Фильм «Матрица: Перезагрузка», вторая часть трилогии братьев Энди и Ларри Вачовски, вышел на российские экраны. Первая история о том, что мир — всего лишь компьютерная симуляция, созданная злобными машинами, чтобы питаться энергией людей, вышла в 1999 году и собрала 1 млн в Америке и 9 млн в мире. Теперь, когда неустрашимый хакер Нео, прекрасная Тринити и суровый Морфеус готовятся к новой схватке с Матрицей, самое время вспомнить, с чего все начиналось.

Общий план — фотокамеры на штативах регулируемой высоты
Исходный кадр — Кину висит на тросах на зеленом фоне
Вместо зеленого фона — координатные сети, векторные объекты и «подложка» (задний план)

«Матрица» произвела сенсацию спецэффектами и драками, подобных которым в американском кино тогда еще не было. Постановщиком сражений стал хореограф Йен Ву Пинг, выписанный из Гонконга в Австралию, где проходили съемки.

По его настоянию всем актерам пришлось пройти курс тренировок, длившийся около пяти месяцев, чтобы свести к минимуму использование дублеров. Прежде всего пришлось учиться обращаться с тросами и сохранять равновесие, часами болтаясь в подвешенном состоянии. Именно на использовании тросов основан фирменный стиль Ву Пинга, под руководством которого актеры словно отрицают все законы физики — бегают по стенам и взлетают под потолок. «Это просто и безопасно, а движения получаются изящными и сюрреалистическими — то, что надо», — радовался продюсер «Матрицы» Джоэль Сильвер. Ву Пинг создал для каждого из героев свой стиль драки, основываясь на их физических качествах. Так, стиль Кэрри-Энн Мосс определялся как «сила и женственность», а главного злодея, агента Смита, хореограф сравнивал с роботом — такой же мощный, точный и бесстрастный.

Bullet time

Чтобы схватки «хороших» и «плохих» выглядели максимально эффектно, создатели картины прибегли к технологии bullet time. Джон Гаэта, отвечавший за спецэффекты в «Матрице», получил за нее «Оскара». Суть этой технологии состоит в имитации движения камеры вокруг сцены, когда изображение проносится перед глазами зрителя очень быстро или очень медленно, не теряя при этом отчетливости и позволяя рассмотреть действие во всех подробностях. Кинокамеры, движущейся таким образом, на самом деле не существует, а эффект достигается при помощи фотокамер.

Для начала траектория движения и скорость несуществующей кинокамеры отрабатывались на компьютерных моделях. Камера могла по желанию режиссеров взлетать или опускаться, описывать круги или восьмерки. Согласно выбранной траектории вокруг съемочной площадки расставляется 120 фотокамер Canon EOS-A2. При этом съемки происходят на фоне «зеленого экрана», позволяющего позже совместить боевые схватки с выбранным местом действия. По команде «Мотор!» актеров приподнимают на тросиках, они принимают угрожающие позы, и в этот момент все 120 фотокамер делают снимки — один, другой, третий… Количество кадров, снятых за секунду одной камерой, зависело от выбранной для этого эпизода скорости и варьировалось от 24 до 1000 кадров в секунду. Таким образом фиксировался каждый элемент движения, как в любимых братьями Вачовски японских аниме. Дальнейшее — дело техники. При помощи программ, созданных в компании Manex, получившаяся цепочка кадров обрабатывается на компьютере, и на выходе получается иллюзия последовательного, без сбоев, движения.

Не первые

Людей, которые не без оснований претендуют на пальму первенства в изобретении этого приема, предостаточно. Так, французский режиссер Мишель Гондри использовал его в клипах для Бьорк и Rolling Stones. В конце 90х bullet time уже вовсю применяли в телевизионной рекламе, что дало критикам основание называть «Матрицу» «рекламным роликом стоимостью в $60 млн». Британский фотограф Тим Макмиллан утверждает, что изобрел подобную технологию еще в начале 80-х, пытаясь создать фотоаналог для кубизма — стиля, который позволяет видеть предмет одновременно с разных сторон. А историки кино вспоминают опыты Эдуарда Майбриджа, проведенные в 70-е годы XIX века. Он установил несколько десятков темных кабин с фотокамерами вдоль беговой дорожки, по которой пускали лошадей.

Через дорожку к затворам аппаратов были протянуты тонкие шнуры, которые бегущие лошади разрывали и автоматически фотографировались.

Тем не менее именно «Матрица» сделала эту технологию модной. Уже через пару лет ее повторили как минимум в 20 других фильмах — в том числе, в «Шреке» и «Ангелах Чарли». А командование американской армии заявило о своем желании использовать bullet time для создания обучающих компьютерных программ.

Натурализм

Удивительно, но при таком обилии компьютерных эффектов в фильме был один самый настоящий взрыв. Декорации офисного небоскреба, которому предстояло пострадать, были построены в сельской местности, в 50 км от Сиднея. На несколько часов район вокруг места съемок был эвакуирован. В качестве компенсации недовольным местным жителям был предложен обед в ресторане. Вывезти пришлось 15 семей, несколько скаковых лошадей из их конюшен, а также кошек и собак, за которыми пришлось присылать машины отдельно: избалованные домашние любимцы отказывались ехать в одном транспортном средстве. Взрыв сняли с одного-единственного дубля. При этом разлеталось настоящее стекло, потому что только оно бьется «реалистично».

Вторая и третья части «Матрицы» (третья, под названием «Матрица: Революция», выйдет в ноябре) обещают еще больше сюрпризов. По официальным данным, они обошлись в $300 млн; по неофициальным — намного больше. Кину Ривз совершил даже жест доброй воли и отказался от части причитающихся ему гонораров и процентов с проката в пользу костюмеров и команды создателей спецэффектов.

Если в первом фильме было 412 кадров со спецэффектами, то в «Перезагрузке» и «Революции» их будет около 2,5 тыс. Кину Ривз сообщает, что Нео, который раньше сражался в основном один на один, теперь придется выступать одному против пятерых. На экране появится подземный город свободных людей Сион, а также гигантский мегаполис, населенный немыми машинами. Только от bullet time было решено отказаться. Джон Гаэта говорит, что с выходом второго и третьего фильмов эта технология покажется «древней историей». «На создание новых спецэффектов потребовалось столько времени и денег, что никто не сможет их повторить», — обещает Джоэль Сильвер.

Погоня

Уже сейчас известно, что кульминацией второй «Матрицы» станет погоня. Торопясь к ближайшей телефонной будке, с помощью которой осуществляется переход из Матрицы в реальный мир, Тринити и Морфеус оказываются на шоссе, где их преследуют агенты. В почти 20минутном эпизоде есть кун-фу на заднем сиденье кадиллака и на крыше 18колесного грузовика, погоня на мотоциклах по встречной полосе сплошного движения и множество разбитых машин. Для съемок этой сцены на старой военной базе в Калифорнии был построен настоящий отрезок шоссе — со всеми разметками и дорожными знаками. Что же касается «Революции», то она, по слухам, с начала до конца будет посвящена сражению людей и машин и действие ее происходит в основном в реальном мире, а не в Матрице. Решающее сражение, длящееся 17 минут, обошлось в 2/3 бюджета картины.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№6, Июнь 2003).