Экспедиция Land Rover «Открывая Россию: Сахалин» — редкое по размаху мероприятие. Для кого-то это уникальный экскурс в историю страны, для кого-то — впечатляющий сюжет для фотоблога. Для нас поездка превратилась в самый масштабный и глубокий мастер-класс по вождению автомобиля на пересеченной местности.
Вдоль по устрице: сахалинский тест-драйв Land Rover Discovery 4

Внедорожник, кроссовер, городской кроссовер, универсал повышенной проходимости — генеалогическое древо автомобилей с клиренсом чуть выше среднего в последние годы расцвело невероятным многообразием жанров. Предложение зеркально отображает спрос — новые ветви настойчиво тянутся к городу с его прозаичными бордюрами, неубранным снегом и воскресными вылазками на дачу.

А на что способен настоящий внедорожник, без модной приставки «городской»? Чтобы познать границы возможностей Land Rover Discovery 4, мне пришлось отправиться аж на Сахалин, туда, где местами нет не только дорог, но даже традиционных для России «направлений». Чтобы добраться до красивейших уголков нашей родины, увидеть бетонные укрепления, построенные во время японской оккупации, и поговорить с домом через японский роуминг, мы пересекли такую местность, в которую я никогда не решился бы отправиться даже на танке. Признаться, иногда, вместо того чтобы смотреть вперед и действовать, хотелось просто зажмурить глаза, нажать на тормоз и остаться так навсегда. Это был редкий по сложности и познавательности мастер-класс вождения внедорожника, в успешное прохождение которого временами не верили даже опытные местные джиперы (сами сахалинцы любят ездить на переделанных японских внедорожниках с огромными колесами пониженного давления и клиренсом в метр). В этом нелегком деле нам помогали специальные внедорожные шины Goodyear Wrangler DuraTrac, пневмоподвеска с регулировкой дорожного просвета, понижающая передача и, что особенно интересно, интеллектуальная система помощи водителю Terrain Response.

Суровые условия Сахалина позволили нам в деталях разобраться, как работают электронные помощники водителя на бездорожье и насколько они полезны. Инструктор компании «Авторазум» Даниил Шофул щедро делился опытом, подсказывая, как использовать электронику в тех или иных ситуациях и как в случае чего обойтись без нее.

Подножные деликатесы

В первый «разминочный» день экспедиции мы отправились на фабрику по выращиванию гребешков в лагуне Буссе. Этот мелководный водоем отделен от моря песчаной косой и сообщается с ним небольшими проливами. Крупные устрицы и гребешки образуют здесь целые острова, и местные жители с радостью потребляют их «живьем», без какого-либо приготовления, наряду с трепангами и морскими ежами.

Преодоление брода на внедорожнике — дело непростое. Под слоем мутной воды не видно, что там — мелководье или глубокая яма, куда может провалиться автомобиль и покрупнее, чем Land Rover Discovery. Поэтому сначала брод проходит человек. Он тщательно прощупывает, где пройдет каждое колесо автомобиля, а потом берет машину на виртуальный буксир и ведет ее по траектории — с точностью до сантиметров.
Водителю остается только следовать указаниям, на всякий случай поглядывая на экран, где визуализируются данные с датчика глубины брода.

Берег лагуны похож на галечный пляж лишь издали. На самом деле он устлан не камешками, а раковинами морских гребешков. Ехать по нему — все равно что по гравию. Да и к самой лагуне ведет длинная гравийная дорога. Поэтому выбираем на селекторе режим «Трава/гравий/снег».

Раллийные пилоты носятся по гравийным и снежным трассам с лихими заносами, но для обычной жизни это не вполне подходит. Езда в заносе требует специальной подготовки и постоянных тренировок и все равно чревата ошибками, которые прощаются на гоночных трассах, но не на дорогах общего пользования.

Фото
Мелководье и берег лагуны выстланы не галькой, а раковинами морских гребешков. Но для селектора коробки передач это не имеет особого значения. С точки зрения вождения такая поверхность эквивалентна гравию, и передвигаться по ней лучше без пробуксовки.

Лучшая тактика для гравия — езда без пробуксовок. В режиме «Трава/гравий/снег» коробка передач настраивается на ранние переключения вверх и поздние вниз при низких оборотах двигателя. В противном случае избыточный крутящий момент мог бы сорвать колеса в пробуксовку. Блок управления двигателем демпфирует реакции на газ, сглаживая резкие движения неопытного водителя.

Особенно тонкий момент при езде по скользким покрытиям — старт. Если дать много газа, колеса сорвутся в пробуксовку, если пожадничать с тягой — придется добавлять газ, что опять же может привести к потере сцепления с дорогой. Тяга должна быть стабильной и в строго необходимом количестве.

