В начале 1920-х годов русский литератор Евгений Замятин написал фантастический роман-предупреждение «Мы» о тоталитарном мире будущего. Единое Государство там управляется по математически выверенным формулам и рецептам для всеобщей счастливой жизни, а один из самых главных лозунгов — «Свобода и счастье несовместимы».

В полном соответствии с данной установкой это общество построено на непрерывном и пристальном контроле за гражданами: жестко выстроенные маршруты перемещений и распорядок дня; вместо разных и неоднозначных имен всем людям присвоены уникальные идентификационные «нумера», куда более удобные для фиксации всех фактов их жизни; сама же жизнь проходит в домах со стеклянными стенами и в окружении прозрачных предметов, обеспечивающих постоянный присмотр…

Придуманный Замятиным жуткий и тягостный мир был перенесен автором на 600 лет в будущее. Однако если сегодня внимательно присмотреться к окружающим нас цифровым технологиям и под определенным углом зрения вчитаться в новости, публикуемые средствами массовой информации, то несложно заметить, что практически все элементы тотальной слежки из замятинской антиутопии уже реально появились в нашей жизни.

На улице и в общественных местах

Некогда одна из самых либеральных стран, сегодняшняя Великобритания уверенно лидирует на планете по числу видеокамер, непрерывно следящих за населением. Согласно грубым оценочным подсчетам, каждый британец ныне попадает в объектив камер слежения в среднем по 300 раз в день. При этом технологии наблюдения непрерывно модернизируются. Так, цифровые видеокамеры оборудуются широкополосной беспроводной связью, что обеспечивает им высокую мобильность. Дополняются средствами автоматического распознавания номерных знаков автомобилей для быстрой идентификации владельцев и инфракрасными средствами слежения для точного установления числа пассажиров в транспортном средстве. Пока экспериментально, но с очевидными планами повсеместного внедрения оснащаются технологиями опознания людей по лицу и алгоритмами для выявления нестандартного поведения человека в толпе.

Логичное развитие этой же идеи тотального контроля перемещений, но уже применительно к людям, — технология RFID, то есть радиочастотных микрочипов идентификации. На поприще массового внедрения RFID-технологий в жизнь бесспорно лидируют США, где их с конца 1990-х годов неустанно продвигают два гиганта — министерство обороны и глобальная сеть универмагов Wal-Mart. Главным приложением RFID вообще-то принято считать автоматизацию поштучного учета товаров и единиц материального обеспечения, но ничуть не менее важным аспектом является и контроль за людьми.

Впервые появившиеся на режимных объектах Минобороны и спецслужб цифровые пропуски-бейджи со встроенным в них RFID-чипом позволяют полностью контролировать все перемещения человека по охраняемым зданиям. При этом единая база данных по сигналам от контрольно-пропускных пунктов постоянно регистрирует время пребывания в каждой из зон и автоматически выявляет аномалии «нештатного» поведения сотрудников и гостей. На сегодняшний день эта же, по сути, технология внедряется в тюрьмах, множестве корпораций, а также в колледжах и даже некоторых начальных школах США.

Главный «недостаток» RFID-чипов — это малая мощность их сигнала и, соответственно, небольшой радиус действия, непременно подразумевающий расположенный поблизости прибор-считыватель. По этой причине для контроля за перемещениями людей вне зданий давно и повсеместно применяется другая массовая технология — сотовая телефонная связь. Сам принцип устройства сети GSM подразумевает необходимость автоматически и постоянно отслеживать перемещения телефонных аппаратов из одной соты в другую — для обеспечения быстрой и эффективной связи. Поскольку затем все эти данные о геолокации абонентов сохраняются в базах данных телефонных операторов, спецслужбы и правоохранительные органы получили прекрасную возможность отслеживать перемещения интересующих их объектов.

Дома и в быту

Всегда находящийся при человеке мобильный телефон давно стал и очень удобным средством подслушивания. Известно, что суперсекретное техническое подразделение американской армии Intelligence Support Activity (также упоминаемое как Gray Fox и Centra Spike) еще в начале 1990-х годов дистанционно включало как жучок прослушки сотовый телефон наркобарона Пабло Эскобара. За последние годы в материалах американских судебных расследований не раз мелькала информация, что ФБР регулярно использует мобильники членов мафии в качестве подслушивающих устройств.

Поскольку технически делать это могут не только борцы с преступностью, но и любые мало-мальски продвинутые злоумышленники, в 1998 году начальник шведской контрразведки SEPO Андрес Эриксон публично предупреждал граждан своей страны, чтобы они не брали мобильные телефоны на те деловые встречи, где обсуждается конфиденциальная информация. По свидетельству Эриксона, все сотовые телефоны можно использовать для подслушивания даже тогда, когда они выключены.

