Как спасают российских космонавтов: спасатели и их техника

Как спасают российских космонавтов: спасатели и их техника

Благодаря недавно прошедшему на экранах России фильму «Время первых» вся страна вспомнила историю героической и злосчастной космической экспедиции корабля «Восход-2», закончившейся посадкой в нерасчетной точке, среди лесов и снегов. Уроки тех лет, конечно, были учтены, но и сегодня возвращение с орбиты связано с немалым риском.

И так снежно и ветрено, да еще Ми-8, зависший над белым полем на высоте метров двадцать, взмутил ротором настоящую бурю. В этот вихрь на тросе поднимается ярко-оранжевая люлька, в которой друг напротив друга сидят два человека. В белом буйстве тонет даже оранжевый цвет. Трос раскачивается, с ним и люлька, наверху грохочет «вертушка». От зрелища берет оторопь, но все заканчивается хорошо: люлька поднимается на уровень двери кабины вертолета и втягивается внутрь стрелой подъемника. В 1965 году, когда члены экипажа «Восход-2» оказались среди уральских лесов, их спасение затянулось на трое суток, и прежде всего из-за того, что на многие километры вокруг не оказалось подходящей поляны для посадки вертолета. Теперь бы вопрос решился проще — космонавтов забрали бы с места посадки вот таким способом.

Зрелище не для слабонервных: отрабатывается подъем членов космического экипажа непосредственно на борт зависшего над местом посадки вертолета Ми-8. Используется подвешенная на тросе люлька.

Охота за парашютом

Чтобы в космонавтике было как можно меньше места для героизма и больше безопасности и предсказуемости, на Земле постоянно ведется серьезная работа. И хоть поисково-спасательные операции в момент посадки капсулы проводятся уже десятилетия, все равно ежегодно дополнительно организуют специальные тренировки, чтобы снова и снова отработать все возможные сценарии и добиться абсолютной слаженности действий людей и машин.

Как известно, все штатные точки приземления спускаемых аппаратов корабля «Союз» находятся на территории Республики Казахстан, однако техника, обеспечивающая поисково-спасательные работы, базируется в России, в районе города Южно-Уральск в Челябинской области, на военном аэродроме Упрун. Именно здесь и проходят тренировки по спасению космонавтов. «ПМ» удалось побывать на одной из проводимых в зимний сезон (еще есть летние тренировки).

Вертолет, поднимающий оранжевую люльку, выглядел очень эффектно, но с ним мы все же забежали немного вперед. Прежде чем эвакуировать космонавтов, спускаемый аппарат надо еще найти. За определенное время до касания капсулой земли в воздух поднимается Ан-26. Его задача — поиск спускаемого аппарата, сопровождение его, установление связи с космическим экипажем, трансляция поиска. Как только место приземления капсулы обнаружено, самолет наводит на точку посадки авиационные (два вертолета) и наземные (спецмашины) средства и может отправляться на базу.

Ждать и здесь и там

На этот раз капсула «нашлась» прямо на аэродроме Упрун, но и в реальности чаще всего место приземления рассчитывается с достаточно высокой точностью (отклонение от расчетной точки составляет сейчас не более 12 км), так что космонавтам не приходится ждать спасателей слишком долго. Впрочем, случиться может всякое, поэтому система поиска и спасения состоит из трех эшелонов. «Первый эшелон выходит непосредственно к месту расчетной посадки, — говорит подполковник Мелихов, старший офицер-оператор Центра авиационно-космического поиска и спасания МО РФ. — Второй — еще один самолет в сопровождении вертолетов — выполняет прикрытие в радиусе 450 км от места предполагаемой посадки. И наконец, есть еще один район, в котором дежурит техника со спасателями, — туда корабль может приземлиться, если из-за технического отказа возвращение на Землю пойдет по баллистической траектории».

