Надо же такому случиться — пилота-испытателя выгнали из кабины автомобиля! И не потому, что авто готовят к краш-тесту: просто слишком подвижная психика Homo sapiens мешает ему жать на педаль тормоза каждый раз с одинаковой силой. А вот робот с этим отлично справится.

Сменные дороги. Автоматизированный полигон AIBA дает возможность воссоздавать в крытом помещении самые разные дорожные условия, связанные как с изменениями погоды, так и с вариациями дорожного покрытия. На фото специальный подъемник перемещает кассету-трек с активной трассы в хранилище. Через несколько минут ее место займет кассета с другим типом асфальта. Если нужно, специальная система орошения польет асфальт водой.
На исходной позиции. Машина застыла на старте, через несколько мгновений ее разгонит электрокатапульта, а еще секунды спустя автомобиль остановится после торможения. Дальше его подхватит транспортер, довезет до конца трека, где расположена еще одна поворотная площадка. Поворот на 180 градусов — и автомобиль можно снова вести на старт. Или буксировать в помещение для смены шин.
Сотня тысяч выстрелов. Электрическая катапульта разгоняет автомобиль до скорости 120 км/ч, а затем робот (на фото) давит на педаль и совершает торможение. Длина полигона составляет 300 м, ширина — 30 м. При использовании AIBA на полную мощность на полигоне можно провести до 100000 испытаний в год. И все это в автоматическом режиме.

Испытывать шины, казалось бы, несложно. Садись в машину, разгоняйся, тормози в нужной точке и замеряй тормозной путь. Так обычно и делают, однако правильно интерпретировать результаты подобных тестов нелегко. Предположим, при испытании шин А тормозной путь оказался длиннее, чем на шинах Б. И что это значит? Действительно ли шины Б имеют лучшее сцепление с дорогой? Или просто пилот-испытатель по‑разному давил на педаль? А может быть, в период между испытаниями поменялась температура воздуха, и свойства резины изменились? Или в одном случае ветер дул в лобовое стекло, а в другом — подталкивал автомобиль сзади?

Как понять, что в результатах испытания следует отнести на счет собственно шины, ее конструкции, свойств резиновой смеси, а что на счет воздействия человеческого или климатического факторов? Ответ напрашивается сам собой: надо эти последние факторы исключить.

И вот минувшей осенью компания Continental — одна из старейших в мире фирм по производству автомобильных шин — представила полностью автоматизированный крытый полигон для испытания своей продукции. Он получил название AIBA (английская аббревиатура, обозначающая «Крытый автоматический полигон для исследования торможения») и расположился в Германии, неподалеку от Ганновера, на территории испытательного центра Contidrom.

Здесь действительно все происходит без участия человека (если не считать операторов за контрольными дисплеями). Специальный тестовый автомобиль (багажный отсек которого забит измерительной аппаратурой) выводится на стартовую позицию с помощью транспортера, передвигающегося вдоль рельсовых направляющих. Своим ходом машина выйти на старт не может, так как в испытаниях ее собственный двигатель не используется, да и рулить некому — кабина пуста. Транспортер тащит машину по своего рода «рулежной дорожке», вдоль испытательного трека, который расположен параллельно.

В конце пути автомобиль и транспортер оказываются на круглой поворотной площадке. Когда площадка завершит поворот на 180 градусов, авто окажется в начале трека. На табло отображен чек-лист: проверяется готовность всех систем к испытаниям. Как только электроника дает добро, происходит самое интересное: машина выстреливается вперед, а затем сама тормозит на треке. Табло отображает результат испытаний. Что же произошло?

Разгонный участок испытательной трассы имеет по центру продольный канал, внутри которого передвигается нечто вроде электрокатапульты. Она разгоняет машину, подталкивая ее вперед (для этого на корме автомобиля смонтирован специальный конструктивный элемент). Катапульту приводит в движение линейный электродвигатель, который запитывается от блока конденсаторов. Если пусковой ток брать непосредственно из сети, она может не выдержать такой нагрузки, и окрестности Contidrom останутся без света.

Кстати, в кабине все-таки не совсем пусто: там установлен робот, отвечающий за торможение. Выглядит он совсем не антропоморфно — это всего лишь упирающийся в педаль подвижный шток плюс блок управляющей электроники и дисплей. Зато педаль он жмет с точно заданным усилием, исключая действие человеческого фактора.

Что касается фактора климата, то и его стихийные изменения на AIBA исключены — полигон располагается в крытом помещении, где есть возможность с точностью поддерживать заданные значения температуры и влажности. Даже в разгар летнего зноя на полигоне вполне можно проводить испытания зимней резины — здесь ничего не стоит устроить мороз, к тому же есть специальная трасса, залитая льдом.

Изобразить асфальт, политый водой, тоже не составляет проблемы, а кроме того, можно выбирать треки с различными типами покрытия (например, асфальтобетон разной зернистости). Треки имеют кассетную конструкцию и поэтому могут быть заменены с помощью транспортеров и подъемников всего за несколько минут.

Статья «Нечеловеческое дело» опубликована в журнале «Популярная механика» (№1, Январь 2013).