Дело было в Бельгии. В бельгийской глубинке, которая просыпается от своего полусонного существования лишь раз в году — когда здесь проходит гонка Формулы1. Впрочем, пробуждение это относительное — и невзирая ни на какой чемпионат мира, в трех маленьких городках вокруг автодрома все учреждения (в том числе и немногочисленные банки) в субботу и воскресенье не работают. Группа российских журналистов, включая автора этих строк, остановилась в недешевой частной гостинице. Ее хозяин обмена валюты не производил и за гостеприимство хотел получить бельгийские франки (евро тогда еще не было). Мы же из Москвы привезли, естественно, доллары.

Защитные признаки на модифицированной банкноте 1000 рублей 1. Микроперфорация 2. Оптически переменная краска 3. Скрытый муаровый узор

И вот вечером в пятницу найден единственный открытый банк. Его скучающий в одиночестве работник выразил готовность поменять наши деньги на местные. Однако эта решимость мгновенно растаяла, когда он узнал, что на всю компанию нам надо обменять аж две тысячи долларов. Растерявшийся служащий что-то бормотал про большую ответственность и гуляющие по Европе фальшивки, созванивался с руководством банка, подозрительно разглядывал зеленые банкноты, изучал наши паспорта и даже на всякий случай отксерил их — но менять деньги в итоге отказался.

В соседнем городке банк находился на улице, ведущей прямо к входу на автодром. Болельщики на Формулу1 приезжают из разных стран — поэтому там есть специалист, способный отличить настоящие иностранные дензнаки от фальшивых! В том числе и доллары.

Специалист был уверен в себе и своих возможностях. Порывшись в ящике стола, он извлек лист бумаги с ксерокопированным изображением двух стодолларовых купюр — старой, с маленьким портретом президента Франклина, и только что появившейся новой, с большим портретом. Сравнив наши деньги с изображением, удовлетворенно кивнул головой. Вот так специалист, вот так проверка! Но это было еще не все. Взяв из нашей коллективной пачки первый дензнак, он принялся усердно тереть им по бумаге! На белом листе остался отчетливый след краски. Неужели…

Операция повторилась еще девятнадцать раз — и каждый раз доллары красились. Они были настоящими…

Потрогай президента за воротник!

Среди многочисленных защитных признаков, которыми снабжаются купюры разных стран, можно выделить три основных вида. Признаки самого серьезного уровня защиты вообще не афишируются. И правильно — ведь если о них узнаем мы с вами, то наверняка узнают и фальшивомонетчики. Чтобы распознать скрытые экспертные признаки, нужна серьезная (и к тому же засекреченная) аппаратура. Признаки следующего уровня, машиночитаемые, тоже требуют для выявления специальной техники, но попроще. К примеру, это может быть ультрафиолетовый детектор, под воздействием которого на купюре проявляется скрытое флюоресцирующее изображение. Такие детекторы в последнее время получили широкое распространение и установлены в кассах супермаркетов, обменных пунктах, кассах метро и так далее.

Понятно, однако, что человек, не страдающий специфической фобией, вряд ли станет всегда таскать с собой портативный детектор подлинности. Для нас, пользующихся деньгами, что называется, в личных надобностях, и предназначен последний уровень защиты — те признаки, которые можно без специальной аппаратуры увидеть или нащупать. Например, водяные знаки, рельефное изображение и так далее.

И в этом смысле мы, простые граждане, оказываемся куда менее защищенными от подделок, чем разного рода учреждения, имеющие контрольную аппаратуру. Провинциальный бельгийский банк, в котором мои доллары проверяли на способность краситься некоторыми местами своей поверхности, — случай, конечно, особый. В России народным способом установления подлинности доллара (наряду с разглядыванием на просвет) всегда была проверка рельефности воротничка президента и плеча его костюма. Поскребешь ногтем соответствующее место, выступающие слои краски издают характерный приятный скрип — значит, не обманули! Сейчас наличный доллар выступает в России скорее как средство накопления или платежное средство в крупных сделках (где деньги, как правило, проверяют на детекторе). В наших бумажниках чаще всего российские деньги на каждый день. На рублях тоже есть рельефные участки — надпись БИЛЕТ БАНКА РОССИИ и специальные метки для слепых и слабовидящих людей, обозначающие номинал купюры. Их тоже можно потрогать, но… Таким способом, увы, можно выявить только самые примитивные подделки, изготовленные с помощью ксерокса.

Сценарий встречи с более качественной фальшивкой, как правило, одинаков. Ничего не подозревающий покупатель получает сдачу в какой-нибудь не очень крупной торговой точке. Купюры выглядят вроде бы вполне нормально. Но попытка расплатиться ими там, где у кассира есть детектор подлинности, выявляет фальшивку. При этом у купюры может быть правдоподобная фактура, подобие рельефа, водяного знака и защитной полосы — а то, что она в ультрафиолетовых лучах не светится, проверить было невозможно.

