Дело за малыми: подводные микролодки

Дело за малыми: подводные микролодки

Современные боевые корабли — сооружения не маленькие, а иногда и просто огромные. Размеры позволяют им выполнять определенные задачи — например, служить плавучим аэродромом или платформой для баллистических ракет. С появлением новых концепций морской войны и новых технологий корабли стали резко уменьшаться

Процесс миниатюризации происходит параллельно и в боевой авиации — беспилотные летательные аппараты уже приняты на вооружение ряда стран. О боевом опыте современных мини-подлодок и задачах, ради которых они создаются, известно значительно меньше.

Главное — незаметность

В период зарождения подводного флота маленькими были абсолютно все подводные лодки. Гиганты водоизмещением в десятки тысяч тонн — технологический феномен времен холодной войны. В чем же заключается смысл уменьшения размеров? Вместе с ними уменьшается и вероятность обнаружения корабля, а скрытность — главное достоинство любого подводного объекта военного назначения. Засечь лодку, которая своими габаритами, скоростью передвижения и интенсивностью физических полей едва отличается от крупной рыбы, не способны ни действующие, ни перспективные средства подводного наблюдения.

Другое дело, что первоначально «маленькие» еще не обладали тем комплексом качеств, который делает их по-настоящему эффективными: отсутствовали соответствующие технологии. Необходимая автономность оставалась мечтой. Микроэлектроника и прочие системы с приставкой микро- находились в зачаточном состоянии. Они совершенствовались на протяжении всей второй половины XX века, но долгое время лишь незначительно. И лишь за последние 10−15 лет количество перешло в качество.

Загрузка мини-подлодки SDV (SEAL Delivery Vehicle) в сухой док, установленный на подводной лодке «Даллас» (SSN-700, класс «Лос-Анджелес»). SDV — это аппарат мокрого типа, предназначенный для транспортировки команды спецназа (в легководолазном снаряжении) и оборудования, необходимого для специальных миссий.

Были изобретены и внедрены в практику принципиально новые решения, позволяющие воплотить идею незаметных подводных аппаратов на совершенно новом технологическом уровне. Стали доступны миниатюрные источники энергии высокой емкости. С помощью систем GPS и акустических маяков стало возможным реализовывать исключительно высокое качество позиционирования. Оснащение аппаратов современными средствами навигации, связи, светотехники, оптико-телевизионными системами радикально изменило их функциональные возможности и облик. Низкий уровень физических полей, простота в обслуживании, способность самостоятельно находить, идентифицировать и уничтожать цели — весь этот набор появился у мини-подлодок совсем недавно. А достичь подобных результатов позволил комплексный подход к проектированию подводных аппаратов: они начали рассматриваться как элементы масштабной системы, предназначенной для решения целого спектра сложнейших задач.

При этом сама концепция применения мини-лодок — не подвергать риску крупные подводные аппараты и их экипаж, избегая их попадания в зону действия систем освещения обстановки противника, — использовалась еще во время Второй мировой. Достаточно вспомнить нападение англичан на «Тирпиц» в 1943-м, при котором было задействовано целое соединение мини-подлодок. Кстати, широко известны случаи атак на английские линкоры подводными диверсантами.

Доставить или спасти

К слову, предназначенные для доставки диверсантов подводные аппараты и были самыми первыми мини-подлодками в современном понимании этого слова. Они появились еще до Второй мировой войны. Их задача проста: скрытно доставить, высадить и эвакуировать команду бойцов специального назначения.

Мини-подлодки, выполняющие спасательные функции, появились немногим позже диверсионных (с1960-х), их принципиальное устройство немногим сложней и мало изменилось до сегодняшнего дня. Разве что в последнее время появились как телеуправляемые, так и полностью автоматические аппараты. Они широко распространены в крупных флотах мира и очень близки по функциональности. Достаточно упомянуть хотя бы британский Scorpio, спасший экипаж другой мини-подлодки, российской, у берегов Камчатки в 2004 году.

