Специально для своих читателей «Популярная механика» организует бесплатные экскурсии. В феврале мы предлагаем вам посетить Музей морского флота (Москва).
С паром против льда: Первый арктический ледокол

Первый в мире арктический ледокол обошелся Российской империи в крупную сумму — 1,5 млн рублей. Но машина окупила себя в первый же год эксплуатации.

Четвертого марта 1899 года по пристани Кронштадта ходили тысячи удивленных людей. Несмотря на метровый слой льда, к городку подошел огромный корабль под названием «Ермак». Для обитателей острова Котлин пахарь льда не был чудом — ведь первый в мире ледокол «Пайлот» сконструировал их земляк Михаил Бритнев. Но та машина начинала ходить по Финскому заливу лишь в конце апреля, когда лед становился тонким. Поэтому появление ледокола в Кронштадте в начале марта вызвало у горожан неподдельное удивление — то был звездный час адмирала Макарова. Он добился своего.

Всего лишь два года назад в докладной записке к управляющему Морским министерством Степан Макаров предлагал создать мощный ледокол для плавания в арктических водах. Но его заявка была отклонена. Адмирал с этим не смирился. То, что он сделал, сегодня назвали бы грамотной PR-кампанией. Чтобы ознакомить общественность со своим проектом, адмирал подготовил цикл лекций. Одна из них — «К Северному полюсу — напролом» — сильно заинтересовала журналистов, и вскоре о его затее был наслышан весь Петербург.

Среди прочих идеей постройки ледокола заинтересовался Дмитрий Менделеев: выдающийся химик впоследствии вместе с адмиралом участвовал в разработке машины. Ключевой фигурой в проекте стал министр финансов Витте. Макаров и Менделеев убедили его, что проект окупит себя. В ноябре 1897 года Витте ознакомил с проектом царя и получил его одобрение. Всего лишь через год на верфи Armstrong Whitworth в Ньюкасле закончилось строительство ледокола.

Любопытная деталь: во время строительства корабля Макаров был обеспокоен тем, что при плавании во льдах ледокол получит пробоины и затонет. Поэтому он изготовил цинковую модель корабля в масштабе 1:48 с точно такими же водонепроницаемыми отделениями в днище. Все отделения имели отверстия, закрываемые пробками. В ходе опытов в ванне, заполняя водой 1−2 отсека, Макаров убедился, что опасения его напрасны. Поэтому, когда в ходе первого пробного плавания в Арктику ледокол получил серьезную пробоину, адмирал был спокоен. Он знал, что машине ничего не грозит.

Стоивший империи 1,5 млн рублей ледокол практически мгновенно окупил себя. Зимой 1899 года во время метели на мель у острова Гогланд сел новейший броненосец «Генерал-адмирал Апраксин». Если бы не «Ермак», корабль стоимостью 4,5 млн рублей получил бы существенные повреждения. Позже ледокол еще неоднократно будет спасать самые разнообразные суда.

С ледоколом «Ермак» были связаны многие известные люди той поры. Среди них Александр Попов. Его первая радиограмма была послана именно командиру «Ермака» во время спасения броненосца у острова Гогланд. Попов был искренне рад: его изобретение помогло спасти человеческие жизни.

Но удача не всегда сопутствовала ледоколу Макарова. Адмирал надеялся достичь на «Ермаке» Северного полюса. Этого же желал ему Дмитрий Менделеев. Когда ледокол впервые пришел в Петербург, химик писал моряку: «Лед, запирающий Петербург, Вы победили, поздравляю. Жду такого же успеха в полярных льдах». Повторить успех не удалось. Как ни пытался Макаров, его судно было недостаточно мощным, чтобы преодолевать льды высоких широт Арктики. Пределом для ледокола стали 81 градус 28 минут северной широты. Недоброжелатели адмирала злорадствовали.

Но что удивительно: маломощный по сравнению с современными ледоколами «Ермак» прошел через три войны — Японскую, Первую и Вторую мировые — и служил на Крайнем Севере более 60 лет! Только лишь в 1963 году его списали. На базе первого в мире арктического ледокола собирались сделать памятник-музей, но отстоять машину энтузиастам не удалось. Прославленный ледокол пустили на переплавку.

К счастью, в музеях страны сохранились артефакты с «Ермака». В Мурманске установлен памятник ледоколу, выстроенный вокруг его подлинного трехтонного якоря. В Санкт-Петербурге в Музее Арктики и Антарктики хранится штурвал корабля, а в московском Музее морского флота — многие предметы из кают-компании «Ермака». Вещи продолжают хранить дух одной из самых грандиозных машин своего времени.

Благодарим за помощь в подготовке материала Музей морского флота (Москва) и Музей Арктики и Антарктики (Санкт-Петербург)

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№2, Февраль 2009).