Чтобы сделать старт уверенным, система Terrain Response создает запас тяги, изменяя давление масла в гидротрансформаторе. Колеса начинают вращаться при б? льших оборотах двигателя и большем крутящем моменте, чем обычно. Разумеется, система стабилизации постоянно остается начеку и на старте, и во время движения, притормаживая колеса, как только они проявляют малейшую склонность к пробуксовке.

Как обойтись без системы Terrain Response, если колесам не за что зацепиться? На ручной коробке переключаться вверх раньше, очень аккуратно работая сцеплением, не допуская рывков тяги и не поднимая обороты двигателя высоко. При трогании с места придется попотеть, чтобы выбрать оптимальные обороты и предельно плавно отпускать сцепление. У автомобиля с автоматом в данной ситуации будет преимущество, так как гидротрансформатор имеет свойство увеличивать крутящий момент до четырех раз и плавно передавать его на колеса. А если гидротрансформатор оснащен регулировкой давления, как у Land Rover Discovery, то преимущество будет еще более веским. На автомобиле с автоматом задача сводится к исключительно нежной работе газом. Современные машины, тяготеющие к экономии топлива, охотно поддерживают плавную езду на повышенных передачах.

Если честно, эта часть рассказа основана скорее на теории, чем на практике: ведь под колесами у нас был не гладкий лед, а всего лишь сухой гравий, ездить по которому несложно. Самое интересное было впереди.

Игра с гравитацией

На второй день нас ждал мыс Кузнецова — одна из живописнейших точек западного побережья Сахалина, примечательная старинным маяком и круглогодичным лежбищем сивучей (это особая порода морских львов, занесенная в Красную книгу).

К западному побережью можно добраться двумя путями: по современному шоссе, проложенному к городу Невельску, или по старинной дороге, построенной японцами задолго до Второй мировой войны. Дорога не ремонтировалась с момента постройки, давно превратившись из транспортной артерии в аттракцион для пеших экскурсий и любителей езды на квадроциклах. С каждым годом этот аттракцион становится все более экстремальным.

Чтобы вообразить, какие преграды нам пришлось преодолеть, представьте себе камнепад. После него остается нагромождение валунов с уклоном не меньше 30 градусов, где можно проехать только по строго определенным камням (иначе клиренс не позволит), каждый из которых при неосторожном движении может просто выкатиться из-под машины.

Такие участки можно проходить лишь по командам проводника-пешехода, так как водитель видит лишь чистое небо или грешную землю во все стекло. Покрышкам приходится цепляться за камни с весьма ограниченной площадью соприкосновения, при этом преодолевая силу тяжести. Малейшая резкость с газом или тормозом — и машина соскользнет вниз, в ручей, канаву или поваленные деревья.

Здесь поможет только полный арсенал технических средств: подвеска в положении максимального клиренса, пониженная передача, режим «камни» Terrain Response и система помощи при спуске Hill Descent Control (при движении вниз). Двигаться следует очень медленно. На колеса должна поступать тяга с запасом, но филигранно дозированная. Режим «камни» практически берет на себя управление газом. Водитель лишь задает направление, а электроника увеличивает тягу, пока колеса не начнут поворачиваться, и уменьшает при малейшем намеке на рост скорости их вращения.

Фото
При спуске с горы помогает система Hill Descent Control, которая полностью берет на себя управление тягой, не допуская пробуксовки ни одного из колес при движении с отпущенными педалями на минимальной скорости. Водителю остается только выбирать с помощью рулевого колеса оптимальную траекторию.

Большую роль в дозировании тяги играет управляемый гидротрансформатор: он создает запас момента и выдает его предельно плавно. При движении по камням не избежать вывешиваний колес, и активные дифференциалы строго следят за тем, чтобы тяга поступала на те колеса, которые худо-бедно цепляются за землю.

Система Hill Descent Control позволяет водителю сосредоточиться только на траектории движения при спуске с горы. При отпущенных педалях автомобиль движется с минимальной скоростью, не допуская пробуксовки ни одного из колес. Кстати, работа этой системы отлично имитируется на любом внедорожнике с дизельным двигателем и понижающим рядом передач. При включенной «понижайке» и отпущенных педалях тяговитый дизель создает точно такой же эффект на холостых оборотах.

Тягаться с электроникой во всех остальных случаях можно, но сложно. На соревнованиях по трак-триалу спортсмены проходят сложнейшие маршруты на чисто механических автомобилях. В этом им помогают регулярные тренировки и колоссальный опыт.

