На корпоративном сайте компании Volvo есть отличная фраза, которая с трудом переводится на русский язык, но зато прекрасно объясняет, кто такой Питер Хорбери. Это человек, который смог превратить автомобили Volvo из boxy в sexy. Именно Питеру, перу которого принадлежит S40 1995 года, хватило смелости поставить крест на некогда традиционном для шведской марки «коробочном» дизайне и взять курс на новый имидж современного и динамичного автомобиля

Сердце интерьера Сердце интерьера Volvo S60 Concept — хрустальная «парящая консоль», отлитая в знаменитой стекольной мастерской Orrefors. Эта мануфактура была основана в 1898 году в одноименной деревушке в шведской провинции Смоланд.

ПМ: Все автопроизводители стремятся к некоему технологическому идеалу: оптимальной аэродинамике, распределению веса, компоновке. Как при этом удается сохранить индивидуальность?

П.Х.: Это и есть наша работа. Речь не столько о законах аэродинамики, сколько о юридических нормах. Если вы откроете европейскую книгу правил, вы можете создать дизайн автомобиля без дизайнера.

Положение фар, характеристики ламп, форма бампера, высота капота — все это заранее установлено требованиями безопасности пешеходов. Особенно остро это ощущается при разработке маленьких машин. Невероятно, что внутри всех этих правил у нас все еще есть возможность создавать дизайн. Настоящее чудо, что Fiat Panda не похож на Ford Fiesta.

Что же касается аэродинамики, в этой области есть немало различных способов добиться оптимума и нет смысла копировать друг друга. В самую аэродинамичную машину в мире, пожалуй, не удалось бы поместить людей. Крыша и капот будут настолько низкими, что безопасность пешеходов окажется ниже допустимого уровня. Если бы мы могли сконцентрироваться только на аэродинамике или на дизайне интерьера, все было бы очень просто. Сложность состоит в том, что каждый автомобиль — это компромисс. Все вещи, которые мы упомянули, и многие другие должны сойтись вместе, чтобы выглядеть оригинально, отражать характер бренда и удовлетворять покупателя.

Кто это делает, и как им это удается?

Это дизайнеры, один из которых — ваш покорный слуга. Мы всегда начинаем с идей и лишь затем видоизменяем их так, чтобы уложиться в ограничения. Вместо того чтобы отталкиваться от правил — ставить фары туда, где они должны быть, а затем думать, как бы добавить им оригинальности, мы ставим перед собой цель разработать автомобиль, который будет выглядеть как мы хотим. Если инженер требует, скажем, опустить крышу на 20 мм, чтобы соответствовать требованиям безопасности пешеходов, мы делаем это так, чтобы не разрушить дизайнерский замысел. Таков наш подход.

А как выглядит эта идея? Это словесное описание, рисунок?

Наши наброски не так далеки от реальности, как может показаться. К сожалению, у нас не так много времени, чтобы тратить его на фантастические мечты. Чтобы уложиться в производственный дедлайн, мы должны дать проекту разумный старт. Оптимум — это то, чего ждет потребитель, и то, чего он будет ждать в будущем. Мы слушаем покупателей и стараемся экстраполировать их отзывы года на четыре вперед. Мало того, мы создаем продукт, к которому они будут готовы только через четыре года.

Насколько далеко в будущее вы смотрите?

Работа над 2012 годом в наших студиях закончилась давным-давно. Сейчас в самом разгаре работа над моделями 2014. Разумеется, мы заглядываем и чуть дальше в будущее, создавая концепты с прицелом на 2020 год. Разумеется, ближе к делу их дизайн изменится до неузнаваемости.

Вы прислушиваетесь к покупателям. А может ли покупатель точно сформулировать, что именно ему нравится в автомобиле?

Если бы я не продемонстрировал неоднократно способность предвидеть, предсказывать будущее, я бы не смог работать дизайнером. Дизайн — это способность придумывать вещи, которых не существует, и это относится не только к автомобилям. Покупатели могут сказать нам, что им нравится или не нравится сегодня, но мы должны перевести эти данные в термины будущего. Если задавать правильные вопросы, мы сможем «прочитать их мысли».

Как изменяются интересы покупателей со временем, что сейчас модно?

