«И простер Моисей руку свою на море… и расступились воды» — эти строки из Писания вспомнились мне, когда мощнейший поток ксенонового света на моих глазах разделился надвое, бережно огибая оставшийся в тени встречный автомобиль…
Блуждающая тень: адаптивный дальний свет

Пример: Volkswagen Touareg

В номере «Популярной механики» за июль был напечатан репортаж из технического центра немецкой компании Hella, передового производителя автомобильной оптики. Упоминался там и Volkswagen Touareg новогопоколения — первый серийный автомобиль, который оснащается интеллектуальной системой дальнего света Dynamic Light Assist. Мы не могли упустить шанс испытать эту систему на реальных российских дорогах — очень уж невероятной она показалась при первом знакомстве.

Напомним, как работает DLA. У основания внутрисалонного зеркала нашего Touareg скрывается монохромная видеокамера с высокочувствительной матрицей. Она постоянно следит за дорогой, выслеживая источники света. О переключателе режимов освещения на Touareg можно забыть. По интерференции света камера отличает уличные фонари от габаритных огней и фар автомобилей. Если фонари в наличии — значит, мы находимся в населенном пункте и компьютер может переключить фары на ближний свет. На дорогах без искусственного освещения автоматически включается дальний. Самое интересное начинается, когда на неосвещенной дороге мы встречаем другую машину. Ксеноновая фара работает по принципу проектора, в котором роль пленки выполняет вращающаяся шторка. Мысленно разделите фару вертикальной чертой на две части. С внешней стороны шторка не препятствует прохождению света. Эта часть фары всегда светит дальним светом. Световой поток с внутренней стороны (ближе к решетке радиатора) проходит через шторку, высота которой регулируется. Эта часть фары светит ближним светом, граница которого приближается или удаляется по сигналу компьютера. Наконец, каждая фара может поворачиваться вправо или влево, как на системах с адаптивным освещением поворотов. Когда трасса впереди свободна, Touareg «сводит глаза к носу». Внешние части световых потоков сводятся, заливая дорогу ровным дальним светом. Все меняется, когда камера обнаруживает огни встречного (или попутного) автомобиля. Компьютер разводит фары так, чтобы полосы дальнего света прошли по сторонам от машины, которая оказывается в зоне действия ближнего света. Система в реальном времени управляет шторками, чтобы ближний свет освещал всю дорогу до встречного авто, но не слепил его водителя.

Собираем проклятия

Скрепя сердце, мысленно тысячу раз извинившись перед несчастными водителями, которых нам, возможно, предстоит ослепить, мы выехали на трассу с включенным дальним светом. Тест был очень простым: нам предстояло проехать по неосвещенной загородной дороге и посчитать, сколько раз нам посигналят дальним светом фар (или возмущенно загудят).

За всю поездку встречные водители «моргали» лишь дважды. Оба раза машина приближалась из-за холма, и сигнал был превентивным: водитель видел освещенные деревья по обочинам и предупреждал нас о необходимости переключиться на ближний. Войдя в поле зрения камер, сосед по трассе вмиг переставал волноваться: он был уверен, что мы переключились на ближний свет. Мы же, напротив, наблюдали трассу, освещенную дальним светом. Деревья, дорожные знаки, припаркованные автомобили и, что особенно важно, пешеходы по‑прежнему были ярко освещены. И лишь за встречным автомобилем тянулась узкая полоска тени.

Скорее всего, никто из встречных или попутных водителей не заподозрил, что фары на нашем Touareg работают не так, как обычный ксенон. Ведь время реакции сервоприводов на сигнал камеры составляет всего 350 мс. Лишь самые внимательные могли бы заметить, что обочины рядом с их машиной освещены необычно ярко. Для нас же разница была очевидна: постоянный дальний свет позволяет ехать быстрее, увереннее, безопаснее.

