Самая легендарная студия звукозаписи — лондонская Abbey Road — под завязку забита продукцией легендарного производителя акустики — английской компании Bowers & Wilkins, более известной как B&W. Ну, а самая легендарная акустика B&W — легендарные улитки Nautilus.

B&W Nautilus Такую «улитку» чаще можно встретить в музеях современного искусства, чем в шоу-румах продавцов акустических систем
Гармония формы «Наутилус» будет смотреться современно и через сто лет
В этом цехе отливают корпуса из марлана, полируют и красят

За всю историю компании, которая насчитывает более 30 лет, их было изготовлено около 400 пар. Около ста из них нашли своих хозяев в России. Несмотря на почтенный возраст «улиток» Bowers & Wilkins не прекращает их выпуск — по мнению многих ценителей звука, эта акустика не имеет себе равных ни по звучанию, ни по внешнему виду. Цена легенды в России — $42 000.

История

Одна из самых сложных задач высококлассных акустических систем — гашение звуковых волн, распространяющихся с тыловой стороны акустической головки. Для этого динамик упрятывают в корпус, внутри которого строят настоящий глушитель почти по тем же принципам, что и оружейные приборы бесшумной стрельбы — выстилая внутренности звукопоглощающими материалами и устраивая лабиринты из перегородок. Корпуса дорогой акустики стараются делать как можно более жесткими и массивными, чтобы они не резонировали, издавая паразитные звуки. Поэтому идеальной акустической системой является динамик, встроенный в бесконечную стену.

Ведущий инженер-акустик B&W Лоуренс Дики экспериментировал

с различными формами корпусов, помещая динамики в различные криволинейные объемы, и случайно наткнулся на следующий эффект. Динамик, помещенный в цилиндрическую трубу, вел себя практически как та самая идеальная бесконечная стена. Вплоть до того, что для получения идеальной системы — бесконечной плоской стенки, требовалась и бесконечная труба.

Дальнейшие эксперименты показали, что экспоненциально сужающаяся труба-волновод ведет себя почти как бесконечная труба. Вот он — идеальный корпус для акустики! Кроме одного «но» — для идеального гашения звука каждой длине волны соответствует сужающаяся труба определенной длины. И если для высоких и средних частот ее длина более-менее приемлема, то для низких она составляет уже несколько метров. В конце концов, после множества экспериментов, решено было закручивать низкочастотную трубу в спираль наподобие раковины моллюска-наутилуса. Причем выяснилось, что и радиус спирали должен быть не произвольного, а строго определенного размера.

Для будущей идеальной акустической системы была выбрана необычная схема с четырьмя динамиками: 300 мм, 100 мм, 50 мм и 25 мм, смонтированными в одной плоскости. Прецизионный четырехполосный активный кроссовер (устройство, разделяющее входной сигнал по частотам) решили разместить в массивном основании конструкции.

В исследовательском центре B&W до сих пор лежат первые прототипы «улиток». Признаемся честно — довольно уродливые. Однако в конце концов из-под рук акустиков и инженеров вышла удивительно гармоничная конструкция, которая даже спустя десятилетия поражает своей красотой и благородством формы.

Как их делают

«Популярной механике» удалось понаблюдать за процессом рождения этих «улиток». Корпус «Наутилуса» отливается из марлана (marlan) — синтетической смолы с минеральным наполнителем. После застывания получается заготовка из гранитно-твердого, но в то же время хорошо обрабатывающегося материала. Отдельно нужно сказать о форме для отливки — сначала ее изготавливает высокоточный станок, затем она долго шлифуется вручную.

Корпуса после отливки тоже дорабатывают вручную. Их шлифуют до тех пор, пока мастер не решит, что поверхность идеальна. Его никто никуда не гонит — создается не просто корпус, а произведение искусства. После завершения шлифовки идеально гладкие корпуса поступают в окраску. Эту операцию выполняет уже более десяти лет один-единственный мастер. Он тоже работает не спеша, покрывая корпус идеально однородным слоем двухкомпонентной акриловой краски. После этого корпуса уходят в сушку, затем снова на покраску — теперь уже наносят лак. Кстати, мастера утверждают, что по похожей технологии красили Роллс-Ройсы, пока марку не продали немцам.

После нанесения нескольких слоев лака корпуса поступают на полировку. Надо ли говорить, что и эта операция производится вручную? Полировка — процесс очень трудоемкий и занимает не менее одного рабочего дня. Я наблюдал лишь финальную стадию, когда мастер внимательно рассматривал корпус «улитки» под разными углами, а, заметив какой-то мельчайший, только ему видимый дефект полировки, тут же ринулся натирать и так блестящий, как роскошный лимузин, «Наутилус» полировальной тряпочкой.

Далее следует сборочный участок. Никаких конвейеров — по ним плывет рядовая Hi-End акустика. Мастер тщательно выстилает внутренность звукопоглощающим материалом, напоминающим минеральную вату, и через специальные силиконовые виброгасители закрепляет акустические головки. Наконец наступает момент, когда колонки тестируются и упаковываются в гигантские деревянные ящики, где покоятся на анатомических пенопластовых ложах, идеально отформованных под них. На коробки наносится почтовый адрес, и они уплывают попарно к своим хозяевам. Те, которые я только что видел, — в Россию.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№5, Май 2005).