Ну, на самом деле даже не «БелАЗ», а BELAZ. Потому что под маркой Белорусского автомобильного завода некоторые советские автомобили других марок шли на экспорт.

«Фишка» была в том, что производителей карьерных грузовиков в мире — раз, два и обчёлся, все на счету. Когда в 1961 году появилась первая собственная карьерная модель Белорусского завода, БелАЗ-540, это вызвало серьёзный интерес, и вскоре карьерные грузовики советского производства начали активно идти на экспорт.

А вот к прочим советским автомобилям интерес был более чем скромный. Конечно, «Автоэкспорт» старался вовсю и какое-то количество автомобилей за рубеж поставлял (в совершенно других комплектациях, с кондиционерами и кожаными сиденьями, которые и не снились простому советскому человеку). Но узнаваемость некоторых советских марок за рубежом, тем не менее, была равна нулю.

Фото

Поэтому, когда у «Автоэкспорта» появилась оказия предложить Великобритании «Кразы-256» для строительства тоннеля под Ла-Маншем (проекту был дан старт в 1973-м), их быстро переименовали из неизвестного KRAZ в хорошо зарекомендовавший себя BELAZ. Так появился БелАЗ-256. Впоследствии все «КрАЗы» шли на экспорт как «БелАЗы». Это особенно иронично в том плане, что 256-й был практически точной копией американского грузовика Diamond T 980, поставляемого в СССР во время войны по ленд-лизу.

Ну и, наконец, про УАЗ. Бренд UAZ за рубежом тоже был совершенно неизвестен, поэтому в 1978 году, налаживая экспорт грузовой «буханки» УАЗ-452Б, «Автоэкспорт» банально переименовал её в БелАЗ-452Б. Как и в случае с КрАЗом, никаких изменений сама машина не претерпела (ну, кроме улучшения комфортабельности как экспортный вариант), а бейджи «БелАЗ» вешались прямо в Ульяновске.

Фото