Монохромная камера, управляющая фарами, используется и другими системами автомобиля. Вместе с радарами она помогает определить расстояние до впередиидущей машины. Адаптивный круиз-контроль автоматически регулирует скорость движения, поддерживая заданную дистанцию в потоке. Система не только тормозит двигателем, но и воздействует на тормоза вплоть до полной остановки автомобиля. Если компьютер распознает аварийную ситуацию, срабатывают преднатяжители ремней безопасности, закрываются окна и люк. Кроме того, камера следит за соблюдением дорожной разметки. Если автомобиль уходит со своей полосы, компьютер предупреждает водителя с помощью вибромоторчика, встроенного в руль.

От первого лица

Cергей Апресов, главный редактор

Немецкие автомобили вызывают у меня смешанные чувства. Вот, к примеру, Volkswagen Touareg просто потрясающе управляется на трассе. Такой остроты в реакциях, стабильности на прямой и в поворотах порой не ожидаешь и от легковых автомобилей, не то что от внедорожника массой более 2 т. По немецкому автобану я бы мчал на такой машине со скоростью не меньше 230 км/ч и чувствовал бы себя королем дороги. Проблема в том, что в России автобанов нет. Спортивная острота руля, кошачья цепкость в поворотах, железобетонная устойчивость к кренам дается ценой жесткой подвески. Да, можно переключить регулируемые амортизаторы в режим «комфорт», и все равно кинематика, пружины, соединения останутся по‑немецки суровыми. Лично я не люблю пересчитывать пятой точкой все выбоины ради удовольствия прохватить километр с ветерком по редкому гладкому участку трассы. Поэтому дома я бы предпочел передвигаться на более комфорт ном автомобиле, а Volkswagen взять напрокат в краю пива и сосисок. Но это, как говорят блогеры, ИМХО — всего лишь мое скромное мнение.

Дмитрий Мамонтов, редактор

Когда-то я ездил на стареньком Volkswagen Golf и был им очень доволен. Поэтому я многого ожидал от тест-драйва внедорожника легендарной марки. Тем более что снаружи он очень напоминает «Гольф», только побольше. Сажусь в кресло, настраиваю — все вполне удобно. Вставляю ключи поворачиваю его влево… или вправо. Машина

заводится при повороте ключа в любую сторону, хотя смысл этого остался для меня непонятным.

Поездка оставила неоднозначные впечатления — с одной стороны, я сторонник не «драйва», а спокойной езды. С другой стороны, педаль газа довольно сильно задемпфирована (возможно, я просто не успел адаптироваться). А вот что определенно не понравилось — так это климат-контроль: теплый воздух появился на выходе дефлекторов минут через 20 езды по зимней Москве…

Витас Черняускас, фоторедактор

Автомобильное противостояние Востока и Запада давно стало притчей во языцех. В активе японцев прогрессивные технологии и фиксированные комплектации с «полным» фаршем, порой по весьма привлекательной цене. «Немцы» же — это традиции, по‑спортивному отточенная управляемость и возможность выбрать лишь те опции, которые нужны. Приверженность немецким маркам в среде автолюбителей ассоциируется с определенным статусом, зрелой жизненной позицией, вниманием к качеству. Но как узнать, что это не навязанный временем стереотип? Японские и корейские внедорожники генерируют вау-эффект: их многочисленное дополнительное оборудование — это шоу технологических изысков. А вот Touareg не вызвал особых эмоций. В голове человека, не воспитанного на почитании 600-го «Мерседеса», не укладывается, что большой внедорожник может существовать в комплектации без CD-проигрывателя или hands-free. Заказать «немца» с «полным фаршем» вряд ли удастся — ценовая политика на такой вариант явно не рассчитана. «Немец» — всегда компромисс. Выходит, что можно упиваться своим зрелым отношением к автомобилю как к средству передвижения из пункта «А» в пункт «Б». А можно просто вспомнить, что «имидж — ничто», и заказать «японца» с камерами, телевизором и навигацией в базе.

Берегись, Запад, Восток наступает!

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№2, Февраль 2011).