Волны жидкой грязи, вихри разлетающихся веток и неистовый рев моторов — вот настоящее ралли! В густых лесах республики Марий Эл участники Can-Am X Race покоряют одну из самых сложных трасс в истории серии. А «Популярная механика» пытается постичь высокое искусство управления квадроциклом.

Can-Am X Race — это новое название Can-Am Trophy Russia, хорошо известной нашим постоянным читателям квадросерии. Болота и грязь, пыль и песок — квадросерия заработала свою известность как одна из самых трудных гонок по бездорожью. В 2013 году формат изменился: на смену трофи пришли раллийные гонки, а жидкую грязь сменили сухие грунтовые дороги… Но в этот раз погода решила иначе.

«Популярная механика» побывала в густых лесах республики Марий Эл и вместе с гонщиками прошла сложную трассу второго этапа соревнований. Несмотря на то, что раллийные гонки должны быть для участников проще (грунт, как ни крути, подходит для езды больше, чем жидкая грязь), лесная трасса оказалась для участников и даже для прессы суровым испытанием. Едва не утопив квадроцикл в заболоченной яме, мы решили расставить все точки над i и во всех подробностях расспросить организаторов гонки о том, что же на самом деле представляет из себя раллийная трасса Can-Am X Race.

Марий Эл поражает своими лесами: бесконечный частокол сосен устлан густым ковром серого мха и сочной зеленой травы

Как выбирают трассу

Об особенностях организации гонок рассказал Евгений Боаги, заместитель председателя оргкомитета и по совместительству «технический комиссар» мероприятия. Евгений участвует во внедорожных соревнованиях и трофи-рейдах с 2000 года, а с 2015 стал ответственным за регламент, технические требования и проверку трассы перед началом гонки.

«Трассу выбирают, исходя из обилия грунтовых сухих дорог. В этом сезоне нам не удалось выбрать правильную погоду: первый этап прошел по лужам и грязи, в Белореченске местные жители утверждали, что для этого времени года это абсолютный нонсенс — столько воды не видел еще никто. Поэтому, конечно, при выборе трассы присутствует некий элемент везения. Здесь, в Марий Эл, за последний месяц тоже прошло немало дождей. Река, через которую перекинут мост, являющийся частью трассы, разлилась настолько, что даже опоры скрыты под водой до сих пор: изначальная ширина участка реки, по которому проходила трасса, составляла 40 метров — сейчас их больше 100. Пришлось принимать сложные решения: в результате, два последних спецучастка просто отменили, и гонщики ехали по трассе первого дня.

Чем больше экипажей проехало по грунтовой дороге, тем шире глубже становится колея и тем сложнее ехать по ней

ПМ: Я правильно понимаю, что по дикой местности не прокладывают совсем новую трассу, а она базируется на уже существующих грунтовых дорогах?

— Совершенно верно. Новые дороги — это скорее трофи, а у нас больше раллийная история. По сути, ралли-рейд — это гонка по любым дорогам, кроме асфальтовых. Процедура выбора трассы сводится к выезду на местность за 2−3 месяца до начала соревнований. Мы проводим тщательную проверку дорог, после чего все они объединяются в трек и проверяются с помощью Google-карт так, чтобы видеть общую картину и чтобы в результате получалась хорошая ходовая трасса. Затем, еще через некоторое время, руководитель гонки выезжает на местность и начинает писать дорожную книгу.

Перед началом гонки участники прошли пролог — закольцованный небольшой участок трассы, время прохождения которого определяло первенство на старте

Дорожная книга (road book) — единственный способ навигации на трассе. Это руководство, благодаря которому штурман ориентирует пилота на трассе, выбирает правильное направление на развилках и перекрестках, отмеривает расстояние. В книге прописаны все опасности — трамплины, ямы, сужения трассы, пни и поваленные деревья. Участники могут пользоваться только штурманским компьютером, отмеряющим расстояние, а также цифровым указателем курса — GPS-прибором, показывающим направление движения. До начала гонки участникам запрещено посещать трассу, так что экипажи идут полностью вслепую.

Протяженность трассы ограничена запасом хода техники — примерно 100 км. После прохождения этой дистанции предусмотрена зона дозаправки и станция, на которой можно отремонтировать поврежденную машину.

— А что произойдет в том случае, если участник сойдет с трассы и другие экипажи уже не в состоянии будут ему помочь. Он может как-то подать сигнал бедствия или вызвать ремонтную бригаду?

— Сигнал бедствия в наших гонках используется только в случае опасности для жизни членов экипажа. В противном случае участникам придется самостоятельно возвращаться по своим следам и искать то место, где они потеряли трассу, даже если это потребует возврата на старт».

