Политике в автомобильной промышленности не место. Если политика вмешивается в бизнес, получается не бизнес, а сплошная бюрократия и скандал. Но бразильский предприниматель Нельсон Фернандес думал иначе и даже компанию свою назвал Indústria Brasileira de Automóveis Presidente — «бразильское производство президентских автомобилей».
IBAP Democrata: самый политизированный автомобиль в мире

Фернандес основал компанию в 1963 году, причём с большим пафосом. Его идеей было производство «национального лимузина», шикарного автомобиля для богатых людей и высокопоставленных чиновников, причём чтобы всё в автомобиле было сугубо бразильского производства. При этом стоимость он обещал сделать относительно низкой и производить 350 машин в день (столько производил в те годы, например, Volkswagen), в том числе на экспорт. Под громкие обещания и не менее громкое название Фернандес собрал сумасшедшие инвестиции, продал множество акций более чем 90 000 акционеров (!), нанял 120 сотрудников и приступил к делу.

За два года была разработана и построена первая модель IBAP Democrata, то есть к названию компании добавили ещё «демократическая». Машина существовала в двух вариантах стеклопластикового кузова (с 2-мя или 4-мя дверями), и единственный небразильский компонент в ней был — 6-цилиндровый двигатель, итальянский, производства Proggetazione Costruzione Auto Motori. Металлические элементы машины были сделаны из алюминия, а салон инкрустировали деревом разных пород.

Первый опытный образец, ещё немного с другим кузовом.

К 1965 году проект был готов к старту серийного производства, но в этот момент начались проблемы. Возникли справедливые сомнения в том, что Фернандес сумеет «отбить» инвестиции, появилось множество публикаций в прессе, утверждавших, что проект — не более чем отмывка средств. На деле это не было правдой в полной мере. Фернандес действительно собирался делать лучший в мире автомобиль, о чём неоднократно говорил и после всех событий. Да и машина в целом получилась удачной с технической точки зрения.

Цех IBAP. Сборка была ручной. На переднем плане — те машины, к которым двигатели всё-таки поставили (5 экземпляров), на заднем — готовые к сборке, но так и оставшиеся лежать в цеху кузова.

Начались и другие проблемы: в частности, корабль, везший из Италии груз двигателей, был арестован за контрабанду, и поставка задержалась. К 1966 году было сделано 5 экземпляров, двигатели же к остальным по‑прежнему были под таможенным контролем. Фернандес, изначально хотевший закупать агрегаты в США, кусал локти. Инвесторы начали отказываться от обязательств, а акционеры — «сбрасывать» акции.

Центробанк Бразилии, выдавший Фернандесу основную ссуду, ввёл внешнее управление, и в 1968 году, отчаявшийся получить двигатели Фернандес объявил себя банкротом и ликвидировал компанию. На складах осталось пылиться несколько десятков готовых кузовов и сотни комплектующих.

В 1989 году Хосе-Карлос Финарди, бразильский бизнесмен, выкупил две готовые машины, три почти собранных и все кузова — всё это богатство 20 с лишним лет стояло в здании заброшенного завода. IBAP Democrata были восстановлены и сегодня находятся в автомобильных музеях. Сам Фернандес всегда говорил, что он придумал правильный автомобиль в неправильное время — и, возможно, это было именно так. Ни сенсации, ни революции, ни национального автомобильного производства с громким названием у него не получилось.