Гигантские железнодорожные орудия по весу снаряда и дальности стрельбы превосходили крупнейшие корабельные пушки Второй мировой войны

Почти ни один фронтовик никогда не видел ни наших, ни германских артиллерийских железнодорожных установок: позиции гигантских орудий располагались далеко за линией фронта и скрупулезно маскировались, а подходы тщательно охранялись. Передвигались установки, как правило, ночью. Те же, кто видел разрушительное действие сверхмощных снарядов железнодорожной артиллерии, предпочитали помалкивать: и у нас, и у немцев объективный рассказ квалифицировался как паникерство.

Рельсовая артиллерия

Впервые железнодорожные артиллерийские установки (ЖДАУ) показали себя на Западном фронте в 1915—1918 годах. Их массированно использовали французская, английская и германская армии. В России первые две 254-миллиметровые ЖДАУ были изготовлены в 1917 году. В ходе Гражданской войны и белые, и красные интенсивно применяли ЖДАУ средней мощности, используя корабельные пушки калибра 120−203 мм.

Проектирование первых ЖДАУ было развернуто в СССР в 1927 году под руководством А.Г. Дукельского на Ленинградском механическом заводе. Всего было разработано три типа установок — ТМ-1−14, ТМ-2−12 и ТМ-3−12. Индексы расшифровывались так: ТМ — транспортер морской; 1, 2, 3 — номер типа установки; 14 и 12 — калибр установки в дюймах (356 и 305 мм соответственно).

Возникает вопрос — почему железнодорожный транспортер морской? Дело в том, что в середине 20-х годов советское руководство после ряда колебаний решило передать все ЖДАУ из Красной Армии во флот. Подчинение флоту было обусловлено панической боязнью советского руководства в 1925—1939 годах увидеть линкоры британского «Гранд флита» у своих берегов. Ошибочность решения стала очевидна в Великую Отечественную войну: ни одна тяжелая ЖДАУ ни разу не стреляла по морским целям, а вела огонь только по сухопутным объектам.

Стволы — английские, платформы — российские

Все три установки были устроены почти одинаково. Изготовление стволов калибра 305 мм и выше было прекращено отечественной промышленностью в 1917 году и возобновлено только в конце 30х годов. Поэтому для 356-миллиметровых установок использовали стволы, изготовленные в Англии для крейсеров типа «Измаил» в 1915—1917 годах. Для ТМ-2−12 применялись стволы 305/40 (также изготовленные в Англии в качестве запасных для броненосцев типа «Андрей Первозванный»). Установки ТМ-3−12 получили орудия 305/52, поднятые, в буквальном смысле, со дна моря — точнее, с затопленного в Севастополе линкора «Императрица Мария».

Одной из наиболее серьезных проблем для ЖДАУ было горизонтальное наведение. Для орудия среднего калибра (до 203 мм) вопрос решался просто — система вращалась на 3600 на центральном штыре, опираясь на шаровой погон нижней части лафета. Для орудий большего калибра такая система уже не годилась, а угол поворота отечественных и зарубежных орудий крупного калибра не превышал 1−30 от оси рельсовой колеи. Поэтому, чтобы обеспечить больший угол горизонтального наведения, строили специальные закругленные железнодорожные полосы (усы), передвигаясь по которым транспортер имел угол обстрела.

Перед стрельбой с установки разводились в стороны опорные ноги, которые упирались с помощью специальных «подушек» в грунт.

Стрельба с усов могла вполне удовлетворительно вестись по наземным целям, но стрельба по линкору или крейсеру, двигающемуся со скоростью 30 узлов на расстоянии 20 км вдоль берега, была нерезультативной, поскольку корабль быстро выходил из сектора стрельбы. Поэтому ЖДАУ могли стрелять не только с рельс, но и с бетонных оснований, которые предназначались исключительно для стрельбы по морским целям. Для этого в ключевых точках Балтийского и Тихоокеанского побережья были построены специальные огневые позиции.

