Внешность «Ультимы» настолько неожиданна, что, увидев ее впервые, сложно распознать в ней автомобиль.

Жил в городе Воронеже простой советский паренек Андрей Нагорный. Всю жизнь рисовал машины. На промокашках, на обложках тетрадей… Мечтал стать автомобильным дизайнером, но в родном городе этому никто не учил. Поэтому после школы Андрей выбрал альтернативный вариант — поступил на архитектурный факультет Воронежской архитектурной академии. Вполне естественна была и тема дипломного проекта — «Автомобильный музей в Воронеже».

Вне конкурса

Однако и сами автомобили не были заброшены. В голове рождались проекты, один интереснее другого. Рисунки складывались в стопочки, стопочки упаковывались в чемоданы. И вот в автомобильной прессе проскочила информация о том, что компания Peugeot проводит дизайнерский конкурс «Peugeot-2020». Так у Андрея появились четыре дизайн-проекта, среди них два варианта будущей «Ультимы». Вырисовывалась не только футуристическая, но и крайне функциональная компактная машина, продолжающая традиции произведения Этторе Бугатти — Peugeot-Bebe.

На черновых рисунках Нагорного можно разглядеть множество оригинальных решений. Например, прозрачная передняя панель изначально должна была гнуться и складываться пополам, превращая «Ультиму» в движении в родстер или купе, а в статике образуя низкий защитный колпак. Другой вариант исполнения того же автомобиля предполагал защиту салона на стоянке «чепчиком», игравшим в откинутом состоянии роль антикрыла и подголовника. Традиционное круглое рулевое колесо со сдвижной ступицей открывало удобный доступ к водительскому месту. В исполнении «а-ля аэроплан» вместо баранки — штурвал, причем его неподвижная серединка исполняет функции приборной доски.

Интересен проект «Наутилус» с изменяемыми базой и углом наклона пассажирской капсулы. В городе, где скорость дорожного движения невысока, водитель сидит вертикально, зато на скоростной трассе он может расположиться почти горизонтально. Пристального внимания заслуживает круглый вращающийся колпак. В разных положениях он то обеспечивает простор в области головы, то делает машину одноместной, то превращает ее в крытую беседку.

Все бы здорово, да Андрей пропустил срок подачи заявки, запутавшись в противоречивых сведениях о конкурсе. Французы предложили рассмотреть эскизы вне конкурса и выдать рецензии, но художника это не заинтересовало. Было обидно. Интересно, что за прошедшие с тех пор три года несколько фирм представили миру свои разработки, удивительным образом напоминающие описанные проекты. Можно вспомнить одноместную Toyota PM или «квадрик» Peugeot Quark. Дизайнерские идеи витают в воздухе.

Судьба забросила Андрея в Смоленск, где он познакомился с такими же энтузиастами. Одним из их творений был «горбатый жужик» — кабриолет желтого цвета со шкодовским мотором от рефрижератора. У новых знакомых было неотапливаемое помещение с земляным полом, а главное — общность взглядов. Так появилась возможность творить. Было решено построить «Ультиму» своими силами.

К работе приступили 14 декабря 2001 года, поставив перед собой трудновыполнимую задачу — успеть к июлю следующего года, к московскому фестивалю «Автоэкзотика». Пришлось ограничить себя во всем, а свободные средства пустить на общее дело. Чтобы получить свободу, Андрей Нагорный ушел с интересной и денежной работы на ювелирной фабрике.

Внутри

Стояла задача спроектировать легкий, открытый заднемоторный прогулочный автомобиль, спартанский, но скоростной и динамичный — почти мотоцикл. Трезво оценив свои силы, мастера решили не усложнять конструкцию. Носителем узлов и агрегатов стала пространственная рама, сваренная на самодельном стапеле. На ее изготовление пошли трубы из алюминиево-магниевого сплава диаметром 30−35 мм. Расчет ходовой части провел Сергей Максименков, ранее успешно занимавшийся картингом, что наложило специфический отпечаток на конструкцию машины. Передняя двухрычажная подвеска проста и традиционна, ее элементы для прочности сделали стальными, что почти не отразилось на общей массе, а в качестве упругих элементов использовали стойки Monroe. Рулевую рейку взяли от автомобиля Opel, а тормозные диски и суппорты от мотоцикла Yamaha V-max.

