Поздней осенью территория Центра испытаний НАМИ, он же Дмитровский автополигон, выглядит серо. Разнообразия могли бы внести проезжающие мимо закамуфлированные кроссоверы проекта «Кортеж», ныне Aurus, или седаны Senat, которые снуют туда-сюда вовсе неприкрытые маскировкой, но и они окрашены в какие-то совсем неяркие цвета. Однако мы здесь по другому поводу: Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт) пригласило нас на показательный краш-тест большого российского автобуса Volgabus «Серпантин».
Сергей Белоусов Василий Парфенов

В испытаниях приняла участие модель автобуса категории М3 «Серпантин G» с рядным 6-цилиндровым двигателем Yuchai YC6L280N-52, работающем на метане. Этой махине сухой массой 14 тонн, способной перевозить до 47 пассажиров, предстояло опрокинуться на бок прямо на асфальт с высоты примерно 70−80 сантиметров. Перед этим эксперты НАМИ зафиксировали цепями подвеску, усадили в салон 46 водоналивных манекенов (по сути — канистры с водой, имитирующие пассажиров и водителя), спустили газ для безопасности, а вместо него разместили балласт.

Испытания проводились в рамках правил ЕЭК ООН N66 (единообразные предписания, касающиеся официального утверждения крупногабаритных пассажирских транспортных средств в отношении прочности их силовой структуры). Это лишь одно из нескольких испытаний, которые будут проведены в ближайшее время: конкретно в этом краш-тесте оценивалась жесткость каркаса автобуса Volgabus. О результатах, увы, мы пока не знаем, но обещаем сообщить позже, когда все данные будут расшифрованы. Главное, что будут проверять эксперты, это насколько сохранилось жизненное пространство внутри, а именно, на сколько элементы конструкции кузова проникли в салон: для этого были установлены специальные лекала.

Все для автоманов…
Новости про новинки автопрома и легенды прошлого, гоночные болиды и карьерные тяжеловозы у вас на почте!
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.