Сегодняшние машины буквально напичканы новыми технологиями, особенно в премиум-сегменте. Благодаря распространению электронных технологий в бытовой технике автомобили тоже разбухают от обилия электроники, которая по веянию времени должна быть размещена в машине. В итоге в некоторых компаниях возникает ситуация, когда электроника правит бал. В некоторых машинах (сами знаете в каких, которые делают кое-где в центральной Европе) водителю становится не по себе. Он чувствует, что автомобиль умнее его. Я бы хотел видеть автомобиль, который похож на ipod или iphone: достаешь из коробки и выбрасываешь инструкцию.

Проблема в количестве технологических наворотов или в качестве интерфейса?

Это целиком и полностью вопрос интерфейса, центром которого должен быть человек, а не технология. Мы могли бы сделать настолько сложную машину, что люди не захотели бы на ней ездить. Это не наша цель. Машина создается для человека, и он должен чувствовать, что все у него под контролем. Мы считаем, что в машине должно быть множество высокотехнологичных помощников, но они не должны быть на виду. Вам не понадобится лицензия пилота, чтобы водить автомобиль.

Как покупатели относятся к заботе об экологии? Для вас это бремя, навязанное властями, или же, напротив, конкурентное преимущество?

Экотехнологии — это колоссальный шанс для Volvo. Мы шведы, скандинавская компания, и образ жизни и мышления, к которому мир приходит только сейчас, у нас веками считался естественным. Забота о людях, забота об окружающей среде, свежий воздух, единение с природой — это и есть Volvo. Такой подход обещает значительно облегчить нам жизнь в будущем. Даже Америка сегодня переживает колоссальные позитивные изменения. А нам остается лишь придерживаться наших обычных вечных ценностей.

Однако вы продаете машины по всему миру. Люди в других странах готовы отказаться от лихой езды в угоду заботе об окружающей среде?

Какие-то страны адаптируются к новому стилю жизни быстрее других. Отчасти в силу особенностей законодательства, но отчасти и из-за того, что люди начинают все лучше осознавать последствия езды на мощных машинах. В Азии, к примеру в Китае, никогда особо не беспокоились о том, что там под капотом. Их больше волнует, что в салоне. Они хотят комфорта, роскоши. И если в двигателе всего четыре цилиндра — отлично, этого достаточно. Техника отходит на второй план. Перемены очевидны, в частности, в Америке, в том числе в плане дизайна. Взять хотя бы новый Lincoln MKS.

Что вы думаете о гибридах и альтернативных видах топлива?

Безусловно, это возможность создать что-то еще более выдающееся. Четыре цилиндра и электромотор — комбинация, которая, по моему мнению, станет будущим и в экономическом, и в премиум-сегменте.

Раньше у нас по три дизайнера работало над обликом подкапотного пространства. Но ведь когда вы покупаете стиральную машину, вы же не зовете друзей со всей округи, чтобы показать, что там у нее под панелью? Таково будущее автомобилей: подкапотное пространство должно быть заперто и предназначено исключительно для специалистов сервиса.

Каков главный вызов для дизайнера сегодня?

Во‑первых и в-главных — все-таки сделать наши автомобили разными, учитывая все современные нормативы. Сегодня стало намного интереснее разрабатывать машины. Это настоящий вызов: спроектировать красивый автомобиль, уложившись во все стандарты. Власти сужают наши границы, а мы стремимся раздвинуть их вновь, чтобы освободить место для творчества. Мне не скучно делать свою работу, и я не могу сказать, что мои руки связаны. В конце концов это же здорово, что у человека, который попадет под машину, появляется больше шансов выжить. Правда, на Volvo этого не случится, потому что машина остановится до того, как ударит незадачливого зеваку. Лазерная система обнаружения пешеходов (Pedestrian Detection) будет устанавливаться на большинство Volvo.

Каким станет автомобиль через 50 лет?

Оглянитесь назад, обратитесь к истории транспорта. Сотни лет единственным транспортным средством была лошадь, в некоторых странах верблюд. Ничего не менялось веками, от Римской империи до викторианской Англии. Никто не мог даже представить себе какую-либо альтернативу животным. Сегодня же мы используем лошадей только для спорта и развлечений. Так что может быть, кто знает, через 50 лет мы будем выкатывать наши автомобили из гаражей только по воскресеньям, чтобы погоняться с друзьями на закрытом треке.

Надеюсь, что этого все-таки не произойдет.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№7, Июль 2011).