Под водой перед вами раскроется целый неведомый мир — было бы на чем опуститься в глубины. В течение века субмарины использовались широко, но лишь в военных и иногда научных целях. Можно было только мечтать о том, чтобы иметь собственную подводную лодку и самому на ней плавать
Век карманных субмарин: Мини-субмарины
«Океанская жемчужина» отправляется на прогулку в океанские глубины у берегов Калифорнии. Сферическая кабина этого аппарата отлично выдерживает давление, дает прекрасный обзор при минимуме оптических искажений

Мы начинаем погружение. Вот уже зеленоватая недружелюбная рябь плещется на уровне моих ног, а граница между воздухом и водой неуклонно движется вверх. Мне-то, слава богу, удается оставаться сухим — ведь я внутри прозрачного герметичного акрилового шара диаметром 135 см. Этим шаром увенчан нос канареечно-желтой подводной лодки водоизмещением 3,5 т, а вся конструкция — результат труда недавно созданной компании SEAmagine Hydrospace Corporation. Данный аппарат — прототип, флагман для целой линейки персональных плавсредств, которые должны совершить революцию в мире подводных лодок для частного использования. Пришло время повернуть этот бизнес от создания штучных игрушек для богатых к настоящему серийному производству. Во всяком случае так думает президент и исполнительный директор компании Уильям Конен. Он сидит рядом со мной в стеклянной сфере на месте пилота и рассуждает: «Мой ориентир — Boeing, не больше и не меньше. На рынке подводных аппаратов еще найдется место для компании уровня Boeing, и занять его собираюсь именно я».

Возможно, так оно когда-то и будет. А пока здесь, в Хантингтон-Бич в Южной Калифорнии, стоит прекрасная погода и с лазурного неба сияет ослепительное солнце. На пирсе собралась небольшая толпа, с любопытством наблюдающая за тем, как мы плавно уходим под воду.

Как в счастливых снах

Волны сомкнулись у нас над головой, и окружающая нас стеклянная сфера мигом исчезла. Возникло удивительное ощущение, что я не сижу внутри судна, а просто нахожусь под водой, при этом почему-то ухитряясь оставаться совершенно сухим. Мы медленно опускаемся и зависаем над самым дном. Наклонившись вперед, я вглядываюсь в темный ил прямо у меня под ногами. Наше появление спугнуло какую-то буроватую рыбешку, и она извивается над илом в поисках убежища. Вглядываюсь вверх — там, на изнаночной стороне водной поверхности, среди серебристых бликов пляшет бело-желтое пятно солнца. Я опасался, что погружение вызовет чувство клаустрофобии или какие-то другие страхи, но ничего подобного — в душе царит безмятежность, как в счастливых снах. «Эта штуковина сделана не для того, чтобы перемещаться в ней из пункта А в пункт Б, — говорит Конен. — Ее предназначение — вот так зависать в водной толще, чтобы сверху любоваться просторами глубин».

Долгое время можно было только мечтать о том, чтобы иметь собственную подводную лодку и самому на ней плавать. В течение целого века субмарины использовались достаточно широко — но лишь в военных и иногда научных целях. На рынке развлечений подобные аппараты почти не появлялись. Правда, в последние годы частные подводные лодки вошли в моду, став игрушками для богатых, и какая-нибудь мегаяхта без подлодки на борту воспринималась уже как роскошный автомобиль без встроенного DVD-плеера. Российский олигарх Роман Абрамович держит на своей 377-футовой яхте Pelorus двухместную подводную лодку, а 413-футовая яхта Пола Аллена Octopus стоимостью $450 млн может похвастаться десятиместным подводным аппаратом. Сейчас большинству миллиардеров не до роскошных игрушек, так что все мировое производство в этой сфере может лишь окуклиться и ждать окончания кризиса. Если этот рынок в сегменте «хай-энд» все-таки выживет, то очевидно, что со временем технологический прогресс сделает мини-субмарины доступными и для более широкого круга покупателей.

Как сбросить лишний вес?

Строительство подводных лодок связано с решением серьезных технических проблем. Прежде всего, весьма нелегко достичь одновременно дешевизны и безопасности аппарата. Причиной тому и коррозионное воздействие морской воды, и фантастическое наружное давление, резко растущее вместе с глубиной, и другие факторы высокого риска. Жизненно важное оборудование, используемое в таких критических условиях, должно обладать избыточной надежностью, элементы конструкции приходится рассчитывать для противодействия ожидаемым нагрузкам с многократным резервированием. Просуммировав все эти соображения, мы поймем, что подводная лодка неизбежно окажется тяжелой, сложной и дорогой.

Все это было верно, пока в распоряжении судостроителей не появились такие новые материалы, как титан и высокопрочные композиты. «Благодаря революции в цифровой технике мы пришли наконец к ситуации, когда за вполне разумные деньги можно построить небольшую глубоководную субмарину, — говорит легендарный конструктор подлодок Фил Нуйтен. — Электронный блок, который раньше был размером с чемодан, теперь умещается в наперстке, полутораметровые видеокамеры весом в полтора центнера превращаются в игрушку величиной с банку леденцов». Возможности подводной лодки The Ocean Pearl («Океанская жемчужина») — это не только развлечение для таких любознательных пассажиров, как я. Профессиональные исследователи-подводники тоже приняли ее на ура. Один из первых клиентов, получивших эту субмарину из рук компании SEAmagine, был Джордж Басс, основатель Института подводной археологии. С его именем связаны раскопки в Средиземном море на местах крушения древних судов. Уже с 1960-х Басс самостоятельно управляет подводными аппаратами, однако панорамный обзор, доступный пилоту из новой подлодки, привел его в настоящий восторг. «Ощущение, будто ты сидишь у себя в гостиной, — говорит Джордж, — хотя на самом деле находишься на 50-метровой глубине и следишь за ходом раскопок».

Совсем не игрушка

Надо сказать, что создатели мини-субмарин пока не смогли полностью решить все стоящие перед ними проблемы, и у существующих конструкций есть очевидные минусы. Одни только расходы по эксплуатации подобного аппарата должны достигать порядка $30 000 в год. Многие модели между погружениями обязательно надо вытаскивать из воды, перезаряжать их аккумуляторы, наполнять баллоны сжатым воздухом, а также проверять состояние всех резиновых уплотнений. Сервисное обслуживание такой субмарины представляет собой кропотливое и трудоемкое занятие, которое можно доверить только квалифицированному персоналу.

У многих представителей судостроительной индустрии перспективы массовой продажи субмарин для частного использования вызывают серьезную озабоченность. «На рынке их предлагают просто как игрушки, — говорит Ричард Боггс, технический директор яхтенной компании Camper & Nichol-sons International. — Однако это очень сложные аппараты, и, чтобы ими управлять, нужна хорошая подготовка и высокая техническая культура».

Но вернемся в морские глубины. Уильям Конен позволяет мне взять управление на себя. Вскоре я понимаю, что двигаться вперед и вбок не так уж сложно, а вот для того чтобы зависнуть в одной точке, требуется некоторая сноровка. Из соображений безопасности «Океанской жемчужине» придали небольшую положительную плавучесть — в случае сбоя с энергоснабжением она сама всплывет на поверхность. А для того чтобы оставаться на глубине, требуется привести в движение винт с вертикальной тягой. Фокус состоит в том, что все операции по управлению лодкой нужно проводить с некоторым опережением, как бы предвидя их необходимость. Если вы когда-нибудь летали на воздушном шаре, то поймете, о чем я говорю, — то же самое, только наоборот.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№3, Март 2009).