Турецкий композитный лук, который мы начали делать четыре месяца назад, наконец дозрел до своего первого испытания

В сентябрьском номере журнала читатели с удивлением не обнаружили долгожданного продолжения истории турецкого лука, который изготовил специально для нас мастер Мариан «Марио» Калдарару. У нас есть серьезное оправдание. Самый главный материал, необходимый для изготовления боевого композитного лука, — это время. От проявленного терпения на самых разных этапах производства и сушки оружия зависит, насколько прочным, мощным, точным и долговечным получится лук. Средневековые мастера могли посвятить изготовлению лука больше года. Чтобы не томить читателей ожиданием, нам удалось уложить весь процесс, от подбора материалов до первого выстрела, в четыре месяца. Однако, отправляя номер в типографию, мы поняли, что большую жирную точку в истории нашего лука не сможет поставить даже этот материал. Уже после испытаний наше детище с каждым днем продолжало набирать силу, постепенно превращаясь в мифический лук Одиссея, который мог натянуть лишь настоящий силач.

Кожаный плащ

Что же произошло с нашим луком за все это время? Напомним, что оружие было собрано из семи частей: рукояти, пары плеч, пары «ушей» и пары отдельных зацепов для тетивы. Такая дробность конструкции объясняется очень просто: мастера экономили дерево. Кроме того, места склейки оказываются намного жестче и прочнее, чем цельные участки дерева. «Хоккейные клюшки тоже когда-то делали из цельной древесины, и они разлетались после нескольких ударов, — говорит Марио, — фанерные клюшки оказались намного прочнее». Склейка позволяет программировать определенные части изделия на сгибание. К примеру, в нашем луке работают широкие плечи, а относительно тонкие «уши» не сгибаются и не рискуют сломаться.

Места склейки стягивают веревками. После схватывания клея веревки снимают и соединения бандажируют — обматывают сухожилиями, пропитанными клеем. Дальнейшая работа с луком требует высыхания клея, на которое уходит как минимум две недели. В первую очередь высыхает верхний слой клея, с которого легче испаряется влага. Для просыхания предыдущего слоя требуется более значительное время. На определенном этапе верхний слой перестает выпускать внутреннюю влагу наружу, поддерживая оптимальный уровень эластичности волокон. В этой способности к саморегулированию кроется важное преимущество сухожильного клея.

Высохший лук обклеивается пергаментом — тонкой телячьей кожей. Пергамент защищает сухожилия от проникновения влаги из окружающей среды. Без его защиты лук мог бы расклеиться, попав под дождь, и реагировал бы на колебания влажности значительными изменениями силы натяжения. Не менее важная функция пергамента — удерживать необходимую влагу внутри, не давая оружию пересохнуть. Определенный уровень влаги необходим и жилам, и дереву, чтобы поддерживать гибкость. Пересохший лук может легко сломаться.

Пергамент должен защищать все сухожилия, поэтому им оклеивают весь лук, кроме рога, с большим количеством клея. Оружие плотно обматывают вспомогательным материалом — в нашем случае резиновой лентой. Лента не только удерживает покрытие на месте, но и сохраняет влагу, позволяя клею не спеша впитаться в пергамент. Когда ленту снимают, влажный пергамент еще сохраняет подвижность относительно дерева. Его можно расправить и оставить на окончательную просушку.

Старческий горб

Сухожилия, наклеенные на спину композитного лука, заставляют его сильно выгибаться в обратную сторону, стягивая буквально в кольцо. Такому луку необходимо придать форму, близкую к той, в которой ему предстоит работать. Сначала оружие нагревают над углями. Его волокна и клей размягчаются, содержащиеся в дереве и жилах воздух и влага расширяются, увеличивают внутренние полости, делая плечи более гибкими. Размягченный лук плотно притягивают веревками к деревянным формовочным дугам. В таком состоянии он остывает, его составные части (дерево, жилы, рог, клей) занимают оптимальное положение относительно друг друга, формируется правильная рабочая форма плеч.

Распространено заблуждение, что турецкий лук со снятой тетивой должен сильно выгибаться в обратную сторону. Оно связано с тем, что луки, которые можно увидеть в музеях, коллекциях или сувенирных магазинах, действительно сворачиваются в кольцо. Дело в том, что старые луки принимают такую форму из-за того, что из них не стреляют годами. Даже правильно отформованный лук, из которого не стреляли несколько лет, свернется, повинуясь стягивающим его сухожилиям. Перед стрельбой такому оружию потребуется реставрация. Полное разгибание свернувшегося лука предполагает настолько значительную амплитуду деформации, при которой его компоненты не могут сохранить оптимальное положение относительно друг друга. Кстати, с помощью нагревания можно сделать лук мягче, если он получился слишком сильным. Опытному мастеру такая хитрость не требуется: он всегда знает, как правильно подобрать материалы и геометрию лука, чтобы изготовить оружие с заранее заданным усилием. По задумке Марио, наш лук после полного высыхания должен развивать усилие в 35−37 кг.

Живое дыхание

За формированием рабочей формы плеч лука следует длительный технологический этап, который можно условно назвать обкаткой. Каждый день лук необходимо растягивать. Следует начинать с минимальной амплитуды, и затем день за днем увеличивать усилия. Растягивать лук можно на специальном станке. Он представляет собой рейку с зацепами для тетивы, которая упирается в рукоять лука. Опытный мастер может предпочесть растягивать лук руками, полагаясь на собственное тонкое чувство материала. В процессе растяжки составные элементы лука, в каждом из которых заложена определенная доля гибкости (жилы, дерево, рог, клей), постепенно притираются друг к другу, занимают удобное взаимное положение. В первые дни следует избегать больших усилий: лук все еще не высох до конца, поэтому может сломаться. Однако именно начальный этап растяжки самый эффективный — пока волокна лука сохраняют влагу и гибкость, они достаточно подвижны, чтобы наилучшим образом отрегулировать свое взаимное расположение.