Проверено — мины есть

Следующим поколением мини-подлодок стали автономные необитаемые подводные аппараты (НПА). С середины 1990-х американские военные изучают возможности дистанционного обнаружения мин с помощью НПА типа NMRS (Near Term Mine Reconnaissance System), оснащенных высокочастотными сонарами бокового обзора, выпускаемых через стандартные торпедные аппараты и управляемых по оптоволоконному кабелю. Этими аппаратами предполагалось оснастить лодки типа «Лос-Анджелес» и «Вирджиния», но испытания выявили несколько недостатков — в частности, недостаточно точное позиционирование аппаратов, а также высокую частоту ложных срабатываний, и в 1999-м программа была закрыта. Дальнейшим ее развитием послужила разработка компанией Boeing AN/BBQ-11 LMRS (Long Term Mine Reconnaissance System) — автономных аппаратов (без оптоволоконного «поводка», связь и телеметрия осуществляются по радио и гидроакустическому каналу). Два таких аппарата могли бы патрулировать территорию площадью до 90−130 км2 в сутки, локализуя положение мин с точностью до 70 м.

Очень удобным оказалось и использование в военных целях научных аппаратов. Например, НПА Seahorse, разработанный в Лаборатории прикладных исследований Пенсильванского университета по заказу Океанографического управления ВМС США, изначально предназначался исключительно для океанографических исследований. Однако в итоге выяснилось, что его применение может быть гораздо более широким. За универсальность пришлось расплатиться размерами — Seahorse невозможно выпустить из стандартного торпедного аппарата, а только из вертикальной пусковой установки, поэтому такие аппараты могут нести лишь лодки типа «Огайо». Seahorse может нести различные инструменты — измерители течений, профилометры, высокочастотные сонары, что делает его чрезвычайно универсальным и пригодным, например, для поиска мин.

Другая изначально научная система — REMUS (Remote Environmental Monitoring Units) — была разработана в Океанографическом институте в Вудс-Холе в середине 1990-х. Компания Hydroid по лицензии выпустила уже несколько сотен аппаратов этого семейства, которые оказались чрезвычайно удобными для различных военных задач. В частности, в 2003 году именно аппараты REMUS, оснащенные оптическими сенсорами и высокочастотными (600/900/1200 кГц) сонарами бокового обзора, позволили американским военным разминировать порт Умм-Каср менее чем за 72 часа (по оценкам военных экспертов, без использования этих НПА для этого потребовалось бы как минимум вдвое больше времени).

К слову: мины еще не проиграли свою войну. Не вызывает сомнений, что в ближайшем будущем появятся мины, которые самостоятельно будут обнаруживать и уничтожать НПА минной разведки. Разминирование и формирование проходов в минных полях станет еще более хлопотным и дорогостоящим делом.

Подлодка в полете. На авиабазе ВМС США Норт-Айленд Mystic загружают в грузовой Ан-124, который доставит его в Южную Корею для участия в международных учениях Exercise Pacific Reach (2004) в целях обмена опытом в области подводных спасательных операций.

Глаза и уши

Еще одним принципиальным новшеством в подводных мини-аппаратах стало их использование для размещения систем освещения подводной обстановки (СОПО).

Военные должны знать, что происходит вокруг: какие корабли и подводные лодки куда плывут, чем вооружены, в каком именно месте находятся. Современные СОПО, подробно описанные в «ПМ» №7'2009, нуждаются во множестве специализированных устройств, размещаемых в океане: излучателях, приемниках, блоках питания, системах связи и т. д. Их установка — отдельная и довольно сложная задача, а также едва ли не главная, ради обеспечения которой сегодня используются НПА- например, Bluefin 21 или Sea Glider. Помимо прочего, Bluefin 21, оснащенный сонаром бокового обзора с частотой 455 кГц и разрешающей способностью около 10 см, можно использовать для поиска и обнаружения мин, а также для проведения предварительной разведки акватории перед началом специальных операций.

Универсальный солдат

Но вершиной подводного кораблестроения должно стать создание автоматического аппарата, максимально универсального с точки зрения задач своего применения.

С 1996 года специалисты Центра подводной войны ВМС США в Ньюпорте продолжают работы по созданию поистине уникального боевого НПА Manta. Он ориентирован на внедрение на АПЛ SSN 794 (в носовой оконечности АПЛ должно размещаться сразу четыре аппарата). Мини-подлодки скатоподобной формы практически не будут нарушать гидродинамических характеристик и общей архитектуры носителя. Прорабатывается несколько вариантов размеров и габаритов аппарата — длина от 15 до 25 м и масса от 50 до 90 т.

