«Перевозчик-3» продолжает цикл боевиков, которыми французские кинематографисты успешно доказывают миру, что они способны снимать захватывающее кино с погонями, драками и взрывами не хуже, чем их американские коллеги, и вдобавок за значительно меньшие деньги. «У нас, может, и не было Є75 млн, но у нас было множество идей, — говорит Оливье Мегатон, режиссер «Перевозчика-3». — Мы даже заказали футболки для съемочной группы с надписью: «Меньше трепа, больше действий»

В 2002 году первый «Перевозчик» Кори Юэна представил публике Фрэнка Мартина — бывшего спецназовца, а теперь водителя, который выполняет разнообразные поручения боссов преступного мира. Фильм собрал в мировом прокате $44 млн и окончательно превратил исполнителя главной роли Джейсона Стэтхема в звезду. «Перевозчик-2», появившийся спустя три года, собрал в прокате $74 млн. С таким послужным списком Фрэнк Мартин просто не мог отойти от дел — так и появился «Перевозчик-3».

«Перевозчики» — это настоящий конвейер, бесперебойно выдающий фильмы под руководством бессменного продюсера Люка Бессона. Времени на работу отводится в обрез: у Оливье Мегатона было чуть более месяца на подготовку к съемкам. Вписаться во временные рамки съемочной группе помогли детальные раскадровки, которые сделал художник Джонатан Делерю. Благодаря его работе каждый из членов съемочной группы четко представлял себе, как должен выглядеть конечный результат на экране. Все трюки и эффекты были тщательно спланированы. «Мы много репетируем и поэтому во время съемок не тратим время зря и работаем гораздо более эффективно, чем обычно бывает на съемках дорогостоящих боевиков, — говорит Джейсон Стэтхем. — В итоге получается, что они стоят в 50 раз дороже, а выходит у них хуже, чем у нас».

В Audi, как в зеркало

Все автомобильные погони в фильме снимались вживую, на настоящих автомобилях и на настоящей скорости: создатели «Перевозчика-3» хотели передать темп бешеной гонки и создать у зрителей ощущение реальности. Постановкой автомобильных трюков занимались Реми Жюльен и его сын Мишель, на счету которых несколько фильмов о Джеймсе Бонде и «Код Да Винчи». Тем не менее для ряда сцен кинематографистам понадобилась помощь специалистов по созданию компьютерных спецэффектов. Всего в фильме более 600 планов с эффектами, над которыми работали французские студии Mac Guff Ligne, Duboi и Eclair Numerique.

Для сцен, в которых машины должны были выполнять совсем уж фантастические трюки — к примеру, лететь прямо на камеру или перескакивать с крыши одного вагона поезда на другой, — были сделаны трехмерные цифровые макеты автомобилей. Для каждой задействованной машины было несколько макетов — разной степени поврежденности и загрязнения.

Фирма Audi предоставила в распоряжение съемочной группы свои чертежи и файлы с цифровыми макетами, на основе которых и была сделана виртуальная машина для фильма. Правда, для съемок использовалась более новая модель Audi, так что аниматорам студии Mac Guff Ligne пришлось внести соответствующие поправки. Кроме того, им нужно было в точности скопировать покрытие Audi, что оказалось не так просто. «У этой краски есть свой характерный блеск, которому трудно найти соответствие, — говорит Родольф Шабрие из Mac Guff Ligne. — Иногда покрытие выглядит совершенно зеркальным, и это делает нашу работу еще сложнее!»

Вид снаружи

Перед режиссером стояла серьезная дилемма: он не хотел снимать диалоги находящихся в автомобиле героев так, как это делают почти всегда: актеры и интерьер автомобиля снимаются в студии на фоне зеленого экрана, а после этого на компьютере добавляется окружающий пейзаж. «Ему казалось, что это выглядит неправдоподобно», — поясняет Томас Дюваль, супервайзер визуальных эффектов студии Duboi.

В качестве альтернативы Оливье Мегатон решил использовать прием, который он увидел впервые в фильме Тони Скотта «Гнев» (Man on Fire). В этой картине камера находится снаружи автомобиля, показывая актеров через стекло. Отражения домов и деревьев помогают создать иллюзию движения. Аналогичный подход можно увидеть и в «Перевозчике-3». Каждый план состоит из трех слоев изображения, подготовленных на студии Duboi: фон (задний план), автомобиль на среднем плане и отражения на переднем. Для удобства совмещения слоев при съемках фона использовались те же ракурсы и фильтры, что и при съемках автомобиля с героями на площадке.

Этот поезд в огне

У 35 сотрудников студии Mac Guff Ligne было всего шесть недель на то, чтобы создать около 300 планов с эффектами. В частности, студия работала над одним из самых эффектных эпизодов фильма: герой на автомобиле прошибает перила моста и «приземляется» на крышу вагона поезда.

В создании этой сцены участвовали и каскадеры, и компьютерные аниматоры. Автомобиль, прорывающийся сквозь ограждение, и поезд на путях были сняты по отдельности, с использованием ракурсов, которые позволили впоследствии совместить изображения. Так же были сняты настоящий автомобиль, который ехал по покрытию, имитирующему крышу поезда, и неподвижная машина на крыше настоящего движущегося поезда. После завершения съемок студия Mac Guff Ligne объединила эти элементы в безупречную последовательность.

Создатели фильма быстро пришли к выводу, что возможность манипулировать изображением на компьютере может сэкономить массу времени. Так, вместо того чтобы в зависимости от сцены менять количество вагонов в поезде, съемочная группа оставила все как есть. «Оказалось, что значительно выгоднее убрать вагон во время пост-продакшн, чем отводить весь поезд назад на станцию и отцеплять этот вагон», — объясняет Родольф Шабрие, супервайзер визуальных эффектов студии Mac Guff Ligne.

Все интерьеры вагона снимались на площадке, окруженной белой стеной. «Это давало тот высвеченный эффект, который мог бы получиться, если бы камера снимала при таком освещении внутри настоящего вагона», — говорит Родольф Шабрие. Таким образом, нужный эффект получался уже во время съемок, без последующей обработки. Кроме того, сотрудники студии Mac Guff Ligne работали над тем, чтобы обеспечить последовательность в смене окружающего пейзажа.

Для сцены со взрывом поезда координатор фильма по спецэффектам Филипп Хубин сделал несколько разных «практических» эффектов: разбивающиеся оконные стекла, вылетающие сиденья, огненные вихри и т. п. Каждый из этих эффектов снимался по отдельности на несколько камер, работающих с разной скоростью. После этого на студии Mac Guff Ligne эти дубли смонтировали в один захватывающий эпизод, чтобы создать впечатление гигантского взрыва. «Некоторые элементы были сняты на скорости 125 кадров в секунду, и мы изменили их скорость до 4000 кадров в секунду! — говорит Родольф Шабрие. — Возможность манипулировать каждой частью изображения по отдельности позволила режиссеру создать именно тот эффект, которого он добивался. Как будто он руководил этим взрывом».

«Я думаю, что третий фильм — лучший из трех», — говорит исполнитель главной роли Джейсон Стэтхем. Ни на минуту не останавливающееся действие, отличные диалоги, юмор и великолепные эффекты понравились зрителям. В мировом прокате фильм собрал $45,5 млн; превзойти успех второго «Перевозчика» ему, однако, не удалось.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№3, Март 2009).