Практически ни один заезд не обходится без поломок. Тем, кто не дотянул до финиша, приходится заниматься ремонтом в полевых условиях

Важней всего — погода на броде

Следующим вызвался помочь Владимир Королев, впервые выступивший в роли организатора X Race. По его словам, погода в этом году ставила палки в колеса (зачастую буквально) начиная с самого первого этапа, прошедшего в Белореченске, что в Краснодарском крае:

«Вот яркий пример: во время составления трассы мы проезжаем брод. Он относительно длинный, около 80 метров, но уровень воды такой, что на Maverick X3 у нас немного подтопило сиденья. Мы надеемся, что уровень воды спадет и мы сможем проложить маршрут. Но все получилось ровно наоборот: практически за три дня до гонок воды на участке уже было с головой — и концепция трассы, казалось бы уже построенная, стала рушиться. Мы стали искать возможность обойти этот брод, но разлив рек в этом году был слишком мощным. Смотришь на луг, по которому идет колея, еще четыре дня назад сухая и покрытая пылью — на нем теперь можно рыбу ловить! Глядим на сводку погоды — а синоптики передают +30 градусов. Конечно, надеешься на лучшее и хочешь оставить старую, уже проверенную концепцию.

При строительстве трассы всегда наступает «точка X», когда надо принимать решения. Если в этот момент решение не принято, то гонка может попросту не случиться. Нужно писать дорожную книгу, согласовывать ее, проверять безопасность маршрута — все взаимосвязано. Поэтому, когда до гонки оставалось две недели, а уровень воды не спадал, то было принято непростое решение перенести маршрут зоны во всепогодную зону — леса.

Вода, везде вода! Иногда прямо посреди трассы находится яма, до краев заполненная жидкой грязью. Проходить ее надо на высокой скорости — иначе автомобиль может увязнуть

Заехав в лес, мы тоже ощутили последствия избытка влаги. В лесах есть болота, настоящие, покрытые мхом и ряской. На тот момент уровень воды в них был так велик, что вода из одного болота разливалась и вливалась в другое, создавая таким образом один огромный водяной бассейн. Конечно, пришлось сразу же изменить маршрут, который был проложен заранее, и пускать трассу в объезд болот.

Вот такой симбиоз у нас получился. В этой непростой ситуации мы выжали максимум и сделали в итоге относительно ралли-рейдовую трассу. На моей практике такое впервые. Во‑первых, очень интересный рельеф: извилистые дороги (мы их называем «трехмерными») проложены по холмистой местности, в результате чего из случайного поворота гонщик внезапно входит в трамплин, бок о бок с близкорастущими деревьями. Надо очень умело и точно управлять автомобилем, чтобы оставаться на трассе и контролировать ситуацию. Поэтому, записывая дорожную книгу я понимал, с какой примерной скоростью здесь пойдут экипажи и как их надо предупреждать о том, что ждет за холмом — заранее пилот этого не увидит. Поэтому я старался помочь штурману, чтобы тот всегда мог предостеречь водителя: во время поворотов налево на больших скоростях машину всегда заносит в правую сторону и, если там, к примеру, будут пни или поваленные деревья, то аварии не избежать.

Лобовых стекол в квадроциклах или нет совсем, или они расположены ниже уровня глаз пилота. В результате, в конце заезда вся команда с ног до головы покрыта коркой засохшей грязи

Те пилоты, которые управляют автомобилем четко, которые хорошо чувствуют себя и в заносе, и на высокой скорости летя по ухабам, получили огромное удовольствие. А тому, кто еще не готов так умело управлять машиной на больших скоростях, постоянно приходилось концентрироваться на дороге сверх необходимого. Эта трасса не прощала ошибок и держала в напряжении от старта до финиша. Я беседовал со штурманами после гонки. Они говорят, что были места, где замирало сердце, когда пилот проходил буквально в миллиметре от деревьев — но здесь не место эмоциям, здесь важна хладнокровная командная работа. Перед всеми, кто проехал эту гонку, а тем более перед теми, кто ее выиграл и завоевал призовые места, я снимаю шляпу и говорю: ребята, вы — молодцы!»

В заключение хотелось бы сказать, что ралли — это настоящее испытание духа и тела. Палящий зной, непрекращающаяся тряска, риск в любой момент вылететь в кювет на огромной скорости — все это заставляет кровь буквально закипать. Can-Am X Race предоставляет любителям острых ощущений отличную возможность проверить себя на прочность в самых сложных условиях, и наградой за это служит масса ни с чем не сравнимых ощущений.