Таким образом, банк, магазин, касса с помощью техники себя защитят — а кто защитит нас? Только изготовитель денег, потрудившийся снабдить их большим количеством защитных признаков, наличие которых проверяется без специальной аппаратуры.

Как нас обманывают

Причем следует учитывать социальный фактор — сложившиеся нормы (если хотите, социальный этикет) общения с деньгами. Представьте, как посмотрят в магазине на человека, который, получив сдачу, примется изучать ее с помощью лупы! Раз общество оценивает подобное поведение как не совсем нормальное, много ли проку в таком признаке защиты наших купюр, как микротекст? А раз признак подлинности не проверяют — значит, и подделывать его смысла нет, жизнь у фальшивомонетчиков облегчается. Почти невозможно подделать оптически переменную блестящую краску, которой напечатана на наших дензнаках достоинством 500 и 1000 рублей эмблема Банка России. Но спросите себя, часто ли вы тщательно разглядываете купюры под разным углом, пытаясь разглядеть изменение цвета? На фальшивках краска просто блестит — и этого оказывается достаточно.

Специализированный журнал «Водяной знак» опубликовал статистический анализ признаков защиты, имитируемых на фальшивых купюрах. Так вот, подделки крупного номинала примерно в 95% случаев имеют имитацию водяного знака и цветных защитных волокон — то есть тех признаков, которые легко разглядеть. Текст на защитной нити (который мы видим на просвет) имитируется на 87,1% фальшивых пятисотрублевок и 76,6% тысячерублевок. Причем прозрачная полимерная основа нити имитируется куда реже. И это понятно — даже на настоящей купюре ее сложно разглядеть, поэтому при повседневном общении с деньгами на нее особо и не обращают внимания. Получается, что, осмотрев на просвет фальшивку, мы увидим водяной знак и текст на защитной ленте (может быть, отсутствующей) — и удовлетворимся. А проблема стоит остро — по данным ГУБЭП Службы криминальной милиции, случаев обнаружения фальшивых денег в 2003 году зафиксировано вдвое больше, чем в 2002 м. Причем качество фальшивок постоянно возрастает! Стало быть, защита рубля нуждается в усилении.

С долларами, кстати, то же самое — отчетливо видимых защитных признаков им явно недостает. Да, номинал купюры напечатан меняющей свой цвет краской, есть водяной знак и видимая на просвет нить… И все!

А вот у евро изначально предусмотрено большое количество мгновенно различаемых признаков, таких как голограмма и ныряющая металлическая нить.

Лицом к простому народу

Модифицированные рубли пошли по европейскому пути — но пошли дальше, чем евровалюта. Наши новые купюры крупных номиналов будут иметь защиту, которой у евро нет — лазерную микроперфорацию. Это тот самый способ защиты, который дал повышенную антикриминальную стойкость швейцарскому франку. Теперь любой из нас может, осмотрев купюру на просвет, увидеть множество маленьких дырочек, складывающихся в цифры номинала. На другой стороне изображение будет, естественно, зеркальным, а на ощупь отверстия восприниматься вообще не должны. Боссам теневой финансовой печати не поздоровится — микроперфорация делается на очень дорогом оборудовании. Поэтому она есть только на крупных банкнотах.

Зато два других «народных» нововведения, предназначенных для не обремененных контрольной аппаратурой граждан, будут на купюрах всех номиналов, вплоть до 10-рублевых.

Одно из них — ныряющая металлизированная нить, пронизывающая банкноту в вертикальном направлении. Фальшивомонетчики, в принципе, могут попытаться ее подделать, вводя в бумагу что-то типа прессованной фольги. Однако им вряд ли удастся без специального оборудования совместить выходящие на поверхность участки с теми, что видны только на просвет.

Другое усовершенствование — MVCэффект, или, проще говоря, скрытый муаровый узор. Определенный участок купюры выглядит (и воспроизводится при копировании) как серый. Но если посмотреть на него под острым углом с длинной стороны купюры, то мы увидим чередующиеся цветные полосы.

Принципиально важным считается то, что при появлении новых защитных признаков общий характер изображений на купюрах не меняется, а старые деньги будут в обращении наравне с новыми. В таком случае, не станут ли фальшивомонетчики подделывать банкноты старого образца, которые по‑прежнему в ходу? Через некоторое время большая часть денег старого образца в силу естественного износа будет изъята из обращения. А случайно затесавшийся в нашу сдачу дензнак прежней модификации вызовет повышенное внимание именно в силу своей относительной редкости.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№7, Июль 2004).