Да пребудет с тобой FULL HD: Оцифровка и реставрация старых фильмов

Все знают, что долларовые ассигнации зеленого цвета. А вот цвет сукна на бильярдном столе... Неужели голубой? Так по крайней мере он выглядит в фильме «Цвет денег», который Мартин Скорцезе снял в 1986 году. Только сейчас, спустя 20 лет, бильярд в знаменитой картине вновь становится зеленым

Когда режиссер только начал задумываться над тем, не отснять ли продолжение к классическому фильму «Хастлер», была такая идея — сделать его просто в черно-белом варианте. Правда, студия Touchstone не была в восторге от этого предложения. Впрочем, все равно, снимая первые две трети фильма, когда действие происходит в зимнем Чикаго, Скорцезе вместе с художником Борисом Левеном и оператором Майклом Боллхаусом постарались не выходить за рамки черно-серо-белой цветовой гаммы. Результат был блестящим — за одним «но». «Нам пришлось ставить такое освещение, что зеленое сукно на бильярдных столах все время отдавало в голубизну, — рассказывает редактор-монтажер Тельма Шунмейкер, много лет работавшая вместе со Скорцезе. — Делать было нечего, так как для нас важнее было добиться правильной цветовой гаммы на лицах персонажей. В целом цветовое решение фильма оказалось неплохим, так что на неувязочку с цветом сукна мы посмотрели сквозь пальцы».

Сегодня Шунмейкер снова вглядывается в голубые бильярдные столы — на этот раз в стенах нью-йоркской компании Technicolor Creative Services. 20 лет назад эта проблема не имела решения, но сейчас, благодаря новым цифровым технологиям, легко внести необходимые коррективы. «Нужно всего лишь нарисовать на экране рамку вокруг бильярдного стола, — объясняет Тельма, — и залить ее зеленой краской, не затрагивая остальную часть кадра». Но почему знаменитый редактор, завоевавший на своем веку не одного «Оскара», занялся цветовой коррекцией фильма, который отснят 20 лет назад? Да потому что фильму «Цвет денег» суждено родиться заново — как и многим другим классическим лентам из архивов Голливуда.

С пленки на диски

Кинопромышленность пребывает сейчас на технологическом перепутье. Голливуд почувствовал дыхание новой эры — эпохи видео высокого разрешения, которая уже принесла большие перемены в сфере эфирного и кабельного телевидения. Само понятие «домашний кинотеатр» только теперь стало по‑настоящему соответствовать действительности. Современные носители для записи кинофильмов могут обеспечивать разрешение до 1920 х 1080 p, что по информативной емкости в шесть раз превосходит обычное разрешение DVD. Теперь, если у вас дома найдутся достаточно приличный телевизор и акустическая система, вам обещается не просто удовольствие, какое вы имеете в кинотеатре, а нечто существенно большее. Ведь все оборудование домашних кинотеатров подстраивается и рассчитывается под восприятие человека, сидящего на диване непосредственно перед экраном.

Вместе с новой технологией приходят и новые проблемы — как технические, так и художественные. Во‑первых, многие потребители покупают себе телеприемники высокого разрешения, оптимизированные под просмотр спортивных передач, а не классического кино. Во‑вторых, на студиях зачастую не понимают, как эффективно использовать все преимущества резкой картинки формата HD. Хуже того, бывает, что использование нового стандарта только портит восприятие старого фильма.

Фирма Criterion Collection давно славится своей скрупулезной работой по восстановлению старых лент. Сейчас бóльшая часть работ, которые принято называть «реставрацией кинопленки», делается уже вовсе не на ленте. «В качестве исходного материала может фигурировать множество фрагментарных копий, исходные негативы или их дубликаты (контратипы)», — говорит Ли Клайн, заведующий производством в компании Criterion. Сначала фирма собирает коллекцию из самых лучших фрагментов, а затем все эти кусочки переводятся в цифру. В основном это делается с помощью аппаратуры высокого разрешения DataCine, где пленка сканируется практически в режиме реального времени (24 кадра в секунду) и изображение переводится непосредственно в несжатые файлы данных. Если же негативы кажутся слишком хрупкими, реставраторы выбирают более кропотливый путь и сканируют кадр за кадром, синхронизируя полученные цифровые картинки по перфорационным отверстиям на краях пленки. После того как сканирование завершено, все видеоматериалы на кассетах HD CAM с предельным разрешением 1080 р пересылаются в лабораторию Criterion. Там информацию загружают в центральный компьютер.

Каморка папы Карло

А вот тут начинается самое интересное. Лаборант в маленькой комнатушке сидит перед компьютерным монитором с виртуальным карандашом и сенсорной панелью и кадр за кадром закрашивает все царапины и вычищает грязь. Возьмем, к примеру, гордость этой студии, виртуозную реставрацию «Чунцинского экспресса» Вонг Кар Вая. Фильм открывается сценой с замедленным движением, но автор здесь не просто обратился к замедленной съемке, а сформировал этот спецэффект на стадии монтажа, отдублировав с помощью оптического принтера каждый кадр по три раза. Теперь же приходилось вручную ретушировать все дефекты каждого кадра — и оригинала, и трех копий. В принципе, существуют автоматизированные методы чистки оцифрованных изображений, при которых лаборант лишь любуется готовым результатом, а в случае каких-либо дефектов отматывает ленту назад на нужное количество кадров. Однако в работе над «Экспрессом» был выбран исключительно человеческий подход с ручной работой по каждому кадру, с ответственными решениями, что выбросить, что оставить, а что заменить. И это пока только работа над изображением. В другом отделе лаборанты прорабатывали звуковую дорожку фильма. Чтобы избавиться от случайных щелчков и других звуковых искажений, использовали Pro Tools и другие программы этого класса. Полная чистка звуковой дорожки к фильму длительностью 1 час 42 минуты потребовала 480 часов работы.

С помощью программ редактирования можно исправить и застарелые ошибки. Восстанавливая фильм «Искатели потерянного ковчега», Стивен Спилберг смог исправить один из самых известных проколов — отражения в стеклянной стене, которая отделяла Гаррисона Форда от наполненной змеями комнаты. Точно так же режиссер Терри Гиллиам, подготавливая версию под Blu-ray, смог стереть следы тросиков, на которых были подвешены летающие персонажи в фильме «Приключения барона Мюнхгаузена».

Впрочем, в деле реставрации фильмов под формат HD бывают как победы, так и поражения. К примеру, Blu-ray-версия фильма «Банды Нью-Йорка» оказалась на поверку неряшливой поделкой. В первой же сцене, когда шайка Лайама Нисана вышагивает по коридорам подземного штаба, а главари замышляют войну за передел зон влияния, единственные источники света — пламя факелов и свечей — выглядят так, будто взяты из мультипликации. Лица всех персонажей в этом фильме зачастую отдают в оранжевый цвет, а многие сцены выглядят вполне сюрреалистично из-за злоупотребления методиками подчеркивания контуров — в результате силуэты фигур обретают нимбы, окружающие их в полный рост.

Молотый или в зернах

Покуда мы имели дело с дисками DVD и пленками VHS, кинопроизводители даже не задавались вопросом, нужно ли сглаживать зерно кинопленки, — его все равно не было видно. В эпоху HD мы видим все. Самый честолюбивый проект архивиста Роберта Харриса — восстановленная трилогия «Крестный отец». На перевод в формат Blu-ray бандитского эпоса Фрэнсиса Форда Копполы потребовалось почти два года работы с привлечением и самого Копполы, и оператора Гордона Уиллиса.

«Зерно мы не трогали нигде, — говорит Харрис, — не считая случаев, когда требовалось чуть подравнять этот эффект на стыках и склейках. 'Крестный отец' — фильм очень зернистый». В качестве примера Харрис напоминает о сценах с кадрами обручения. Их специально пересветили, чтобы казалось, будто они сняты на пленке середины 1940-х с блеклыми красками и здоровенным зерном. «Но в этом и есть фактура 'Крестного отца', — говорит Харрис. — Попробуйте убрать — и получите что-то вроде телесериала».

Чистота и резкость — вот суть цифрового видео в классе HD. Потребитель ждет от нас предельно ярких красок и контуров. Однако, если мы всегда будем ему угождать, под вопрос встает добросовестная передача подлинных художественно-кинематографических образов. Не каждый способен осознать, что то, что он видит на экране, на самом-то деле и есть настоящее кино.

Искусство упаковки

При работе с современными фильмами не стоит вопрос о чистке и выведении зерна. На киностудиях все шире используются «промежуточные цифровые стадии», помогающие делать аккуратную цветокоррекцию и прочие доводочные операции. Прежде чем фильм попадает в кинотеатры, на студии уже лежит его цифровая версия. Вот почему нас так удивляет качество современных фильмов, когда мы смотрим их с дисков высокого разрешения. Если же говорить о фильмах, которые сразу снимаются «на цифру», то они вообще не требуют никакого «переноса». К примеру, компания Pixar все свои фильмы — от «Истории игрушек» до «Валли» — выпускает в виде огромных цифровых файлов. Чтобы подготовить такие фильмы к домашнему просмотру, достаточно ужать эти файлы до объемов, которые уместятся на имеющихся HD-носителях.

В процессе сжатия исходный цифровой файл, в котором закодирован весь фильм, обрабатывается с помощью специфического алгоритма. Он выискивает в каждом кадре избыточную информацию и выбрасывает ее. Нынешние алгоритмы сжатия действуют с фантастической гибкостью, и при этом пока нет никаких стандартов касательно того, какие требования предъявлять к сжатию фильмов в классе HD. К примеру, представим себе, что исходный цифровой файл среднего голливудского фильма имеет размеры от 5 до 15 Тб. Для того чтобы он уместился на диск Blu-ray, его необходимо ужать до объема максимум в 50 Гб. Если предполагается прокатная стратегия и файл будут пропускать через каналы электронной рассылки для фильмов HD, его объем необходимо ужать до 6 Гб, а то и сильнее. При том все версии исходного фильмового файла принято считать копиями класса HD.

В таких компаниях, как Disney и Pixar, к процессу сжатия относятся как к настоящему искусству. Там работают мастера, способные совместить оптимальное качество с максимальной скоростью передачи информации.

Сам себе режиссер

Цифровые технологии способны изменить и сам процесс восприятия фильма. Интернет открывает перед домашними кинотеатрами возможности, недоступные для общественных кинозалов. К примеру, вы можете сами перемонтировать имеющуюся у вас версию фильма и просмотреть ее новый вариант — как это предусмотрено в версии Blu-ray, сделанной по «Гонке смерти» режиссера Пола Андерсона. Можно во время просмотра обмениваться записочками, которые высвечиваются прямо на экране. Это развлечение предоставлено детишкам в HD-версии «Спящей красавицы».

Нет ли здесь противоречия? Сначала мы проводим трудоемкую реставрацию фильма, а после этого позволяем зрителю свести на нет все наши старания. «Можно сказать и так, — соглашается Лори Макферсон, гендиректор Disney Home Entertainment, — но это ведь только дополнительные возможности, на которые вы соглашаетесь добровольно. Никто вам этого не навязывает, если вы просто хотите посмотреть хорошее кино».