Вместе с появлением в телефонах миниатюрных видеокамер мобильники стали также не только «ухом», но и дистанционно включаемым «глазом» полиции. В сообщениях прессы о криминальных расследованиях подобные факты обычно не фигурируют, однако и не являются большим секретом. Реальной новостью стало то, что начиная примерно с 2006 года шпионскую функциональность мобильных телефонов, активно используемую компетентными органами, не менее энергично стал осваивать и криминальный хакерский андеграунд. По оценкам специалистов американской фирмы Smobile, специализирующейся на защите средств мобильной связи, к середине 2007 года на «теневых» сайтах интернета можно было насчитать уже около полутысячи разных по назначению программ и апплетов, которые принято именовать вредоносными и шпионскими кодами для сотовых телефонов, — с функциями от «обычного» подглядывания-подслушивания до похищения или подмены информации в памяти устройств и дорогостоящих звонков за счет жертвы.

Еще одним очень удобным и повсеместно освоенным средством шпионажа стали настольные персональные компьютеры и портативные ноутбуки, ныне играющие роль как хранилища документов, так и важного коммуникационного средства. Скрытно подсаживаемая в компьютер программа-кейлоггер, перехватывающая все нажатия клавиш и заодно часто способная сканировать экран и содержимое устройств памяти, стала очень удобным средством для повседневного контроля за делами и перепиской людей. Не говоря уже о часто дополняющих современные ПК веб-камерах, дающих еще один весьма удобный «глаз» для визуального присмотра через интернет.

В мыслях и намерениях

Единственное, пожалуй, что остается в жизни людей пока еще недоступным для внешнего контроля техническими средствами, так это их мысли. Но и в данном направлении уже не первый год ведутся энергичные исследовательские работы. Например, хорошо известно, что по заказу американской спецслужбы DHS (Department of Homeland Security, департамент госбезопасности) создается система для дистанционного выявления «враждебных мыслей и намерений» у людей, проходящих через контрольно-пропускные пункты на границе, в аэропортах и прочих местах массового скопления народа. Более того, осенью 2008 года пришло сообщение, что рабочий прототип этой аппаратуры уже создан и опробован в полевых условиях, а по итогам испытаний сделан общий вывод о том, что «это работает».

Поначалу данная затея именовалась Project Hostile Intent («Проект ‘Враждебное намерение»). Суть проекта в том, чтобы создать нечто типа всем известного полиграфа, или «детектора лжи», но только применять его бесконтактно и без ведома проверяемого человека. Практически это сводится к системе чувствительных сенсоров, способных дистанционно замерять пульс, частоту дыхания, температуру кожи, а также в реальном времени анализировать мимолетные перемены в выражениях лица. Предполагается, что при умелом сопоставлении всех этих параметров в принципе возможно автоматически выявлять людей, задумавших сделать что-то нехорошее.

На нынешнем этапе разработки данная система носит название FAST («быстро»), что расшифровывается как Future Attribute Screening Technologies (будущие технологии проверки признаков) и прозрачно намекает на перспективы очень оперативного отлова злоумышленников. По мнению представителей DHS, сообщивших новость прессе, эти результаты «выглядят весьма многообещающе».

Что же касается критиков конкретно данного проекта и вообще всех подобных начинаний типа «чтения мыслей», от которых за версту разит псевдонаукой, то они видят здесь нечто совершенно иное. Во‑первых, система в ходе тестов выявляла порядочных людей, которым было велено вести себя «как преступники и террористы». Во‑вторых, из этого абсолютно не следует, что та же система способна выявлять реальных злодеев, которые в жизни очень часто ведут себя как вполне обычные люди. В-третьих, подобная система по определению будет давать огромное число ложных опознаний, поскольку… Впрочем, перечень доводов против подобных «волшебных» систем очень велик и сильно пересекается с давно известным списком претензий к детекторам лжи.

Но как бы там ни было, настойчивое желание властей иметь чудо-приборы для чтения мыслей от всей этой критики ничуть не становится меньше.

Новый Паноптикум

В XVIII веке англичанин Джереми Бентам придумал конструкцию идеальной тюрьмы, названной им Panopticon («Вижу всех»). В этой тюрьме все камеры расположены по периметру здания цилиндрической формы, а та стена каждой из комнат, что обращена к центру, совершенно прозрачна. Поэтому надзиратель, находящийся в центре здания, может видеть все, что происходит в каждой камере. Поскольку тюремщик при этом остается для заключенных невидим, они не знают, за кем именно он следит в каждый конкретный момент, то есть все одновременно ощущают себя под постоянным присмотром…

Специфика современных хайтек-технологий такова, что все члены общества располагают примерно теми же устройствами, что и полиция, и прочие органы госнадзора. Мобильная связь с видеокамерами, средства GPS, постоянный доступ к глобальной сети с ее блогами и сайтами социального общения делают вполне возможным и для общества постоянно, публично и бдительно следить за своими «надзирателями». Уже имеется масса примеров тому, что такая тотальная слежка общества весьма благотворно сказывается на наведении порядка в правоохранительных органах.

Иначе говоря, выстроенная коллективными усилиями «цифровая тюрьма-паноптикум» становится всеобщей, ограничивая не только преступное или безответственное поведение масс, но и произвол властей. Именно так, похоже, сегодня рождается общество будущего. Где свобода не означает возможность делать все что вздумается, а счастье вовсе не обязательно отрицает свободу.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№4, Апрель 2009).