Беременность у слоних — самая продолжительная среди млекопитающих — длится почти два года. В мире неживой природы срок вынашивания потомства бывает еще более долгим. Например, на разработку нового Citroёn C5 ушло около четырех лет. На примере этой модели мы узнали, как проектируются новые автомобили.

Из сотен эскизов шеф-дизайнер отбирает наиболее интересные. Но утвержденный эскиз и серийная модель — это совершенно разные вещи. Иногда деталь, изображенная стилистом, трансформируется в нечто совершенно неузнаваемое.
Технология активной безопасности

Серая нитка дороги игриво петляет среди холмов Пиренейского полуострова. Временами она резко сворачивает налево, к океану, порой стремительно поднимается вверх, очаровывая нас с высоты живописными пейзажами. Красота запада Европы пробуждает в нас, журналистах, лирическое настроение, но мы профессионально подавляем его в себе. Ведь сегодня мы судьи. От нас зависит судьба нового поколения Citroёn C5.

Через какое-то время в нескольких сотнях ведущих изданий на десятках разных языков появятся публикации о тест-драйве этого автомобиля. Их прочитают миллионы людей и, прислушавшись к мнению авторов, составят мнение об автомобиле. Тон статей ощутимо повлияет на то, каким будет число людей, которые первыми оформят заказ на автомобиль. Когда же пионеры уедут из салонов на новых машинах, начнется или не начнется цепная реакция. «Судьба автомобиля обычно решается в первые месяцы его продаж, — приходят на память слова одного из региональных руководителей отдела продаж Citroёn. — Если машина понравится первым владельцам, успех обеспечен. Они за нас прорекламируют ее». Маркетинговая стратегия «из уст в уста» остается самым эффективным способом рекламы продукции.

Нам с коллегой из другого издания выдали новый С5. Пока мы не знаем цен на этот автомобиль, поэтому осторожничаем с предположениями. И все-таки каждый из нас склоняется к мнению, что машина пойдет. Коллега оценил дизайн машины и «немецкое» качество отделки, а я за несколько недель до теста общался с разработчиками машины в местечке Велизи, пригороде Парижа, и у меня сложилось впечатление, что они искренне гордятся тем, что у них получилось.

Но поскольку мы журналисты, то повсюду ищем недостатки. И вот мой спутник уже записывает на диктофон свои впечатления от машины: «Автомобиль не тяговит на низких оборотах, однако после 3500−4000 оборотов как будто оживает. Двигатель шумноват». Странно — и правда шумноват. Я удивляюсь, потому что в техническом центре PSA Peugeot Citroёn в Велизи специалист по акустике рассказывал мне, как много он и его коллеги сделали, чтобы достичь в салоне C5 тишины. Впервые в данном классе специалисты установили трехслойную шумоизоляцию в дверях. Чтобы при повышении скорости в салоне было так же тихо, как и при медленной езде, на автомобиль было установлено специальное шумопоглощающее ветровое стекло (оно изолирует салон от аэродинамических шумов), а по желанию клиента шумопоглощающими можно сделать и боковые стекла. Кроме того, специально по заказу Citroёn компания Michelin разработала шины с пониженным уровнем шума. И вот оказывается, что тишину в салоне портит шум мотора. Я обещаю коллеге разобраться в этом вопросе: через пару часов у меня запланирована встреча с Тьерри Мандершайдом, техническим руководителем проекта.

В начале были маркетологи…

Встреча с Тьерри для меня последняя в рамках совместного проекта с Citroёn, в ходе которого нашему журналу на примере C5 рассказали, как сегодня разрабатывают новые модели. До этого я уже пообщался со специалистами в Велизи — в дизайн-бюро Citroёn и техническом центре PSA Peugeot Citroёn.

Меняемся визитками с Тьерри, и я читаю должность моего собеседника — technical manager X7 platform 3. Тьерри поясняет мне, что X7 — это рабочее название нового Citroёn C5, но я уже знаю об этом: в Велизи я обратил внимание на то, что в технической документации и на дизайнерских эскизах автомобиль проходит именно под этим обозначением. Первыми этим названием стали пользоваться маркетологи Citroёn. Слушая Тьерри, я прихожу к мысли, что маркетологи — это боги сегодняшнего автопрома. Именно они составляют список требований по новой модели. Причем не только формируют образ автомобиля, его главные конкурентные достоинства, но и определяют основные размеры, количество модификаций, технические характеристики. Совместно с экономистами маркетологи устанавливают себестоимость новой модели, товарную цену и определяют объем инвестиций для проекта. В итоге руководитель проекта оказывается исполнителем. Его задача — по рецептам маркетологов создать правильный автомобиль, вписавшись в рамки бюджета.

Именно маркетологи определяют и дату зачатия автомобиля: когда их список требований готов, в автоконцерне состоится совещание, на которое приходят все руководители отделений, участвующих в проекте. Совещание по проекту X7 состоялось четыре года назад, в начале 2004-го.

За три года до премьеры

Встреча с маркетологами — все равно что отмашка для начала работы над проектом. После этого стилисты начинают определяться со стилем модели, рисуют первые эскизы.

Работа конструкторов начинается с определения, что нужно создать, а что можно взять уже готовым. В случае с новым C5 приняли решение использовать платформу Peugeot 407 (или платформу 3, как она обозначена на визитке Тьерри) и адаптировать под новую модель гидропневматическую подвеску Hydractive III+, применяемую на машине более высокого класса Citroёn C6 — официальном автомобиле президента Франции. Дальше начинается кропотливая разработка технической начинки — новый автомобиль должен соответствовать огромному количеству стандартов, международных и национальных.

Маркетологи задают свои требования, стандарты зажимают разработчиков в еще более жесткие рамки. «Мсье Мандершайд, какая же у вас неинтересная работа — никакой свободы творчества!» Француз улыбается: «Вы даже представить не можете, как часто нам приходится выбирать». Тьерри сравнивает разработку новой модели с поиском тысяч компромиссов. Постоянно надо искать «золотую середину» или жертвовать одними качествами в пользу других.

«Вы замечали, — спрашивает меня Тьерри, — что в новых моделях пристегиваться ремнем безопасности стало неудобно?» Для достижения отличной эргономики, поясняет он, верхнее крепление ремня безопасности желательно разместить перед водителем — так ему будет удобнее дотягиваться до него рукой. Но с точки зрения пассивной безопасности крепление необходимо разместить за водителем, как можно дальше от него. Поскольку ныне, в том числе в связи с популяризацией краш-тестов системы EuroNCAP, пассивной безопасности уделяется особое внимание, верхнее крепление ремня в новых моделях размещают в соответствии с требованиями безопасности, жертвуя эргономикой.

Тьерри приводит еще один пример. «Мотористы» всегда расходятся в своих требованиях со специалистами по акустике. Первые хотят как можно больше облегчить автомобиль, чтобы он расходовал меньше топлива. Вторые, напротив, стремятся к утяжелению — только так можно добиться тишины в салоне и хорошей акустики.

Эстетизм прежде всего

На вопрос, что команде разработчиков далось сложнее всего, Тьерри повторяет то же, что сказал ранее, когда я поинтересовался, чем он как разработчик больше всего гордится в новом C5. Его ответ: эстетизм. Этими словами мой собеседник хочет сказать, что дизайнерам C5 удалось сделать почти невозможное. С одной стороны, стилисты придали контурам автомобиля необходимое изящество и утонченность, чтобы машину оценили люди с отличным вкусом — верные клиенты компании. С другой — они смогли отыскать «золотую середину», чтобы автомобиль пришелся по душе массовому среднестатическому покупателю.

Пока мы говорим об «эстетизме» нового C5, Тьерри лукаво улыбается. Он похож на шахматиста, который, хитро обведя выигрывавшего соперника, внезапно объявил ему мат. Пожалуй, на эстетизме держится весь французский автопром. В то время как немцы и японцы отрабатывают высочайшие технологии, французы не торопятся их догонять. Они знают свой козырь: покупатель охотнее сядет в более красивый автомобиль, чем в более технически совершенный. И поэтому делают ставку на дизайн — область, где французы и итальянцы традиционно занимают сильные позиции.

Правда, за последнее десятилетие французы многому научились у своих восточных соседей. Тьерри раскрывает мне небольшой секрет: при создании интерьера C5 за эталон покупателя разработчики взяли немца — педантичного и очень требовательного к качеству. Стилистам требовалось, сохранив французский стиль, вывести на новый уровень качество отделки, так чтобы удовлетворить взыскательного клиента, привыкшего к немецкому качеству.

«Декораторы салонов» действительно отлично поработали. Я вспоминаю свою экскурсию по дизайн-центру Citroёn в Велизи. Специалист по интерьерам Фабьен Дарше — стильный молодой человек с аккуратным ирокезом на голове — рассказывал нам, как разрабатываются интерьеры для разных модификаций автомобиля. Обычно это происходит так: Фабьен или кто-то из его коллег «создают атмосферу», подбирая составляющие ее предметы. Например, для атмосферы «приятной праздности» подойдет красивая кружка кофе, уютные вещи светлых тонов. Тогда как для атмосферы «латиноамериканская экспрессия» подбираются яркие, «мужественные» вещи. Набрав необходимое количество предметов, стилист вдохновляется ими — и только после этого приступает непосредственно к работе. Причем интерьерщики Citroёn предпочитают работать не только с компьютерным макетом, но и с осязаемым «пластилиновым» салоном. На нем прорабатывается каждая деталь. К тому же, если раньше французы концентрировались на визуальном аспекте, сейчас они думают и о кинестетиках. В Велизи один интерьерщик, помнится, пошутил: «Пока при разработке салонов мы имеем дело с четырьмя из пяти человеческих чувств. Но когда-нибудь доберемся и до вкуса». Один из журналистов спросил: «Это как же, мсье? Неужто придадите ручнику форму деликатеса, чтобы водителю захотелось его съесть?»

Работа над экстерьером была непростой. Только при разработке седана было создано шесть небольших и четыре полноразмерных макета. Формами универсала занимались стилисты, не причастные к созданию седана. Это было сделано для того, чтобы придать самобытность каждому типу кузова. Когда стилисты завершают свою работу, к проекту подключаются промышленные дизайнеры. Их задача — найти компромисс между тем, каким автомобиль видится стилистам и каким он должен быть по мнению технологов. В это же время компания объявляет тендер среди своих партнеров на производство различных деталей интерьера.

За месяцы до премьеры

Когда основные решения уже приняты и промышленные дизайнеры заканчивают работы по проекту, в техническом центре PSA Peugeot Citroёn на испытательных стендах начинает кипеть работа. Чтобы показать, как проводятся испытания подвески нового C5, нас, журналистов, в первый раз после 1986 года приглашают в помещения технического центра. Обстановка внутри скромная и чем-то напоминает заводскую, однако здесь установлено довольно интересное оборудование.

Вот перед нами симулятор езды по различным типам дорог — в зависимости от программы к колесам стоящего сверху автомобиля прикладываются различные усилия с разной частотой. Это ресурсное испытание, оно позволяет быстро и дешево оценить работу подвески в разных режимах. Причем в случае с C5 специалистам пришлось удвоить объем работ: на автомобиль устанавливается как традиционная металлическая подвеска, так и гидропневматическая Hydractive III+. В другом помещении проходят испытания кузова: от двух кузовов автомобилей отрезают чуть меньше половины спереди и сзади, закрепляют их на трясущейся платформе — это проверка на прочность. Впрочем, подобные испытания проводят практически все производители.

Интересней было узнать, что при натурных испытаниях прототипы нового C5 прошли 5 млн километров. Этот серьезный пробег служит доказательством того, что к проработке надежности своей новой модели среднего класса французы подошли весьма основательно.

Когда разработка машины выходит на финишную прямую, к работе вновь подключаются маркетологи, проектом начинают заниматься специалисты по работе с прессой, руководители отделов продаж. Им предстоит огромный объем организационных мероприятий, начиная от выбора места и маршрута для проведения тест-драйва и заканчивая проработкой концепции продвижения автомобиля на каждом из рынков.

Недели перед рождением

За день до тест-драйва мы, журналисты, ужинаем в Лиссабоне в обществе глав региональных отделов продаж и разработчиков машины и задаем самые разнообразные вопросы.

— Почему тест-драйв машины организовали в Португалии?

— Сейчас февраль, и основная часть Европы выглядит слишком уныло.

— Почему С5 вы презентовали уже в октябре, хотя начало продаж только весной?

— Это поможет нам собрать больше статистики по новому автомобилю еще до начала продаж. После презентации мы предоставили нашим сотрудникам и партнерам во Франции и Германии более 250 автомобилей новой модели. Если возникнут какие-то проблемы, мы их сумеем быстро устранить. С другой стороны, для раннего дебюта, возможно, были и другие маркетинговые причины. Какие — это уже секрет компании.

Этой осенью на Франкфуртском автосалоне дебютировал новый Renault Laguna — один из главных конкурентов модели. Быть может, показав новый C5, ситроеновцы хотели предупредить потенциальных покупателей не спешить с покупкой новой машины: наш автомобиль тоже на подходе! А может, автомобиль просто разработали без задержек, в срок, и не было смысла тянуть с презентацией.

Обратите внимание, что первые автомобили проходят испытания у первых владельцев не только во Франции, но и в Германии. Мнение требовательного немца для французов сегодня эталон. Пожалуй, пришло время спросить у Тьерри и про шумный мотор: «Не поступало ли из Германии жалоб на излишнюю шумность мотора, не хотите доработать?» «А какой двигатель стоит на вашем автомобиле? — уточняет француз. — Двухлитровый бензиновый? Да, этот мотор шумный сам по себе, а поскольку шумоизоляция на разных версиях у нас одинаковая, в машине, возможно, чуть больше шума, чем хотелось. Вот если бы вы опробовали наши машины с новыми дизелями…» Ага, еще один компромисс — чтобы не переборщить с шумоизоляцией, конструкторы решили, что в салоне бензиновых машин уровень шума будет чуть выше желаемого. «Мы побороли аэродинамические шумы и шум шин, — добавляет Тьерри, — поэтому некоторые и обращают внимание на шум двигателя».

На стоянке возле отеля в Лиссабоне стоит несколько десятков новых C5. Журналисты делятся впечатлениями и в целом сходятся во мнении, что ребенок получился симпатичным и вполне толковым. Тем временем на севере Франции, на заводе в Ренн-Ля-Жанэ, центре производства автомобилей среднего и высшего сегмента концерна PSA Peugeot Citroёn, отлаживается производство новой машины. Период четырехлетней беременности подходит к своему завершению.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№4, Апрель 2008).