Роботы-дельфины. Глайдер Slocum компании Teledyne Webb Research, разработанный Дугласом Уэббом, бывшим исследователем из Океанографического института в Вудс Холе. Глайдер Slocum будет положен в основу аппаратов поддержки боевых операций на литорали (Littoral Battlespace Sensing-Gliders, LBS-G), которые Teledyne взялась разработать в рамках контракта с ВМС США уже ко второй половине 2010 года. Эти небольшие аппараты могут быть оснащены широким набором датчиков для патрулирования акватории на протяжении многих недель.

НПА, отработка макета которого проводится в настоящее время, обещает стать одной из наиболее мощных и многофункциональных автономных мини-подлодок в мире. После запуска Manta действует как самостоятельная подлодка, принимающая, впрочем, команды от «материнской» АПЛ и передающая на нее принимаемые собственными датчиками сигналы. Управляется Manta по собственной боевой программе, на ее борту находится своя система кораблевождения, гидроакустическая станция, аппаратура радио- и гидроакустической связи. Соответствие аппарата перспективным требованиям ВМС США уже подтверждено испытаниями макета опытного образца MTV (Manta Test Vehicle), проведенными в 2007—2008 годах. Разведка, наблюдение и рекогносцировка в прибрежных районах; поиск и уничтожение подводных лодок противника; обнаружение минных заграждений; сбор океанографических и картографических данных — все это далеко не полный список задач, ради выполнения которых и создается Manta. Более того, предполагается, что аппарат не просто аккумулирует в себе все возможности современной подводной автоматики, но и окажется способен выполнять функции, которые до настоящего времени обеспечиваются только обитаемыми системами. Например, способность полностью самостоятельно, без вмешательства человека, применять имеющееся на борту оружие. Уже отработана возможность использования на Manta разнообразных торпед, ракет, донных мин, а также систем радиоэлектронного подавления.

Использование «Манты» должно увеличить площадь акватории, которую контролируют соединения ВМС США, а также существенно снизить риск обнаружения и уничтожения американских АПЛ.

Роботы-ремонтники. Автономные или телеуправляемые подводные роботы могут заменить водолазов в деле инспектирования подводной части корпуса кораблей и судов. Робот HAUV 2 разработан компанией Bluefin Robotics в сотрудничестве с Массачусетским технологическим институтом по заказу Отдела военно-морских исследований специально для выполнения такой работы. Доплеровский измеритель скорости аппарата и автономная система навигации позволяют HAUV 2 с высокой точностью ориентироваться относительно корпуса судна.

Принцип матрешки

Создание аппарата Manta служит началом целой революции в применении НПА в качестве боевого оружия. Дальнейшее развитие подводных аппаратов небольшого водоизмещения будет использовать уже отрабатываемый на «Манте» «принцип матрешки». Нет нужды резать на металлолом уже действующие подводные лодки — после модернизации они становятся носителями десятков подводных мини-аппаратов. Даже сегодня целый ряд современных АПЛ США — например, многоцелевые лодки серии «Вирджиния» и SSGN 726−729 (модифицированные «Огайо») — оснащается так называемыми универсальными модулями полезной загрузки (URLM, 8 м длиной, 1,8 в диаметре, масса около 20 т), в которые, в свою очередь, могут входить разнообразные подводные аппараты.

Уже действующая программа ВМС США Mission Reconfigurable Unmanned Undersea Vehicle (MRUUV), дальнейшее развитие LMRS, предусматривает создание универсального НПА модульной компоновки, который можно будет сконфигурировать под конкретные задачи прямо на борту носителя. Спектр задач, решаемых такими аппаратами, весьма широк — это и ведение разведки, и картографирование морского дна, и обследование акватории, и развертывание боевых телекоммуникационных сетей.

Еще интереснее концепция MRUUV-L (иногда называемого LD MRUUV, Large Displacement) — достаточно крупного НПА массой до 70 т, которым планируется вооружить модифицированные лодки класса «Огайо», а также многоцелевые корабли LCS (Littoral Combat Ship). Такой НПА способен нести различные модули — разведки, СОПО, ретрансляторы, противоминной разведки, обнаружения целей и наведения, противолодочной обороны, поисковых и спасательных работ и т. п. Но самое интересное в этой концепции то, что MRUUV-L может нести множество более мелких автономных аппаратов, которые он может выпускать для решения различных задач. Причем разработчики концепции не ограничиваются подводными аппаратами — это могут быть, например, и малогабаритные беспилотники.

Так массовый боевой подводный флот вернется к своим истокам — и снова станет маленьким. По размерам аппаратов.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№3, Март 2010).
Комментарии

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии.