно для убежищ высокого класса в Германии. Оно обеспечивало защиту от прямого попадания даже особо крупнокалиберных бомб. Наружные стены имели толщину до 3,5 м, что в сочетании с подземным расположением также обеспечивало надежную защиту. Толщина внутренних стен не превышала 1 м, а по большей части перегородки были не толще 0,8−0,5 м. Высота потолка составляла 3,1 м.

Как и все убежища того времени, фюрербункер был герметичен и обеспечивал полную защиту от ядовитых газов. Ведь к моменту начала Второй мировой войны никто не сомневался в том, что война обязательно будет химической с широчайшим применением отравляющих газов. Таким образом, до самого последнего момента воздух в бункере был чистым и свежим.

С учетом возможного выведения из строя ближайших электростанций и разрушения городской электросети бункер имел собственный дизель-генератор, под который было отведено отдельное помещение.

Системы отопления в бункере предусмотрено не было. Нормальная температура должна была обеспечиваться лишь за счет подогрева воздуха в системе вентиляции.

Бедой фюрербункера, как и большинства подземных сооружений, были грунтовые воды, уровень которых в Берлине весьма высок. Очевидно, именно по этой причине бункер при строительстве не стали опускать слишком глубоко. Вода по дренажной системе насосами отводилась за пределы бункера. И все же в помещениях было довольно сыро, что явно не прибавляло здоровья его обитателям.

Пикантная подробность: бункер не был оснащен туалетами, поскольку находился ниже уровня городской канализации. И только для фюрера и Евы Браун был сделан персональный туалет с ручным удалением отходов. Остальные обитатели бункера должны были пользоваться туалетами Имперской канцелярии, что в последние дни обороны Берлина было очень опасно.

В целом рассмотрение конструкции и оснащения фюрербункера заставляет прийти к выводу о том, что он предназначался лишь для кратковременного пребывания Гитлера в случае авианалетов союзников. Ни для работы, ни для постоянного нахождения он не был предназначен и приспособлен. Не раз встречающиеся в литературе и фильмах утверждения, что «…в бункере фюрера топят очень жарко», «Гитлер со свитой в долгие ночные часы налетов на Берлин коротал время в бункере за просмотром кинофильмов», можно полагать лишь художественным вымыслом, не имеющим ничего общего с реальностью.

Загнала фюрера в этот склеп Красная армия, когда ему уже не находилось места на земле. Ирония истории — Гитлер ушел из жизни, уже находясь под землей.

Ни от Имперской канцелярии, ни от фюрербункера не осталось ничего. Сегодня это просто пустырь на углу Вильгельмштрассе и Фоссштрассе недалеко от восточного края Тиргартена. Впрочем, и от всех других бункеров сегодня почти не сохранилось следов, кроме циклопических бетонных руин в лесу под Растенбургом да отдельных обломков под Винницей.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№3, Март 2010).