По желтому морю

Мыс Крильон — самая южная и одна из самых труднодоступных точек Сахалина. Здесь нет ни дорог, ни сотовой связи, зато в хорошую погоду с пограничного поста виден остров Хоккайдо. Чтобы добраться сюда, нужно преодолеть более полутора сотен километров прибрежного песка. Разумеется, путь этот доступен только в часы отлива.
Фото
Езда по песку — самое эффектное из внедорожных зрелищ. Вращающиеся с пробуксовкой колеса выбрасывают в воздух целые фонтаны и водопады песка, а машина при этом плавно, как большое судно, плывет — хотя и посуху. Вот только, в отличие от катеров, останавливаться ни в коем случае нельзя: сдвинуться с места потом будет невозможно, да и вытащить на буксире застрявший автомобиль весьма проблематично.

Езда по песку — особое искусство, которое весьма отдаленно напоминает обычное передвижение по дорогам. Пожалуй, это самое веселое из внедорожных приключений, но и цена ошибки здесь самая высокая: зарыться в песок по самое днище можно при любом неосторожном маневре, а освободить машину из плена очень непросто: здесь нет деревьев, за которые можно было бы зацепить лебедку, а при вытягивании вторым автомобилем последний с наибольшей вероятностью тоже зароется.

Рецепт успеха на песке — много газа, много пробуксовки, много скорости, много инерции. Автомобиль становится похож на катер, а колеса превращаются в гребные винты. Руль нужно поворачивать на огромные углы, практически до упора, даже для незначительного изменения траектории. Причем реагирует автомобиль с секундным запаздыванием, а возвращать руль в нейтральное положение нужно с соответствующим упреждением. При таких реакциях весьма непросто поддерживать скорость даже 60 км/ч, уворачиваясь от многочисленных коряг, выброшенных на берег приливом.

Главное на песке — не снимать ногу с педали газа. Песок — довольно вязкая среда с высоким коэффициентом трения, поэтому, потеряв тягу, колеса быстро перестанут крутиться. Если остановка жизненно необходима, нужно плавно убавлять газ и ни в коем случае не пользоваться тормозом: если колеса перестанут вращаться, они мгновенно нагребут перед собой горку, которую автомобиль не сможет преодолеть при трогании с места.

Режим «песок» Terrain Response — самый веселый. Он обостряет реакции двигателя на газ, демпфирует сброс газа и подолгу держит низкие передачи и высокие обороты мотора. На автомобиле с ручной коробкой передач вы без труда сымитируете такой режим: просто держите низкие передачи подольше, но следите за температурой двигателя.

А вот с автоматом, да еще с современными «экологически ориентированными» программами управления двигателем и коробкой на песке придется нелегко. Чтобы повысить шансы, включите спортивный режим (если есть), ручной режим управления коробкой передач (если есть) или ограничение передачи (на более старых моделях). Помните, что отпускать газ нужно очень аккуратно. Прислушайтесь к оборотам двигателя: если они падают слишком быстро, будьте готовы утопить педаль в пол, чтобы не дать колесам увязнуть.

Кто в машине капитан

Пожалуй, сложнее всего человеку тягаться с электроникой в режиме «грязь/колея». Этот режим допускает небольшую пробуксовку колес (без нее двигаться на скользком покрытии просто невозможно), но следит за тем, чтобы она была именно небольшой (иначе автомобиль остановится и выроет под собой ямки, в коих и останется ждать трактора). Отловить скольжение на камнях легко по характерному шуршанию шин и росту оборотов двигателя. Грязь же месится тихо, а для точного дозирования (не прекращения) пробуксовки по оборотам нужен прямо-таки музыкальный слух.

Четырехдневное путешествие по Сахалину заставило меня буквально сродниться с управляющей электроникой Land Rover. Она умеет делать то, чему начинающему водителю пришлось бы учиться и учиться, и даже больше: например, управлять каждым колесом по отдельности или создавать «заряд» тяги в гидротрансформаторе.

Фото
Преодоление подобных участков внедорожных трасс требует не только мастерства водителя, но и внешней помощи. При таких наклонах кузова водитель просто не видит, на что опираются колеса автомобиля, поэтому правильные команды помощника-пешехода становятся необходимой составляющей успешного прохождения маршрута.

Однако даже самая продвинутая электроника пока не в силах заменить водителю холодную голову, трезвый расчет и концентрацию. Именно человек должен анализировать ситуацию, выбирать скорость и траекторию движения, наконец, включать правильный режим Terrain Response.

Хотя последнее уже, пожалуй, не актуально. Система нового поколения Terrain Response 2, дебютировавшая на последнем Range Rover, умеет самостоятельно определять оптимальный режим движения, основываясь на показаниях многочисленных датчиков: угла наклона кузова и поворота колес, ускорения, скорости вращения колес, оборотов двигателя и других.

Статья «Сахалин: вдоль по устрице» опубликована в журнале «Популярная механика» (№11, Ноябрь 2014).