Воплотив своей короткой и блистательной жизнью классический рок-н-ролльный девиз, звезда 1960-х AC Cobra стала одним из самых копируемых автомобилей в истории. На одной из лучших копий мы прокатились в Германии.
Спорткар-легенда AC Cobra: живи быстро, умри рано

Дрезден пользуется столь высокой популярностью у туристов из России, что многие вывески в центре города дублируются на трех языках: немецком, английском и русском. Любителей искусства, словно магнит, притягивает Галерея старых мастеров с ее знаменитой «Сикстинской мадонной» пера самого Рафаэля. Картина, до 1955 года хранившаяся в запасниках Пушкинского музея, вызывает у наших соотечественников особые, противоречивые чувства.

Но и в пригородах Дрездена есть немало интересных вещей «для тех, кто понимает». Возьмите курс на северо-запад, и через 25 км попадете в Майсен, к старейшей в Европе фарфоровой фабрике, основанной в 1710 году.

Если же миновать Майсен и продолжить движение в том же направлении, то, проехав немного меньше 20 км, вы окажетесь в местечке Хайда. Эта крошечная деревушка, затерявшаяся среди бескрайних полей и пастбищ, таит в себе настоящее сокровище для любителей классических автомобилей. Посидев полдня в засаде на сельской дороге, вы обязательно сможете увидеть легендарную AC Cobra.

Так сошлись звезды

Впрочем, сидеть в засаде вовсе не обязательно. Смело заходите в ворота с надписью AC Automotive. Солидный джентльмен, сидящий за столом в стеклянном офисе прямо у входа, — это Юрген Мор, основатель компании, посвятивший изготовлению реплик «Кобры» последние 30 лет своей жизни. Юрген рад лично встретить любого гостя, ведь случайные люди до Хайды просто не добираются.

Почему именно «Кобра»? Что делает этот британо-американский спорткар легендой и одним из самых копируемых автомобилей в истории? Достаточно сказать, что с его именем связывают введение скоростного ограничения в 110 км/ч на британских автомагистралях: дескать, в 1964 году AC Cobra Coupe был застукан на трассе М1 на скорости 299 км/ч, до глубины души поразив и лейбористов, и консерваторов.

На самом деле это всего лишь легенда: ограничение скорости было введено в ответ на увеличение смертности на дорогах. Да и за рулем лихой «Кобры» был не какой-нибудь сорвиголова, а тест-пилот Джэк Сирс, готовивший машину к Ле-Ману. Но само наличие такой легенды уже говорит о многом.

«Кобра» — дитя двух континентов. В ней сошлись воедино опыт одного из старейших автопроизводителей Соединенного Королевства и гений знаменитого американца Кэрролла Шелби. Фирма AC Cars была основана в 1901 году и, пережив две мировые войны, выпускала потрясающе красивые и весьма быстрые автомобили: в 1956 и 1957 годах AC Ace (ныне редчайшая коллекционная ценность) сражался в гонке 24 часа Ле-Мана с такими грандами, как Ferrari и Porsche.

Кэрролл Шелби — автогонщик, конструктор и автомобильный дизайнер — известен своими сверхмощными репликами Ford Mustang. Самые мощные в мире «Мустанги» по сей день носят имя Shelby. И сама «Кобра» в новом свете известна как Shelby Cobra.

В сентябре 1961 года Кэрролл Шелби обратился в AC Cars с просьбой построить для него особенный Ace, в который войдет большой двигатель V8 (до этого Ace довольствовался рядными «шестерками» объемом до 2,6 л). За двигателем Шелби обратился в Chevrolet, но они не хотели взращивать конкурента для собственного Corvette. Зато побить Corvette очень хотел Ford, который и предоставил Кэрроллу современный 4,2-литровый V8. Оригинальную «Кобру» ждала короткая, но яркая жизнь. Компактный и невероятно легкий родстер выделялся на фоне соперников в Ле-Мане, подтвердил репутацию «грозы Корветов», победив на кольце в Риверсайде, выиграл несколько национальных соревнований по дрэг-рейсингу.