Для «Востоков» и «Восходов» зари космической эры возращение к Земле по траектории брошенного камня альтернатив не имело. Сидевшие в кораблях тренированные ребята в погонах должны были выдержать все, даже огромные перегрузки, возникающие при баллистическом спуске. Но корабль «Союз», появившийся в 1967 году и в виде современных модификаций доживший до нашего времени, уже имел аэродинамическое качество, то есть способность планировать в атмосфере (при условии, что маневровые движки правильно ориентируют спускаемый аппарат). «Союз», конечно, это не «Шаттл» и не «Буран», но создаваемой аппаратом подъемной силы хватает, чтобы слегка скомпенсировать действие земной гравитации и заставить СА двигаться по более пологой траектории. Но если по той или иной причине система ориентации корабля в пространстве отказывает, камнем вниз летит и «Союз». Примечательный случай произошел с «Союзом-ТМА-11». 19 апреля 2008 года при схождении с орбиты от спускаемого аппарата вовремя не отделился приборно-агрегатный отсек, и в результате корабль перешел на баллистическую траекторию. Тяготам увеличенных перегрузок подверглись не только командир корабля Юрий Маленченко, но и две дамы — американка Пегги Уитсон и кореянка Йи Сойон. Капсула опустилась на парашюте в 420 км от расчетной точки, но как раз впервые именно в том районе на дежурство были поставлены резервные средства поиска. В результате севший нештатно спускаемый аппарат нашли всего через полчаса после касания земли.

Если спускаемый аппарат сел штатно, на днище, то спасатели эвакуируют экипаж с помощью специальной платформы. Космонавтам помогают выбраться наружу и скатывают по желобу.

Вниз по желобу

Первыми к месту посадки обычно прибывают вертолеты, иногда, если вертолет по тем или иным причинам не может немедленно сесть рядом с капсулой, выбрасывается парашютный десант. Задача десантников — оценить обстановку на месте и начать подготовку к эвакуации космонавтов. Штатно спускаемый аппарат садится на днище, но иногда из-за особенностей рельефа или из-за сильного порыва ветра, дернувшего парашют, капсула заваливается на бок. Как ни странно, но в этом случае для извлечения космонавтов из аппарата не требуется специальных приспособлений — люк находится вблизи земли. А вот если капсула стоит на днище, нужна специальная эвакуационная платформа, которую вертолет опускает прямо на СА. К люку в верхней части аппарата ведут лестницы для спасателей. Еще там есть желоб, похожий на детскую горку во дворе, только с более крутым уклоном. На наших глазах спасатели взбираются по лестницам, помогают космонавту (а точнее, спасателю, выступающему в этой роли, — учения же!) покинуть аппарат, а затем аккуратно спускают человека в скафандре по желобу и усаживают в рядом стоящее кресло.

В учениях на аэродроме Упрун задействуют сразу несколько ведомств. Техническую часть обеспечивает Министерство обороны, активную роль играют представители ФБУ «Служба единой системы авиационно-космического поиска и спасания» Росавиации, поисково-спасательного отряда Центра подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина («Звездный городок») РКК «Энергия». Обязательно присутствуют медики из Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) и Института медико-биологических проблем. По сценарию учений первым на место посадки прибывает вертолет со спасателями. На втором вертолете находится бригада неотложной медицинской помощи, которая подключается, если обнаружится, что у космонавтов выявлены серьезные проблемы со здоровьем.

Стая «синих птиц»

Да, в каких-то ситуациях космонавтов эвакуируют, поднимая на специальном подъемнике прямо на борт вертолета, но вообще-то это не совсем обычная процедура. Имеется в виду, что к моменту, когда экипаж покинет капсулу, к месту посадки прибывает наземная группа, состоящая из машин ПЭМ-1 и ПЭМ-2 («ПЭМ» — поисково-эвакуационная машина), которые входят в поисково-спасательный комплекс «Синяя птица». Цвет ПЭМов действительно синий, но на этом сходство с птицей из сказки Метерлинка заканчивается. Спасательные машины — это трехосные колесные вездеходы на общей базе ЗиЛ-4960. ПЭМ-2 кроме водительской кабины размещает на себе грузовую платформу с краном. Таких машин две, и одна из них зарезервирована под эвакуацию капсулы. Капсулы «Союза» хоть и не многоразовые, но разбрасываться ими в степи неэкологично, а кроме того, они могут представлять опасность для человека — из-за гамма-излучения высотомера и из-за пиропатронов, часть которых могут оказаться после посадки неразорвавшимися. Вторая точно такая же грузовая машина везет на себе ПЭМ-1М (ЗиЛ-29061). А это уже и вовсе шнекоход (шнекороторный вездеход), который при необходимости будет спущен краном с платформы и отправится на спасение космонавтов через болота и глубокий снег на двух своих архимедовых винтах.