С задним мостом было несколько сложнее, так как требования Андрея загнали Сергея в узкие рамки. К задней части автомобиля предъявлялись особые требования. Во‑первых, за габариты задней оси ничего не должно выступать. Поэтому сразу отпали всякие «запорожские», «москвичевские» и тому подобные коробки передач, шестеренчатое нутро которых висело бы позади подобно курдюку. Во‑вторых, амортизаторы следовало «завалить» почти до горизонтального положения. В-третьих, силовой агрегат просто обязан быть красивым, так как жить ему предстояло на улице!

После мучительных раздумий и поисков получилась оригинальная конструкция. Основой машины стал четырехцилиндровый 16-клапанный 1,2-литровый двигатель мощностью 147 л.с./9000 об./мин. с шестиступенчатой коробкой передач от мотоцикла Yamaha V-max, специально ради этого купленного вскладчину за $4000. Впоследствии от оставшихся лишними мотоциклетных деталей удалось избавиться, вернув себе часть средств. Полированный алюминиевый мотор оказался невероятно красив! Установив его «в базе» «Ультимы» цилиндрами влево-вправо, конструкторы получили компактный силовой агрегат с выходом кардана вбок. Для передачи крутящего момента на заднюю ось вместо карданного привода поставили звездочку. Увы, мотоциклетная коробка не имела реверса, а при необходимости вылезать из машины и толкать ее назад — радости мало. Пришлось разрабатывать альтернативный привод — от стартера. Конечно, для «полицейского разворота» мощности маловато, но из гаража выехать — вполне достаточно.

Подвеска заднего моста очень проста и напоминает мотоциклетную. Она состоит из широкого единого маятника, несущего цельную картинговую ось, лишенную дифференциала. Решили, что глупо постоянно возить на почти невесомой (какие-то 450 килограммов!) спортивной машинке тяжеленный металлический лом. Поэтому заднюю ось выточили из титана, на ней расположили два тормозных диска Yamaha V-max и ведомую звездочку. Стойки Koni Sport получили пружины с регулировкой усилия поджатия. Как ни странно, установка упругих элементов в противоестественное положение не сказалась на их работоспособности. Ввиду несовпадения осей крепления заднего маятника и ведущей звездочки пришлось ввести в трансмиссию промежуточную звезду, а для компенсации провисания цепи поставить натяжитель. Картину дополнил приобретенный по случаю комплект легкосплавных семнадцатидюймовых дисков BBS от Audi A8 с низкопрофильной резиной Dunlop SP Sport 8000, размерностью 225/45.

Кузов

Гипсовая мастер-модель кузова формовалась одновременно с изготовлением механической «начинки». Потом по ней из стеклоткани с «эпоксидкой» выклеивались кузовные панели. Чтобы подчеркнуть преемственность, использовали головную оптику Peugeot-206. С самого начала Андрею хотелось, чтоб автомобиль законченно смотрелся и в статике, и на ходу. Для этого был придуман оригинальный колпак, напоминающий тонированное лобовое стекло. Обычно зеваки пытаются разглядеть что-нибудь внутри, прикладывая к поверхности ладонь — им невдомек, что панель абсолютно глухая. Сначала ее хотели сделать из прозрачного плексигласа, но сроки поджимали. Впрочем, и полированная краска неплохо смотрится — неподвижная машина ассоциируется с непонятным морским насекомым. Биодизайн уже ушел в прошлое, а это так называемый ихтиоморфический стиль — очевидно, из будущего. Образ необычен, но отторжения не вызывает. Для посадки внутрь нужно нажать кнопочку на брелоке, после чего задняя часть колпака съезжает назад. В движение она приводится при помощи двух электрических стеклоподъемников.

В динамике «Ультима» выглядит совсем по‑другому. Возвышающиеся над проемом защитные шлемы седоков неожиданно преображают автомобиль, из спокойного и добродушного он становится стремительным и задиристым, готовым в любой момент сорваться с места.

В кабине по‑спартански лаконично. Из удобств — только минимальный набор приборов все от той же «Ямахи». Между анатомическими сиденьями разместился точеный алюминиевый рычаг управления коробкой передач, двигающийся помотоциклетному вперед-назад — модное секвентальное переключение.

Безумные монстры

Недавно Андрей Нагорный начал строить стилизацию под Citroen DX-19, а также обдумывает идею постройки кузовов из алюминия. Архив его проектов постоянно пополняется. Тут и машины-трансформеры, и футуристические концепт-кары, и навеянные тевтонской суровостью «серебряных стрел» безумные монстры с авиамоторами. Так что вполне возможно, что скоро увидим и авиамобиль.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№4, Апрель 2005).