А уже в 1967 году Форд и Шелби перестали импортировать автомобили AC из Англии. Похожие родстеры выпускались в Старом Свете под именем AC 289 и AC 428. Но это была уже не «Кобра». Cobra же, воплотив в жизнь рок-н-ролльный девиз «живи быстро, умри рано», стала одним из самых копируемых автомобилей в истории.

Ручная работа

«Я собирал реплики Cobra с 1983 года. У меня был очень большой опыт и желание построить лучшую «Кобру» в мире», — говорит Юрген Мор. Компания AC Automotive в Хайде была основана восемь лет назад, и все эти годы ушли на разработку конструкции родстера, тестирование многочисленных прототипов и повторение этого цикла снова и снова.

«Кобре», полностью удовлетворившей создателей, еще не исполнилось года. «На полигоне Michelin в Кермонт-Феро главный тест-пилот шинного гиганта гонял по трассе добрых полтора часа, а я ждал его и волновался, как отец, приведший ребенка в балетную школу, — вспоминает Мор. — Наконец, вернувшись, специалист отказался поверить в то, что наша крохотная компания могла так классно настроить машину. Это был лучший вердикт!»

Своим образцовым поведением на трассе родстер во многом обязан чрезвычайно жесткой и в то же время легкой трубчатой раме из высокопрочной стали. Рама целиком и полностью создается вручную и являет собой настоящее произведение искусства. Специалисты AC Automotive применяют трубы круглого сечения, а не прямоугольного, как большинство автопроизводителей. Круглые трубы намного жестче на изгиб и скручивание, однако работать с ними несопоставимо сложнее.

Дело в том, что, обрезав трубу под тем или иным углом, вы получаете плоский срез. Грани труб прямоугольного сечения тоже плоские, поэтому такие трубы легко соединять и сваривать под любыми углами. Чтобы приварить отрезок к трубе круглого сечения, его срез должен иметь вогнутую форму. Такая форма создается вручную на ленточном шлифовальном станке. Представьте себе, какую работу приходится проделать мастеру, учитывая, что рама состоит из примерно 110 отрезков труб и еще 40−50 специальных деталей — шарниров, шаровых опор, проушин и проч.

Сварка рамы — тоже задача для избранных. Все трубы закрепляются на стапеле с помощью многочисленных струбцин, после чего сварщик «прихватывает» их точками. Проблема в том, что сварка создает в конструкции напряжения. Задача мастера — подобрать такой порядок сварки, чтобы эти напряжения компенсировали друг друга, иначе раму «поведет».

Еще одно слагаемое успеха Cobra на трассе — подвеска на двойных поперечных рычагах с толкающими штангами, та самая, что применяется на гоночных автомобилях класса «Формула», а также на суперкарах Ferrari Enzo, Porsche Carrera GT и им подобных. В такой конфигурации пружины и амортизаторы располагаются внутри рамы и полностью отделены от неподрессоренных масс. Результат — более быстрая и точная работа подвески.

Кузов современной «Кобры» сделан из алюминия и композитных материалов. Интересно, что кузова оригинальных AC Ace изготавливались с помощью английского колеса — весьма старомодного ручного станка для придания кривизны листовому металлу. Вполне вероятно, что именно эта трудоемкая технология определила облик оригинальной Cobra с ее плавными округлыми крыльями.

И все же кое в чем AC Automotive следует старым производственным традициям. У новой Cobra нет цифровой CAN-шины. Вся электрика устроена по старинке, как в «Жигулях». Или как в современных трековых болидах, у которых сервисных электроприборов необходимый минимум.

