Исследователи, работающие над проектом Blue Brain, обещают уже лет через 10 представить первый искусственный мозг.

Главной целью проекта Blue Brain Project, стартовавшего в 2005 г., является создание полнофункциональных моделей неокортекса методом обратного проектирования, на основе лабораторных данных. Неокортекс (иначе говоря, «новая кора» головного мозга) — область, отвечающая за высшую нервную деятельность и, видимо, за сознание. У низших млекопитающих она только намечена, зато у человека составляет львиную долю коры. Кстати, сами по себе размеры мозга на мыслительный процесс, видимо, мало влияют. По крайней мере, дельфины с их аномально крупным мозгом на деле вовсе не столь разумны, как принято считать (об этом читайте: «Глупый крупный мозг»).

Структурно неокортекс состоит из нескольких слоев толщиной примерно с кредитную карточку. Количество слоев, как считается, определяет степень развитости мышления: к примеру, у собаки их 4, а у человека — 6. По вертикали эти слои объединены в нейронные колонки кортекса. В каждую такую колонку входит порядка 1−10 тыс. нейронов, отростки которых проходят ее всю насквозь. Именно такая колонка взята участниками Blue Brain Project за основу в построении их моделей.

Проект реализуется швейцарскими учеными при поддержке корпорации IBM, которая для этих целей выделила и свой знаменитый суперкомпьютер Blue Gene (очевидно, и часть названия проекта — отсюда). В 2006 г. уже удалось смоделировать одну колонку неокортекса мозга крысы, включая около 30 млн синапсов (контактов между нервными клетками). Более 8 тыс. процессоров суперкомпьютера потребовалось для моделирования работы 10 тыс. нейронов.

Нельзя не заметить, что число клеток неокортекса человека примерно в тысячу раз превышает его у крысы. И этот процесс усложнения, по мнению главы Blue Brain Project Генри Маркрама (Henry Markram), продолжается в быстром темпе. Рассказывая о сложности моделирования нейронной колонки, он говорит: «Это похоже на каталогизирование живого мира тропических джунглей: сколько и каких деревьев, лиан, какой формы, с какими насекомыми, кто где расположен и куда двигается. Но это еще и сложнее, поскольку помимо непосредственной фиксации положения нужно найти и определить все их взаимодействия, правила, которые действуют в этих джунглях».

Впрочем, несмотря на уникальность каждого нейрона, ученым удалось выявить «стандартные» схемы, действующие в любом мозге, независимо от степени его развития. «Каким бы ни был мозг — меньше или больше, с разной морфологией нейронов, в любом случае основа работы одна и та же», — говорит Генри Маркрама. По его словам, для обсчета поведения одного нейрона требуется производительность среднего, по современным меркам, настольного компьютера. Соответственно, для моделирования одной колонки неокортекса их требуется около 10 тыс. — или один суперкомпьютер с примерно тем же количеством процессоров.

Что же даст создание искусственного мозга? Массу интересного. К примеру, можно «показать» ему картинку и увидеть, как он будет реагировать — а в итоге, лучше разобраться в главной тайне: как мозг воспринимает окружающий мир. В перспективе, можно создать полноценные модели мозга различных животных, чтобы проводить на них эксперименты и отказаться от многих опытов, которые так тревожат защитников прав наших меньших братьев.

Ну а действующая модель именно человеческого мозга интересует исследователей, прежде всего, для поиска средств лечения различных заболеваний. Тем более что сегодня в мире насчитывается более 2 млрд человек, страдающих различными болезнями, связанными с работой мозга.

Задачи получить искусственное сознание не стоит. Как остроумно замечают участники Blue Brain Project, «мы не можем в точности сформулировать, что есть сознание, поэтому трудно даже рассуждать о проблеме его моделирования». Впрочем, они добавляют: «сознание может получиться само собой».