В период сушки для лука нежелательны как резкие перепады усилий, так и резкие колебания влажности. Чтобы сократить срок изготовления лука, мы дали сухожилиям высохнуть, прежде чем оборачивать лук пергаментом. Можно было поступить иначе: заключить в пергамент еще влажный лук, чтобы влага выходила из него предельно медленно. В таком случае для сушки оружия потребовался бы год — у волокон была бы масса времени, чтобы притереться друг к другу и найти общий язык.

С каждым днем лук отдает все больше влаги, становится прочнее, сильнее, выдерживает бóльшие усилия. Марио сравнивает лук со спортсменом, который разминается, делает растяжки, разогревает мышцы перед выступлением. Оружие — это живой организм, который устает и отдыхает, реагирует на погоду и климат.

К примеру, зимой лук сохнет быстрее, чем летом: центральное отопление сушит воздух в помещении. По той же причине зимой лук становится сильнее. Климат Турции предполагает в среднем высокую влажность, поэтому в турецких луках применяется сухожильный клей: в таких условиях он лучше других (например, осетрового) поддерживает оптимальный уровень собственной влажности и эластичности.

Проверка боем

В средневековых трактатах об искусстве изготовления лука можно встретить упоминание живота, спины, шеи лука. К оружию относились как к живому человеку, а не бездушному предмету. Переняв у древних этот подход, можем сказать, что наш лук попал на войну в лучшем случае в ранней юности: с момента сборки до первых испытаний прошло всего две недели.

В качестве испытателя мы пригласили чемпиона России по стрельбе из блочного лука Эдуарда Харчевникова. Эдуард сразу предупредил нас, что техника стрельбы из боевого турецкого лука значительно отличается от привычной ему спортивной. Верхнее плечо боевого лука при стрельбе нужно наклонять влево, а не вправо, при этом стрелу кладут прямо на палец справа от плеча (полочку спортивного лука, как блочного, так и традиционного, устанавливают слева от плеча). Тетиву турецкого лука натягивают не указательным и средним пальцами, как делали английские лучники, а большим. На большой палец лучник надевает специальное кольцо, в которое упирается тетива, не раня палец. Кстати, если английским лучникам враги отрубали указательный и средний пальцы, чтобы они не могли стрелять (отсюда и пошел знаменитый жест Victory — пальцы, мол, еще целы), турецких воинов приходилось лишать большого пальца. Натягивать турецкий лук нужно сильно, до скулы — небольшую рабочую длину (75 см) должна компенсировать большая амплитуда.

Однако, несмотря на различия в технике, рука Эдуарда тверда, а глаз остр. К тому же мы не хотели делать нашему луку поблажки: это настоящее боевое оружие, и оно достойно сравнения с лучшими современными снарядами, в том числе и композитными блочниками.

Эдуард с опаской натягивает лук — оружие угрожающе трещит. «Для двухнедельного лука это нормально», — успокаивает его Марио. После нескольких попыток Эдуард решается натянуть лук на полную амплитуду, и стрела мгновенно входит в мишень на 10 см. Скорость вылета стрелы составила 160 футов в секунду (48 м/с или 173 км/ч). На лице спортсмена появляется удовлетворенная улыбка: стрела уходит ровно и предсказуемо попадает в цель. Мы произвели замер развиваемого луком усилия. Прибор показал 54 фунта (24,5 кг). Показанный результат близок к максимальному усилию, официально разрешенному российским законодательством, — 27 кг. Для справки: в тесте «Популярной механики» (ноябрь 2007 года) две стрелы с охотничьим наконечником, выпущенные из 27-килограммового лука с расстояния в 50 м, насквозь пронзили большой свиной окорок, а третья застряла в берцовой кости, расколов ее пополам. Напомним, что при полном высыхании усилие нашего лука должно составить порядка 35 кг. Мы подыскали нашему луку молодого конкурента — традиционный (не блочный) лук Bear Archery Kodiak Cub с усилием 50 фунтов, плечи которого склеены из бука, тиса и ясеня и покрыты углеволокном. Более удобный современный коллега выступил сильнее: стрела вылетела со скоростью 165 футов в секунду (50 м/с, 181 км/ч) и вонзилась в мишень на глубину 15 см. Ну а чемпионский блочный лук Эдуарда без труда вогнал стрелу в мишень на 25 см. «Что-то слабоват он стал», — прокомментировал спортсмен.

Молодой воин

Можно с уверенностью сказать, что эксперимент удался. Лук, построенный Марио, даже в слегка недосушенном состоянии развивает внушительное усилие и точно отправляет стрелу в цель. Именно с таким оружием средневековые воины сражались за новые земли, защищали себя и близких. Несмотря на проигрыш современным аналогам в абсолютном зачете, лук, построенный по старинной технологии, показал сопоставимые с ними результаты. А это значит, что, хотя за несколько веков прогресс шагнул далеко вперед в плане удобства пользования луками, боевые характеристики средневекового оружия были на высоте.

Уже через несколько дней после испытаний мы вновь попытались натянуть лук. На этот раз нам, непрофессионалам, это далось гораздо труднее. Наш лук продолжает взрослеть и набирать силу с каждым днем. Есть все основания полагать, что к зиме он превратится в тот самый лук Одиссея.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№10, Октябрь 2008).