Самая необычная машина комплекса «Синяя птица» — плавающий шнекороторный вездеход. В момент учений на поле не было ни водных преград, ни болот, ни глубокого снега, поэтому работы вездеходу не нашлось.

На ПЭМ-1 вместо грузовой платформы смонтирован пассажирский салон, предназначенный как раз для эвакуации космонавтов с места посадки. Вход в салон осуществляется через двустворчатые двери с задней стороны, но, если кого-то из членов экипажа придется после покидания капсулы нести на носилках, в одной из створок сделан специальный люк, сквозь который носилки можно закатить внутрь. Обычно космонавтов довозят на ПЭМ-1 до специально устроенной палатки, где члены экипажа переодеваются и готовятся к перемещению на аэродром, после чего их берет на борт вертолет.

Машины комплекса «Синяя птица» смотрятся внушительно: 9,25 м в длину и почти 3 в высоту, но масса вездехода всего 8,4 т. Такого сравнительно малого веса удалось достичь благодаря использованию алюминиевой рамы и стеклопластикового корпуса. В отличие от армейских броневиков с их 500-сильными силовыми установками, «Синюю птицу» тянет вперед бензиновый двигатель мощностью 136 л.с. В машине применены торсионная подвеска, 10-ступенчатая трансмиссия и полный привод на все три оси. Передняя и задняя оси при этом участвуют в рулении. Боковых дверей в водительскую кабину нет — забираться внутрь приходится как в бронетехнику — через люк в крыше. Ну а с точки зрения управления это обычный крупногабаритный автомобиль.

На снимке ПЭМ-2 эвакуирует капсулу с места посадки. Это необходимый этап операции спасения, так как капсула может представлять опасность для тех, кто к ней случайно приблизится. Хорошо видны оранжевые стрелы кранов, с помощью которых машина поднимает на платформу спускаемый аппарат.

Нежданное приводнение

Есть у вездеходов и еще одна особенность — скошенная носовая часть, делающая корпус машины похожей на катер. И действительно, все машины комплекса «Синяя птица» (включая шнекоход) являются амфибиями. Так ли это нужно в казахстанской степи? Да!

16 октября 1976 года спускаемый аппарат «Союза-23» с космонавтами Зудовым и Рождественским совершил посадку прямо посреди озера Тенгиз в Казахстане. Экспедиция оказалась неудачной, много топлива было израсходовано на безуспешные попытки пристыковаться к орбитальной станции «Салют-5», и в результате аппарат встретился с Землей в нерасчетной точке. Капсула обладает плавучестью, однако аппарат сел на отмель и завалился набок. Своего запаса кислорода на борту СА мало, но есть клапаны, позволяющие вентилировать капсулу забортным воздухом. Однако эти клапаны захлестывала озерная вода, которая тут же замерзала и перекрывала доступ воздуха. Экипажу грозила смерть от удушья, и спасателям приходилось подплывать к аппарату на резиновых лодках и вручную сбивать лед с отверстий дыхательной вентиляции. В конце концов в ходе довольно рискованной операции капсулу подцепили тросом к вертолету и отбуксировали на берег. Вот именно для таких случаев спасательные машины обладают возможностью передвигаться по воде.

«Как только становится известной точка посадки, — говорит подполковник Мелихов, — наземные и авиационные силы выдвигаются туда буквально наперегонки. Порой случается и так, что первыми приезжают вездеходы, а вертолеты появляются чуть позже. Но на борту ПЭМ-1 и ПЭМ-2 размещены точно такие же бригады спасателей, как и на вертолетах, а значит, поддержки с воздуха для встречи космонавтов дожидаться не обязательно».

Статья «Силы спасения» опубликована в журнале «Популярная механика» (№6, Июнь 2017).
Комментарии

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии.