Экранизировать «Железного человека» был приглашен режиссер Джон Фавро. «Я не поклонник компьютерной графики», — сразу же заявил он журналистам. Джон Нельсон, руководивший созданием эффектов в картине, получил от Фавро следующие указания: эффекты должны соответствовать истории, выглядеть правдоподобными и не мозолить глаза

С мощным оружием в руке После возвращения из плена террористов Тони Старк почти все свое время проводит в мастерской. Там он напряженно работает над созданием бронекостюма и испытывает главное оружие Железного человека — мощные снаряды способны вылетать прямо из его руки
Работа над виртуальным костюмом была нелегкой: зрители должны были верить, что внутри костюма находится настоящий человек, и к тому же доспехи героя должны были соответствовать каноническим пропорциям комиксов. Супергерой обязан быть высокого роста и обладать исключительно широкой грудью и тонкой талией. При всех своих достоинствах Роберт Дауни — мужчина среднего роста и обычного телосложения. Настоящий костюм был подогнан под его размер, а вот цифровой должен был сделать героя выше, стройнее и привлекательнее.
Железный человек начинает свое перевоплощение с версии Mark I, которую он собирает в плену из подручных материалов. Художник Райан Мейнердинг предложил эскиз костюма, состоящего из военного металлолома — деталей, которые кажутся снятыми с оружия или техники. В более комфортных условиях наш герой собирает хромированную экспериментальную модель Mark II, после чего появляется окончательная версия — сверкающий, красный с синим и золотым Mark III, с обтекаемыми линиями, как у гоночной машины

Железный человек, популярный персонаж американских комиксов компании Marvel, появился на свет в 1963 году. Легендарный художник Стэн Ли утверждает, что придумал его на спор: герой этой истории Тони Старк — мультимиллионер, оружейный магнат и плейбой — во всех отношениях противоречил свободолюбивому духу 1960-х. Ли выиграл: по своей популярности Железный человек не уступал другим супергероям Marvel (среди которых Человек-паук, Халк и Люди Икс), и на его имя приходило больше всего писем от поклонниц. За прошедшие десятилетия вышло около 600 комиксов про Железного человека, и появление фильма о его приключениях было только вопросом времени.

Тюрьма по Станиславскому

Превращение миллионера в супергероя начинается в Афганистане, в пещерах, где его держат в плену международные террористы. Пещера глубиной почти в двести метров стала одной из самых больших декораций, построенных для фильма на киностудии Плайя Виста в Лос-Анджелесе. В искусственной пещере было темно и холодно: художник-постановщик картины Дж. Майкл Рива увидел телевизионное интервью с представителем Талибана в Тора Бора и обратил внимание на то, что у людей в кадре шел пар изо рта. Рива убедил режиссера установить на площадке сильные кондиционеры; актеры мерзли, но пар изо рта получился самый натуральный. «Меня за это до сих пор все ненавидят», — признается художник.

Рива также очень интересовался бытом заключенных и подробно расспрашивал актера Роберта Дауни-младшего, исполняющего в фильме заглавную роль. Дауни в конце 1990-х вел достаточно бурный образ жизни и отсидел несколько месяцев в лос-анджелесских тюрьмах. Его воспоминания о том, как заключенные заваривают чай с помощью носков, и о том, как можно сделать нарды из ничего, очень пригодились для фильма.

Железные наряды

Главное, что отличает супергероя из комикса от всего остального человечества, — это его наряд, без которого никакие сверхчеловеческие способности, как правило, не проявляются. Кроме того, высокотехнологичные доспехи, которые талантливый инженер Тони Старк сконструировал самостоятельно, поддерживают в нем жизнь, не давая вражеской пуле дойти до сердца.

По мнению Бена Сноу из студии Industrial Light and Magic (ILM), которая сделала бóльшую часть компьютерных эффектов для фильма, традиционные варианты костюма в фильмах по комиксам — то есть либо обтягивающее трико из латекса, либо сплошная компьютерная графика — для «Железного человека» не работали. Создатели картины пошли другим путем: Роберт Дауни носил настоящий костюм для сцен, в которых его герою не нужно было особенно двигаться; эпизоды, в которых мы видим Железного человека в действии, были в большинстве своем сделаны на компьютере.

Роль весом в 41 кг

Воплощением чертежей в реальность занимался Шэйн Мэхан из студии Стэна Уинстона (Stan Winston Studios). «Мы должны были сделать костюм как можно более легким, чтобы Роберт и заменяющие его каскадеры могли передвигаться и не выглядеть при этом неуклюже», — объясняет он. Тем не менее окончательный вариант костюма Mark I весил больше 40 кг. Надевание костюма с помощью трех человек занимало у Дауни 30−40 минут. «Когда я впервые влез в эту броню, я чуть с ума не сошел, — говорит актер. — У меня нет клаустрофобии, но, проведя в этом наряде пару часов, я совершенно пал духом». Все костюмы были сделаны разборными, чтобы актер мог носить только верхнюю часть: шлем, рукава и нагрудник. Виртуальным костюмом для героя занималась студия ILM.

Саботаж и подкуп

По мере того как продвигалась работа над фильмом, интеграция компьютерной графики и «живых» съемок продвигалась все более успешно. В какой-то момент режиссер указал сотрудникам ILM на «недостаточно правдоподобные» эффекты в одном из эпизодов фильма; выяснилось, что именно этот кадр был снят с актерами на площадке и компьютерной обработке не подвергался. Когда Роберт Дауни понял, что совершенно не обязательно надевать на себя тяжелые доспехи, уговорить его облачиться в броню стало практически невозможно. В итоге студия сделала значительно больше сцен с цифровым костюмом, чем планировалось изначально. Этому поспособствовала и склонность актера к импровизации. Так, сцену, где Тони Старк разглядывает и испытывает свой второй костюм с помощью нескольких нерадивых роботов, Роберт Дауни практически целиком придумал самостоятельно — прямо на съемочной площадке. У Джона Нельсона и его команды ушел почти год на то, чтобы сделать всю «виртуальную» часть этой сцены.

Цифровой двойник для Дауни создавался по технологии iMocap, которую на студии ILM впервые использовали в фильме «Пираты Карибского моря. Сундук мертвеца». Работает iMocap следующим образом: актер надевает обтягивающий костюм, на который нанесены светочувствительные точки-маркеры. Данные с маркеров перегоняются в компьютер, и получается виртуальный каркас, на основе которого и конструируется цифровой двойник. Таким образом, часть съемочного периода Роберт Дауни проходил в красном трико — униформе для iMocap, — иногда надевая поверх него части своих тяжелых доспехов.

Достоинство iMocap в том, что эта технология не требует специально оборудованной студии и позволяет работать на основной съемочной площадке, в окружении других актеров. Для «Железного человека» существующий алгоритм пришлось доработать. Чтобы костюмчик, состоящий из «настоящих» фрагментов и компьютерной графики, «сидел» на актере как влитой, положение героя на экране нужно было особенно тщательно отслеживать. Чтобы показать, как они успешно с этим справились, на ILM приводят в пример эпизод, в котором герой учится летать. Одна из его рукавиц в этот момент — от настоящего костюма, а другая — виртуальная.

Железный торговец

Главным врагом героя в фильме стал Железный торговец (Iron Monger) — гигант ростом 4,5 м. Разница в росте между ним и Железным человеком была слишком велика, чтобы показать их главное сражение вживую; сцена была практически полностью смоделирована на компьютере.

Для некоторых сцен с участием Торговца использовали миниатюрный макет, а для самого главного сражения на студии Стэна Уинстона сделали макет верхней части чудовища — высотой примерно 3 м и весом 360 кг. Управляли чудом техники пятеро операторов. Макет установили на раскачивающейся платформе, чтобы можно было имитировать его походку.

Воздушный бой

После первой героической миссии Железный человек вынужден вступить в воздушный бой с двумя истребителями F-22. В первые же дни работы над фильмом Джон Фавро пригласил команду создателей спецэффектов в просмотровый зал, где показал отрывки из «Лучшего стрелка» (Top Gun) 1986 года с Томом Крузом и из картины трехлетней давности «Стелс» (Stealth). По мнению режиссера, воздушные бои в версии 1986 года выглядят куда более драматичными. «Не нужно позволять камере слишком свободно передвигаться, — говорит Фавро. — Люди очень увлекаются цифровыми эффектами, но если их слишком много, фильм становится похожим на компьютерную игру».

Чтобы воздушный бой, над котором трудилась студия ILM, избежал подобной печальной участи, создатели фильма договорились с министерством обороны и получили в свое распоряжение несколько самолетов. Подняв в небо MIG и F85, съемочная группа установила камеру на небольшом самолете Lear Jet, который летел рядом с ними. MIG и F85 разыгрывали в воздухе сцены, которые в фильме достались Железному человеку и преследующим его истребителям. Эти съемки дали аниматорам ILM бесценный материал, а зрителям — полную иллюзию того, что воздушный бой в фильме снят оператором, находящимся в воздухе.

Создатели фильма признаются, что они совершенно не ожидали, что поднять в воздух Железного человека будет так сложно. Герой картины должен был летать по‑своему, не копируя никого из своих коллег по комиксам. Джон Фавро объясняет, что Супермен взлетает быстро, а приземляется медленно; Железный человек делает все наоборот: он тяжелый и поэтому взлетает медленно, но зато опускается на землю быстро и с глухим звуком. Роберт Дауни-младший немного «полетал» на тросах в студии, но в основном все сцены, в которых его герой поднимается в воздух, сделаны на ILM с помощью покадровой анимации.

Всего в «Железном человеке» около тысячи планов со спецэффектами. Зрители были в восторге от фильма, критики хвалили его за энергию, стиль и оригинальность. За первые две недели проката фильм собрал около $350 млн по всему миру, окупив свой бюджет более чем в два раза. Студия уже планирует продолжение: выход «Железного человека-2» намечен на весну 2010 года.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№8, Август 2008).