Основание представляло собой бетонный массив размерами 16 х 16 х 3 м на железном каркасе (закладные части). Транспортер по рельсам, вмурованным в бетон, заезжал на основание. Затем от транспортера опускался опорный цилиндр, который крепился болтами к бетонному основанию. Потом из-под транспортера выкатывались тележки, и он опирался только на возимое основание (тот самый опорный цилиндр) и два задних катка. Таким образом, установка получала возможность вести круговой обстрел.

Транспортеры в походном положении без проблем могли передвигаться по большей части железных дорог СССР. Перегон целых батарей по периметру Николаев — Ленинград — Дальний Восток был обычным делом. Проектная скорость передвижения установок была 45 км/ч, однако на испытаниях скорость ТМ-1−14 достигла 60 км/ч. Естественно, здесь речь идет о паровозной тяге, но у ТМ-2−12 и ТМ-3−12 имелись небольшие двигатели для передвижения «самоходом» со скоростью 22,5 км/ч.

Батарея

Батареи ТМ имели трехорудийный состав и по структуре мало отличались друг от друга. Для примера рассмотрим батарею ТМ-1−14. В нее входило 3 орудийных транспортера, 3 вагона — снарядные погреба, 3 — зарядные погреба, 3 вагона силовых станций, 3 вагона компрессорной станции, один — батарейный пост. Весь подвижный состав батареи перевозился одним-двумя паровозами типа «Э».

По штату мирного времени в батарее числился 331 человек. Из них непосредственно орудийный транспортер и вагоны-погреба обслуживало 50 человек. Боекомплект 356, 305-миллиметровых железнодорожных установок состоял на 75% из фугасных и на 25% из бронебойных снарядов. При этом у ТМ-1−14 было 100 снарядов на ствол, а у 305-миллиметровых установок — по 200.

В 1934 году на заводе «Большевик» 356-миллиметровый ствол рассверлили до калибра 368 мм, в результате чего было создано сверхдальнобойное орудие. Оно должно было стрелять подкалиберным снарядом 368/220 на дальность 120 км. Такими стволами планировали оснастить ЖДАУ ТМ-1−14. Однако из-за войны и по ряду других причин сделать это не удалось.

Бессмертные бойцы

В годы Великой Отечественной войны тяжелые ЖДАУ сыграли огромную роль в обороне Ленинграда. Именно они, вместе с артиллерией кораблей Балтийского флота и стационарными береговыми установками, остановили германские войска.

Тяжелые ЖДАУ в течение всей войны вели контрбатарейную стрельбу по тяжелым германским орудиям, обстреливавшим город, наносили удары по скоплениям войск, штабам и аэродромам в самом глубоком тылу противника.

Любопытно, что за время осады Ленинграда не погибла ни одна установка, что было связано в первую очередь с их мобильностью и маскировкой. Открытие огня тяжелыми ЖДАУ обычно маскировалось подрывом имитационных пакетов или огнем орудий среднего калибра (100−152 мм), выполнявших задачи одновременно с транспортерами. Ложная позиция всегда выбиралась на 700−900 м впереди действительной. Первые залпы давались с ложной позиции, а когда враг открывал по ней огонь, транспортер начинал выполнять свои задачи.

Заметим, что в 1941 году противник начинал ответную стрельбу через 20−25 минут после открытия огня нашими транспортерами, но к лету 1942 года время реакции уменьшилось до 7−8 минут. По довоенным инструкциям на свертывание установки уходило 25 минут, но в ходе войны наши артиллеристы сумели сократить время до 3 минут — ЖДАУ уходили с позиции с растопыренными (неубранными) ногами. Последние выстрелы ЖДАУ совершили в январе 1944 года, обрушив на германские позиции шквал огня, открывая путь войскам, деблокировавшим город.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№4, Апрель 2003).