Силовой каркас Cobra изготавливается из труб круглого сечения. Они жестче и легче «квадратных», но работа с ними — настоящее искусство. Обратите внимание, насколько сложна форма срезов в местах соединения труб.
Шлифовальный станок — один из основных инструментов мастера, изготавливающего раму. На нем вручную, без помощи шаблонов или компьютерного моделирования, формируют срезы для соединения труб под нужными углами.
Один прибор — один провод: электропроводка Cobra устроена по старинке, без привычной нынче цифровой CAN-шины.
Список опций у родстера, несмотря на всю чистоту концепции, весьма внушительный. Это и неудивительно: ведь для каждого клиента автомобиль изготавливается индивидуально.

А мне гонять охота!

«Хотите прокатиться?» — лукаво улыбается мистер Мор. Еще бы! В моем распоряжении самая «добрая» Cobra с мотором от Corvette мощностью «всего» 437 л.с. Расставим точки над i: Cobra с таким мотором на четверти мили оставляет позади самый мощный Corvette ZR1 (638 л.с.), а до сотни разгоняется за 3,7 с. Между тем доступны и более норовистые версии «Кобры» с моторами мощностью в 640, 647 и чудовищные 780 л.с.

Откинув невесомую дверь и на руках занеся самого себя в кокпит «Кобры», я почувствовал некоторую неловкость. Чтобы понять эти ощущения, сядьте на заднее сиденье своего автомобиля и представьте, что у вас в руках руль и вы выезжаете со двора на дорогу. Пожалуй, «Кобра» не самый удобный автомобиль для тесных городских улиц, однако небольшие сложности при маневрировании с лихвой компенсируются удовольствием от созерцания окрестностей поверх бесконечно длинного капота.

Едва набрав ход, Cobra тут же выдает в себе бескомпромиссный трек-кар. Из всех машин, на которых мне приходилось ездить, она похожа только на одну: гоночный автомобиль класса Legend — такой же трубчатый каркас с мотором, стыдливо прикрытым стеклопластиковым кузовом.

Абсолютная жесткость рамы, спортивная подвеска и отсутствие усилителя рулевого управления (на парковке приходится от души «наматываться» на баранку) заставляют автомобиль откликаться на микроскопические повороты руля. Совершенная точность руления оборачивается полным отсутствием поблажек: даже на прямой нельзя расслабиться, необходимо постоянно контролировать траекторию.

Стоит ли говорить, что предел сцепления колес с дорогой у такого автомобиля находится далеко за рамками законных и мало-мальски разумных скоростей. Близко расположенные педали, жесткое, но на поверку короткоходное сцепление, рычаг переключения скоростей, «воткнутый» напрямую в коробку, позволяющий буквально осязать работу синхронизаторов (ах, сюда бы кулачковую «секвенталку»!) — автомобиль буквально кричит: «Пустите меня на трассу»!

А между тем для нашей Cobra Mk VI GT можно заказать и надежную систему стабилизации, и кондиционер, и круиз-контроль, и даже автоматическую коробку передач. Мало того, Юрген Мор весьма решительно настроен сертифицировать автомобиль для движения по дорогам и даже пройти краш-тесты EuroNCAP (экземпляр, который отправится на экзекуцию, мы уже видели в сборочном цехе).

По словам Юргена, состоятельные клиенты не раз говорили ему, что Cobra в их коллекции — самая любимая. И это неудивительно. Этот автомобиль вызывает восхищение той же природы, что высокоточные научные инструменты или могучее оружие. Даже просто стоя среди обычных автомобилей, AC Cobra напоминает самурайский меч в окружении кухонных ножей.

Это не «Кобра»

Фото
Это не «Кобра», а ее английский прототип — AC Ace. Автомобиль был скроен по классическому британскому рецепту: небольшой легкий кузов, максимальная экономия веса, филигранно отточенная (для своего времени) управляемость и двигатель «достаточной» мощности.

Статья «Живи быстро, умри рано» опубликована в журнале «Популярная механика» (№1, Январь 2015).